Такаши Яманучи
08 июля 2011

Такаши Яманучи

президент главный управляющий Mazda

«Идти в новые для себя сегменты и классы машин Mazda пока не планирует»

Компания, которую возглавляет наш собеседник, в автомобильном мире держится особняком: она не стремится конкурировать с крупными концернами, не претендует на вхождение в пул премиальных брендов, но и не ставит себя на одну доску с массовыми марками. И даже от недавнего цунами ни один завод бренда прямо не пострадал – они были вдали от разгула стихии. Время от времени Mazda удивляет мир красивыми концептами или не менее стильными и яркими серийными моделями, за ней числится и целый ряд прорывных инновационных технологий. Мы решили выяснить, чего ждать от фирмы в обозримом будущем.

- Вы можете утверждать, что кризис для компании уже позади?

- Пожалуй, да. Его пик пришелся на 2009 г., когда мировой рынок автомобилей упал в целом на 30%. Наш бренд не стал исключением – тогда наша операционная прибыль даже ушла в минус, такого не было с 2001 г. Но по итогам нынешнего финансового года, который завершился 31 марта, мы вновь добились прибыли на уровне примерно 0,4 млрд иен. Теперь намерены идти только вверх. Сейчас Mazda ежегодно производит 1,2–1,3 млн машин. К 2016 г. планируем выйти на уровень 1,7 млн, хотя, должен признать, ситуация на большинстве рынков остается непростой.

- Что можете сказать, например, о Европе?

- Сразу же после начала кризиса многие европейские правительства поторопились ввести программы утилизации и другие поддерживающие меры, что спровоцировало искусственный спрос. Тогда это, может быть, и получилось неплохо, но затем должна была последовать реакция, и сейчас мы ее наблюдаем – и в нынешнем году, и в следующем заметного роста продаж в Европе не ожидается, за исключением разве что России.

- Как изменился расклад на мировых рынках?

- Глобально мир, конечно же, стал другим. Но не для Mazda: наши клиенты по-прежнему отнюдь не те люди, которые выбирают бюджетные автомобили. И, думаю, в ближайшем будущем ничего кардинально не изменится. Сейчас ежегодно в мире продается около 70 млн машин, и если предположить, что Mazda станет продавать 1,7 млн, то на нашу долю придется всего 2–3% мирового сбыта. Мы играем в верхнем сегменте непремиальных марок и в нем планируем остаться, сохранив верность философии Zoom-Zoom. Если она будет близка как минимум десятой части автовладельцев планеты, то нам покупателей схватит с лихвой.

- За счет чего рассчитываете увеличивать продажи – дизайн, технологии, маркетинг?

- А разве можно эти компоненты рассматривать отдельно? Да, мы всегда славились дизайном и недавно опять показали два концепт-кара, которые определяют вектор развития наших моделей на годы вперед. Я говорю о 4-дверном купе Shinari и компакт-кроссовере Minagi. Они построены в рамках совершенно новой концепции “KODO – душа движения”. По сути, это прообраз будущих продуктов марки. Но оба автомобиля несут в себе и много технических новаций. Например, Minagi уже очень скоро станет серийной моделью. Выброс вредных веществ у него будет на уровне 120 г/км, в то время как нормой для таких машин является показатель 150–180 г/км. Причем, замечу, речь не идет об электромоторах или гибридах – здесь будут стоять двигатели внутреннего сгорания. Их совершенствование – наша стратегическая цель на ближайшие годы. Хотя здесь нужно говорить о комплексной технологии SKYACTIV, которая включает в себя и другие компоненты: серьезную модернизацию трансмиссий, шасси, кузова. Все это позволит уже к 2015 г. добиться 30-процентной экономии топлива на всех автомобилях Mazda, одновременно сделав их еще более динамичными и мощными, способными доставить удовольствие водителю.

- А как же альтернативные виды топлива?

- Пока наша цель – улучшить базовые технологии. Что будет потом – водород, топливные элементы, биотопливо или электричество, пока говорить рано. Если к 2030 г. сбыт новых машин вырастет до 100 млн, то, согласно прогнозам, в лучшем случае лишь четверть из них окажется полностью на электротяге. Остальные 75% автомобилей в том или ином виде продолжат использовать традиционные дизельные и бензиновые моторы, и в количественном выражении это больше, чем сегодня продается машин во всем мире. Сейчас даже в Японии нет достаточного числа людей, готовых отдать свои деньги за электромобиль. Весной 2012 г. мы выведем на рынок Mazda 2 на электроприводе, но продавать ее планируем лишь государственным структурам и крупным фирмам. Как видите, наши инженеры не стоят на месте, мы не отстаем от мировых тенденций, но всему свое время.

 

- Учитывая прошлогодние убытки, есть ли у Mazda Motor Corporation средства на дальнейшее развитие?

- Во-первых, уже сейчас мы наблюдаем подъем рынка и своего бизнеса. Во-вторых, осенью 2009 г. на бирже были успешно размещены акции компании, благодаря чему выручены достаточно серьезные деньги. Теперь именно они инвестируются в новые технологии и модельный ряд.

- Но ходят также разговоры о новых производственных проектах. Как вы прокомментируете сообщение о вероятном открытии завода в России?

- Отрицать не буду: мы действительно проводим определенные исследования. Не так давно на конференции в Японии я отметил, что есть три стратегически важных рынка, каждый из которых несет в себе потенциал продаж в 3 млн автомобилей в год, но Mazda не имеет на них производственных мощностей. Это Бразилия, Индия и Россия. В каждую из этих стран мы уже направили свои команды для исследования возможностей открытия завода, но говорить о результатах еще рано. Вы должны понимать, что в мировом масштабе Mazda – небольшой автопроизводитель, и открыть сразу три предприятия мы не можем, нужно определить приоритеты.

- Чего вы ждете от российского рынка?

- До кризиса в вашей стране продавалось 3 млн машин, из них на долю Mazda приходилось около 80 тыс. В Европе для нашего бренда это был самый большой рынок. Но затем случилось падение цен на нефть, курс рубля стал очень нестабильным, и российский рынок упал до 1,4 млн автомобилей. Теперь эти проблемы вроде бы позади, спрос на машины тоже начал расти. Мой прогноз на 2011 г. составляет 2 млн единиц.

- Это в целом. А какую долю рассчитывает занять Mazda?

- Чем больше, тем лучше. А если серьезно, то до кризиса наш бренд сильно укрепился и таким же остается ныне, дилерская сеть тоже выстроена сильная. Уже сейчас крупные российские дилеры просят больше машин, чем мы им можем дать. Проблема в том, что в вашей стране пошлины на импортные автомобили составляют 35%. Плюс не лучшее соотношение рубля к евро. В результате наша прибыль получается минимальной. Выходит, что, отгрузив в Россию больше машин, мы заработаем меньше. Но поскольку у нас есть сильный бренд на рынке и есть спрос, мы всерьез исследуем возможности заводов по вопросам прибыльности. Если их решим, то, надеюсь, вскоре можно будет увеличить и поставки.

Андрей Безверхов, главный редактор журнала "Автопанорама"
Автор
Андрей Безверхов, главный редактор журнала "Автопанорама"
Фото
Фото Mazda Motor Corporation

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 0 6 9