Кадзуси Иосида
06 ноября 2013

Кадзуси Иосида

управляющий директор ООО "Субару Мотор"

«Наш бренд меняется концептуально»

Практически свободно владея русским языком, наш собеседник так же досконально знает и российский рынок, и свою компанию. Все это – благодаря работе на протяжении многих лет в московском офисе японского бренда.

- В нынешнем году у большинства автопроизводителей в России сбыт снижается. А у Subaru за восемь месяцев зафиксирован прирост продаж на 22%. За счет чего?

- Прежде всего, благодаря самим продуктам. С момента появления модели XV наши автомобили начали меняться концептуально. С одной стороны, мы полностью сохранили их техническую составляющую – горизонтально-оппозитный двигатель, полный привод, спортивные характеристики. С другой – изменили подход к внешнему дизайну и качеству интерьеров. В какой-то момент в компании осознали, что путь совершенствования только инженерии может привести к ограничению спроса. Сегодня большинство людей выбирают автомобили по дизайну кузова, затем смотрят на салон и лишь потом задумываются о двигателях, приводе, коробке передач.

- Это характерно и для нашей страны?

- Вполне. После обновления XV, когда она стала более красивой внешне, качественной и интересной внутри, изменилась и наша клиентская аудитория. Во все времена подавляющую часть владельцев Subaru составляли не самые молодые мужчины. Но 50% покупателей этой модели – женщины и девушки. Причем за рулем их еще больше – выяснилось, что XV часто покупают мужчины для своих жен, дочерей. Поэтому тот же путь выбрали для нового Forester. Раньше он был абсолютно мужским автомобилем, а теперь я бы назвал его унисекс. Отчасти этого добились благодаря двум вариантам передней части кузова – более агрессивного и спокойного. Кроме того, существенно улучшили отделку интерьера, в то время как технически автомобиль остался верен традициям марки.

- Он тоже пользуется успехом?

- В структуре наших продаж на Forester всегда приходилось около 50%, и этот показатель сохраняется, причем модель даже в дефиците. При этом если предыдущая версия XV давала около 15% сбыта, то теперь этот показатель достигает 26–28%. То есть мы почти удвоили ее долю, но сохранили долю Forester. И увеличили продажи в целом.

- Какая же машина идет третьей?

- Outback. Это традиционно сильная позиция, хотя новый Forester составил ему некоторую конкуренцию. Но мы готовимся развести между собой три модели-лидера, четко позиционировать их по нишам. Кроме того, с началом продаж автомобилей 2014 модельного года сделаем необычный маркетинговый подход. Обычно в рекламе пишут: “от такой-то цены”, указывая минимальную. А мы в рекламной кампании Outback начнем указывать цену максимальную, сообщать: самая богатая комплектация – до такой-то суммы.

- То есть, цены изменятся?

- Мы тщательно проанализировали всех конкурентов Outback, их у универсала повышенной проходимости немного. При этом изучали, какие комплектации самые ходовые – как правило, это не топовые версии, а средние. Затем сравнили с ними свои самые богатые модификации и поняли, что Subaru вполне конкурентоспособны. В свою очередь, завод в Японии нашел возможность снизить себестоимость машин. К тому же Outback 2014 модельного года предложит нечто новое. Он станет агрессивнее и больше похож на внедорожник, улучшится отделка, появится возможность что-то менять в комплектациях: добавлять цвет, опции, делать машину более индивидуальной. Это скорее европейский подход, нежели японский. Но если все сработает, то перенесем его и на другие модели.

- В линейке бренда есть такой “бриллиант”, как спорткар BRZ. Кто его покупает?

- Самый первый клиент модели заказал ее задолго до начала продаж. Он – давний поклонник Subaru, отлично разбирается в технике и понимает, в чем разница между BRZ и другими спортивными моделями. В частности, у нас самый низкий центр тяжести, что характерно для субаровских моторов, и этот человек уже из технических характеристик понял, как будет ездить машина. Конечно, это нетипичный покупатель. В целом позиционируем BRZ как автомобиль для людей в возрасте около 40 лет, не бедных, выбирающих его осознанно.

- Но существует и “близнец” – та же машина марки Toyota. Сложно в таких условиях продвигать продукт?

- Первую партию BRZ мы привезли лишь в одном цвете – фирменном синем, он есть только у Subaru. И тоже специально тогда заказали только механическую трансмиссию. Тем самым хотели подчеркнуть, что этот автомобиль для тех, кто любит спорт, а спорт и “ручка” – наш стиль. Позднее, конечно, стали предлагать и “автоматы”, и широкую цветовую гамму. В прошлом году продали около 15 машин, в 2013 г. еще до осени этот результат почти удвоили. Думаю, будут и новые клиенты. Дело в том, что в отличие от большинства заднеприводных спорткаров эта модель уверенно ведет себя и зимой – на снегу, на льду.

- Сколько всего машин рассчитываете реализовать до конца года?

- Около 17 тыс. автомобилей. В сравнении с прошлым годом это означает увеличение на 18–20%. А в 2014 г. планируем продать на тысячу больше. Столь небольшой рост объясняется лишь тем, что завод в Японии загружен сверх мощностей – там даже ускорили конвейер, сделали еще кое-что, но все равно потенциала не хватает: глобальные продажи бренда, особенно в США, заметно увеличились. Поэтому у России в следующем году будет квота – 18 тыс. машин.

- Ввод новых предприятий не намечен?

- Нет. Но на 100 тыс. единиц возрастут мощности завода в США, поскольку именно там самый большой дефицит. Это случится в 2015–2016 гг., тогда японский завод разгрузится и увеличит поставки в другие страны.

- Многие бренды адаптируют машины под российский рынок? Subaru это делает?

- Если говорить о качестве сборки в целом, то этого не требуется. Но в разных регионах России испытываем прототипы всех новых моделей, особенно подвеску. Обычно ее характеристики меняют именно для российских условий. Хотя в новом Forester была улучшена еще и шумоизоляция. Впрочем, в предыдущем Forester российская версия подвески оказалась более востребованной и в других странах, в итоге ее стали поставлять по всему миру.

- Subaru не возит в Россию дизели. Почему?

- Мы знаем, что такие двигатели россияне ждут. Сдерживает качество топлива. Моторы Euro 5, которые сейчас продаем в Европе, несколько капризны: если залить солярку Euro 4, возникнут проблемы. Поэтому ждем двигатели Euro 6. Как раз к тому времени в России должны быть введены топливные нормативы Euro 5, и острота вопроса снизится: такое топливо для агрегатов Euro 6 приемлемо. Думаю, наши дизели на российском рынке могут появиться года через три.

- Но ведь другие бренды их предлагают…

- Как правило, они меняют регламенты ТО: по дизелям межсервисный пробег сокращают до 8–10 тыс. км, тогда как у бензиновых моторов он составляет 15 тыс. В этом случае к высокой цене двигателя добавляется удорожание обслуживания машины. Но дизели ведь покупают ради экономии, а владельцы Subaru очень умные, они знают, что им выгоднее.

- Ждать ли в 2014 г. новые модели?

- Мы привезем в Россию новое, четвертое поколение WRX STI. Правда, точные сроки пока назвать не могу. Я протестировал этот автомобиль и могу сказать, что он стал еще более спортивным, интересным, прогресс его ездовых качеств очевиден.

Андрей Безверхов, главный редактор журнала "Автопанорама"
Автор
Андрей Безверхов, главный редактор журнала "Автопанорама"
Фото
фото Егора Васильева

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 0 6 9