С мотором производства BMW мощностью 367 л.с. “Morgan AeroMax” разгоняется до 100 км/ч за 4,5 с.

Родстер “Aero 8” – современная классика жанра.

ЧЕРЕЗ три часа езды от Лондона поезд остановился среди необычайно живописных холмов, покрытых такой мощной и яркой зеленью, что не сразу замечаешь маленькое станционное строение с вывеской “Малверн Линк”. Я – единственный пассажир, вышедший на этой станции. Встречающие тоже в единственном числе. Это миссис Беверли Мур.

Она усаживает меня в машину и, пока мы едем, успевает поведать всю историю этого очаровательного местечка. Своим возникновением оно обязано минеральным источникам, которые были обнаружены здесь еще римлянами, но общепринятым курортом холмы Малверна стали лишь в середине ХIХ века. В те времена пить воду из здешних источников приезжали многие английские знаменитости, в том числе два Чарльза – Дарвин и Диккенс.

Собственно, с источниками связана и наша история. К началу ХХ века воды Малверна собирали летом массу отдыхающих, и предприниматели стали открывать здесь всяческие обслуживающие заведения. В 1906 году в местечке появилась мастерская по ремонту автомобилей. Основал ее молодой механик Генри Морган. До этого он работал чертежником в компании по дизайну локомотивов, но после того как однажды проехался на новеньком “Benz”, понял, что ничем другим заниматься не будет.

В 1909 году Морган создал свой первый автомобиль. Идея состояла в том, чтобы выпустить относительно недорогую машину для покупателей среднего класса. Поэтому на трехколесное трубчатое шасси собственной конструкции Генри установил двухцилиндровый V-образный семисильный двигатель JAP. Так появилась первая модель семейства “Morgan” – “Runabout”.

С тех далеких пор “Morgan” по-прежнему производится на заводе в местечке Малверн Линк, и владеет им семейство того самого Генри Моргана.

...И вот меня встречает президент компании, внук ее основателя Чарльз Морган. Приветливый, подтянутый мужчина средних лет широко улыбнулся и.. тут же извинившись, убежал.

– Там его дожидается потенциальный клиент, – объяснила Беверли. – Это не надолго. Пойдемте, я сварю вам кофе.

– Он что, со всеми клиентами сам разговаривает? – поинтересовался я.

– Со многими, особенно с теми, кто приезжает к нам в Малверн.

Минут через десять, расставшись с американской парой, интересовавшейся последними моделями “Морганов”, Чарльз Морган был готов дать интервью вашему корреспонденту.

– ИМЯ вашего дедушки Генри Моргана известно в основном историкам автомобилестроения. По-вашему, это справедливо?

– Мне не кажется, что современники и потомки оценили моего деда по достоинству. Он ведь, по сути, совершил маленькую революцию в автоиндустрии. Дело в том, что в начале века машины стоили очень дорого – как правило, дороже большого дома в Лондоне. Фактически они были доступны лишь очень богатым людям. А трехколесная модель Генри Моргана стоила всего 75 фунтов, что было заметно дешевле. Именно поэтому она впервые открыла доступ к автомобилям для людей среднего класса.

Не надо забывать и другое важное достижение моего деда Генри – повышение надежности машин. Ведь на первых порах автомобили были очень ненадежными. Все время портились, ломались.. А трехколесный “Morgan” был прост в обращении и практически безотказен. На этой машине можно было выезжать не только на главную улицу, но и ехать за город, в сельскую местность. Это давало людям чувство независимости.

– А правда, что “Morgan” не допускали до соревнований с четырехколесными машинами?

– Правда. Трехколесный “Morgan” обладал сказочной по тем временам скоростью – почти 100 миль в час и легко опережал четырехколесники. А в 1930 году на гонках во Франции наш трехколесник установил феноменальный рекорд скорости 117 миль в час. Так быстро тогда летали аэропланы.

– Дела на его заводе шли в гору, но вскоре вектор успеха изменился..

– Да, произошли два очень важных события. Прежде всего, в 1929 году ударил страшный экономический кризис. Кто пострадал от него в первую очередь? Правильно, производители автомобилей. Они и сегодня страдают от кризиса, но все-таки правительственная помощь не дает им совсем загнуться. А тогда автопромышленность пострадала намного сильнее. Чтобы хоть что-то продавать, приходилось в несколько раз снижать цены. Представьте себе, что в начале 30-х годов цена на трехколесный “Morgan” упала почти в четыре раза!

Второе существенное обстоятельство, кардинально повлиявшее на всю мировую автопромышленность, – массовое производство, затеянное Генри Фордом.

– Дед не сумел наладить конвейер?

Трехколесники “Morgan” в 20-х годах легко объезжали четырехколесные конструкции конкурентов.

Маленькая фирма сделала невозможное: осталась “чисто английской” автомобильной маркой.

– А он и не пытался. Он считал, что автомобиль – это технически совершенное произведение, которое должно быть сделано мастерами-механиками. Генри Морган не стал повторять своего американского тезку и не ввел автоматизацию. И как все остальные прозводители, отказавшиеся от конвейера, вынужден был резко сократить производство. В 1935 году наш завод выпускал всего 320 машин против 2.500 в конце 20-х. Кстати, в те времена компания “Morgan” была крупнейшим производителем машин в Англии. Помимо продукции этого завода еще 600 машин было выпущено во Франции.

