Я хорошо помню ту холодную, но, к счастью, сухую осень. Помню черные голые деревья, окружающие плац, промозглый ветер, дующий, как мне тогда казалось, сразу со всех сторон и пытающийся забраться в рукава шинели. Помню наш полк, зябко переминающийся с ноги на ногу на плацу, и постылого комполка, который уже больше часа что-то нудно вещал о безопасности полетов. То ли распекал кого-то за что-то, то ли наставлял для острастки, то ли ставил очередную боевую задачу. Сейчас бы сказали: «нес всякую пургу». Понятно, что никто его не слушал. В первых рядах нашего нестройного, прошу прощения за тавтологию, строя кутались в шинели бойцы роты связи и аэродромного обеспечения. За их спинами прятались от ветра офицеры и прапорщики летно-технического состава. А позади них, уже практически бессистемно, толпились летчики в теплых зимних «техничках». Они негромко переговаривались, хихикали, толкались локтями, а кто-то даже тайком покуривал, пряча сигаретку в рукав. Я втягивал ноздрями ее пронзительно-ароматный дым и, всеми силами стараясь не задремать.

Сверху над всей этой безрадостной картиной кружила стая ворон, оглашая округу громким карканьем и делая разглагольствования нашего комполка абсолютно неразборчивыми. От скуки я следил за птицами, скосив глаза в небо, и думал, что неплохо было бы попытаться их пересчитать. Или, хотя бы, прикинуть плотность на кубометр воздушного пространства. Оказывается, такие мысли занимали не только меня. «Сколько же их тут, тысячи!» - донесся до меня сзади приглушенный голос комэска, уже не помню, какой, первой или второй эскадрильи. Он тоже смотрел в небо из-под козырька фуражки и продолжал: «Тысячи, все на встречных курсах и хоть бы хрен! А у нас, мля, два борта в зоне – летное происшествие...»

Улыбнулся, наверное, весь полк. Причастные к организации воздушного трафика меня поймут. Развести на ограниченном пространстве несколько бортов по курсам и высотам – та еще задача. Причем, в отличии от регулирования автомобильных потоков, трехмерная. С существенно большим набором параметров и вариантов, которые надо учесть и предусмотреть. И, что немаловажно, с другими, куда более высокими скоростями. А, соответственно, с минимальным временем на принятие решения. Птицы, за миллионы лет эволюции научились как-то с этим справляться. Современной технике пока все дается сложнее. Особенно, если в ее работу вдруг вмешивается, так называемый, человеческий фактор. Тогда последствия могут быть самыми печальными. Надеюсь не надо рассказывать, как велика цена ошибки?

Именно поэтому наши с вами автомобили до сих пор не летают. И в обозримом будущем летать не будут. А все разговоры о том, что в той или иной компании (буквально на днях это была Geely) полным ходом идут работы над созданием летающей машины, не более, чем PR. Вопросов в этой области пока больше чем ответов. И безопасное регулирование воздушного движения – один из самых сложных. Как только крылатые автомобили станут массовыми, задачу, с которой справляются высококвалифицированные авиадиспетчеры в крупнейших аэропортах мира, придется решать буквально на каждом перекрестке. Воздушном, естественно, перекрестке. Который, как вы сами понимаете, может быть, а может и спонтанно возникнуть практически где угодно. Интересно, кстати, как будут выглядеть летающие светофоры? А разметка?

Другая нетривиальная задача – это обучение водителей-пилотов. Кто станет водить летающие автомобили? Не думаю, что люди. Сейчас, когда даже управление обычными «плоскостными» машинами многим кажется слишком сложным, вряд ли найдется куча желающих потратить месяцы и годы на овладение действительно непростыми навыками полетов. Причем, полетов в плотном трафике! Вспомните, про ворон над плацем. А недостаточный навык управления – прямой путь к аварии. Только представьте себе воздушное ДТП. В нем пострадают не только его непосредственные участники, но и все те, кому не посчастливится оказаться снизу. Как вам падающие тут и там с неба автомобили?

Страшно? Мне страшно. Выход один – централизованное управление воздушно-транспортными потоками. Представляете сколько ресурсов, человеческих и вычислительных, оно потребует?

Но падать «аэромобили» все равно будут. Как в случае столкновений, так и в случае неизбежных отказов техники. Это на земле если заглохнет двигатель, можно аккуратно откатиться к обочине. А в воздухе что делать? Именно поэтому в малой авиации до сих пор настороженно относятся к системам впрыска топлива, предпочитая старые добрые карбюраторы – они проще и надежнее.

Мне кажется, что автомобилисты пока даже не представляют всего спектра проблем, с которыми им придется столкнуться на пути в небо. Авиационные люди, в отличии от них, давно уже поняли, что проще научить самолет ездить по земле, чем автомобиль летать. И такие опыты уже были. Иногда, более-менее успешные. Правда, с некоторыми оговорками. Например, американская компания Plane Drive попыталась научить передвигаться по дорогам общего пользования легкомоторный самолет Glasair Sportsman. Новую модель незатейливо назвали PD1 и изначально она представляла собой гибрид самолета с автомобилем, где самолетного, надо сказать, было куда больше. Летала она неплохо, а вот сертифицировать ее в качестве наземного транспортного средства так и не удалось.

 

Не смотря на складывающиеся в наземном положении крылья, полный набор автомобильной светотехники, зеркала заднего вида и даже поворотники, интегрированные в лопасти винта, зарегистрировать PD1 в качестве наземного средства передвижения так и не удалось. Эксперты сочли, что он не отвечает требованиям безопасности, предъявляемым к автомобилям и в сертификации отказали. Тогда инженеры пошли на уловку и сделали вторую модель – PD2, скрестив все тот же Glasair Sportsman с... мотоциклом! Грубо говоря, сняв с него переднее колесо и вилку, и просто подкатив все то, что от него осталось, под хвост самолета. Дело в том, что в США требования по безопасности, предъявляемые к мотоциклам, куда гуманнее. Как дополнительный бонус такой конструкции, можно упомянуть неплохую экономию веса – мотоциклетный силовой агрегат куда легче автомобильного.

В итоге компании Plane Drive удалось даже наладить мелкосерийный выпуск модели PD2. При желании ее можно заказать и купить. Но, не обольщайтесь, для управление ей вам потребуется сразу два документа – стандартные водительские права и, как минимум, удостоверение пилота любителя. Со всеми допусками и разрешениями. Поэтому, ни для кого не стал сюрпризом тот факт, что особой популярности автомобиле-самолето-мотоцикл так и не снискал. Впрочем, один мой американский приятель как-то видел его на дороге, и, как он утверждает, многократно – в воздухе.

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 2 4 7