Найджел Брэкенбери
18 августа 2009

Найджел Брэкенбери

президент Ford Россия

«Подъема продаж мы ожидаем в третьем квартале 2010 года»

– “FORD” недавно начал производство в России второй модели – “Mondeo”. Вы уже решили, какая машина следующей пропишется во Всеволожске?

– Чтобы поставить на конвейер новую модель, необходимы приличные инвестиции. Компания “Ford” решила пока занять выжидательную политику. В первую очередь нам необходимо стабилизировать бизнес. И только потом мы начнем рассматривать возможные варианты. Сейчас другие проблемы. Мы, как, собственно, и другие компании, имеющие свои заводы в России, вынуждены сокращать объемы выпускаемой продукции. Например, с 8 июня завод “Ford” во Всеволожске работает в режиме неполной рабочей недели. Тем не менее мы не теряем гибкости и готовы в любой момент отреагировать на изменение спроса и произвести столько машин, сколько требуется. Вопрос в том, когда спрос вернется к прежнему уровню.

– В самом деле, а когда?

– Наши прогнозы меняются почти каждый месяц. Например, в январе мы исходили из того, что на российском рынке в течение года будет продано 2,1 миллиона новых автомобилей. Сейчас прогноз скромнее – 1,4. Надеюсь, что нам не придется пересматривать эту цифру в сторону уменьшения. Что касается стабилизации, то полагаю, спад сбыта будет продолжаться до конца этого – начала следующего года. А в третьем квартале 2010-го мы рассчитываем увидеть подъем.

– Кризис уже изменил российский автомобильный рынок. В частности, упал сегмент кроссоверов, который до этого рос высокими темпами. После кризиса, на ваш взгляд, все вернется на прежний уровень или же появятся новые тренды?

– Думаю, основной тренд, который мы наблюдаем сейчас и будем наблюдать еще достаточно долгое время после кризиса, это значительно более аккуратное обращение с деньгами. Раньше россияне покупали автомобили выше классом, дороже, чем реально могли себе позволить. Расчет был на перспективу, на возможное увеличение доходов, смену работы. Сейчас такого нет, и все стараются приобретать автомобили по средствам. Это особенно заметно, когда клиенты определяются с комплектацией. Они тщательно думают над каждой опцией, даже не очень дорогой.

– Каким образом вы стимулируете сегодня продажи?

– Специальные предложения по кредитованию и страхованию мы предложили одними из первых. Понятно, что останавливаться на достигнутом, особенно сейчас, нельзя. Многие производители до сих пор распродают остатки 2008 года, предлагая огромные скидки. Кто-то хвалится своими низкими стартовыми ценами, только нигде не говорится, какой вы за эту сумму получите автомобиль, какого года выпуска. Мы решили установить выгодные цены на укомплектованные машины. Определили наиболее востребованные модификации и набор опций к ним и объявили на них специальные цены. Потребитель сразу понимает, что он получает за определенную сумму. Ему не надо высчитывать, какая скидка, что прилагается в качестве подарка..

– Таким подходом – предлагать готовые решения, строго зафиксированные комплектации – славятся азиатские компании.

– У нас другой случай. Клиент вправе взять машину в специальной комплектации в качестве базовой и дозаказать к ней то, чего ему не хватает. Другое дело, что сегодня покупатели стараются брать готовые варианты со склада. Мы постараемся угадать спрос.

– Некоторые производители идут на кардинальные меры – например, возвращают в салоны автомобили предыдущих поколений, примечательные только одним – ценой. У “Ford” нет таких планов?

– Мы делать этого никогда не будем. Продавать “хорошо забытое старое” – не наш метод. Я нахожу его оскорбительным для покупателей “Ford”.

– Российское правительство пытается стимулироваться продажи новых машин в стране. Например, расширяет список автомобилей, проходящих по льготной программе. Вы ожидаете соответствующего эффекта?

– Увеличение суммы субсидированных кредитов до 600.000 рублей должно позитивно сказаться на продажах. Мы регулярно общаемся с российским правительством и уже давно говорили о необходимости расширять рамки гос­кредитов. Но принципиально проблему это не решит. Пример Германии и других европейских стран показывает, что наиболее эффективно работает схема, когда потребители получают премию за утилизацию старого автомобиля. Не уверен, что в России удастся ее быстро организовать – потребуется долгая отладка процесса. Но главное начать.

– А как вы относитесь к идее еще раз поднять пошлины на ввоз новых автомобилей из-за рубежа?

– Не думаю, что это произойдет. Больше того, сейчас, насколько мне известно, идет просчет эффективности этой меры по поддержке местных автопроизводителей. Мое мнение такое: в кризис подобные шаги не оправданны. Они не принесут никому облегчения.

– В России полно подержанных “Фордов”, основная часть которых была в свое время продана через дилерскую сеть. Но специальных программ по “trade-in” нет. Вы думаете над этим вопросом?

– “Ford” приложил немало усилий для развития этого сектора рынка, в частности, лоббировал отмену двойного НДС. Ведь раньше дилерам приходилось работать по обходным схемам, брать машину на комиссию или же продавать через третьих лиц – ставить машину на баланс было крайне невыгодным. Наконец-то двойной НДС отменен, но из-за кризиса рынок подержанных машин тоже просел. Клиент хочет получить деньги за свою старую машину сразу, а дилер не имеет свободных средств. Но мы знаем: безвыходных ситуаций не бывает. Решение будет найдено. Полагаю, что у нас еще есть время подумать.

Основной тренд, который мы будем наблюдать в посткризисное время, – это значительно более аккуратное обращение потребителей с деньгами.
Алексей АКСЕНОВ
Автор
Алексей АКСЕНОВ

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 2 7 3