– Но, несмотря на кризис, Генри Морган продолжал заниматься новыми разработками?

– В 1931 году была выпущена новая усовершенствованная трехколесная модель с четырехскоростной коробкой передач (три передние и одна задняя) и съемными колесами. Двумя годами позже на шасси “Morgan” был установлен двигатель “Ford”, а в 1936-м впервые поступил в продажу автомобиль “Morgan 4/4”. Это название отражало два важных новшества: четыре цилиндра и четыре колеса.

– Не приступать к выпуску автомобиля, если на него нет заказчика; никогда не заниматься собственным производством двигателей; быть верным традициям – основные составляющие философии семьи Морган. Вы всегда руководствовались этими правилами?

– Наша главная философия – сделать такую машину, которая бы удовлетворяла потребностям клиента: была быстрой, комфортной и исключительно надежной. И сделать ее вручную, поскольку никакие роботы не дадут того качества, которого добиваются наши мастера.

Что касается остальных правил, о которых вы упомянули, то они сложились по необходимости. Скажем, для производства собственного первоклассного двигателя нужно содержать огромный инженерно-технический штат. Для такой маленькой компании, как наша, покупать двигатели выгоднее, чем делать самим.

– Некоторые элементы шасси выпускаемых сегодня автомобилей “Morgan”, к примеру “свечная” подвеска, использовались еще на первых трехколесных моделях. Кроме того, деревянный каркас, отсутствие подушек безопасности, систем стабилизации.. Неужели при сегодняшних требованиях безопасности допустимо продавать такие машины?

– Должен сказать, что мы не сторонники архаичности. Подвеска, о которой вы упомянули, применяется потому, что она очень надежна и придает машине устойчивости. Дерево мы используем не для красоты, а потому, что ясень очень легкий. Его наличие в обшивке кабины дает приличную экономию в весе автомобиля. Еще больше мы выигрываем на алюминиевом кузове. Кстати, “Morgan” первым стал широко употреблять алюминий в автомобилестроении.

А вот про подушки безопасности у вас устарелая информация. Мы оборудуем салон ими с 1994 года. Их нет только на классических моделях, предназначенных для США. Между прочим, “Morgan” – одна из самых безопасных машин для водителя и пассажира.

– Каков сегодняшний модельный ряд автомобилей “Morgan” и какова судьба концепта “Lifecar”, показанного в Женеве в прошлом году?

“Lifeсar” – автомобиль на электротяге – одна из последних разработок компании.

– Он довольно широк. Прежде всего классика: “4/4 Sport”, “Morgan Рlus Four”, “Morgan Roadster”. Дальше идут современные спортивные модели: “Aero 8” (выпускается с механической и автоматической коробками передач) с двигателем 367 л.с., “Roadster” с трехлитровым 226-сильным двигателем; “AeroМax”; “Aero Super Sports”. Все они оснащены двигателями BMW, сделанными специально для “Morgan”. Модель “Lifecar”, снабженная электрическим двигателем, сейчас проходит испытания. Надеюсь, она поступит в продажу в 2011 году.

– Один из заслуженных ветеранов “Morgan Motor Company” – Крис Лоуренс, который в 1962 году на “Morgan Plus Four” выиграл в своем классе 24-часовую гонку в Ле-Мане. Как в дальнейшем сложилась его судьба?

– Крис – легенда британского автоспорта. Он работал с нами до недавнего времени, готовил наши машины к соревнованиям и делал это великолепно. Но сейчас ему 75, и он уже на пенсии.

– Одному из коллекционеров “Morgan”, ирландцу Стюарту Ноксу каждую модель приходилось ждать по семь лет. Какой сегодня временной промежуток между заказом и получением автомобиля?

– Зависит от модели. “4/4 Sport” можно будет купить только в будущем году. “AeroMax” – тоже. “Aero-8”, если повезет, можно получить в конце нынешнего года. “Aero Super Sports” – в середине будущего. В среднем ждать приходится чуть больше года.

– Кто ваши сегодняшние клиенты?

– Это, конечно, фанаты “Morgan”, которых в мире очень много. Но не только они. Каждый год приходят новые покупатели, которые мечтают ездить на внешне старомодной машине, но при этом суперсовременной и супернадежной.

– Кризис сильно повлиял на ваши продажи?

– Да (смеется), покупателей стало больше.

– Шутите?

– Вовсе нет. Оказывается, тех, кто ищет на рынке что-то оригинальное и привлекательное, – не так уж мало.

– Сколько автомобилей вы производите в год и сколько человек работает на заводе?

– Усилиями 150 человек производим около 700 машин разных моделей.

– Если не секрет, каковы цены на ваши машины?

- От 26 тысяч до 120 тысяч фунтов стерлингов (от $40.000 до $180.000). Для машин этого класса – относительно немного.

– Сколько автомобилей продаете в России?

Конструкция автомобилей “Morgan” архаична, но производитель всегда был готов защитить честь марки на самых сложных состязаниях – например, таких, как “24 часа Ле-Мана”.

Модель “Plus Four” выпускается как в двух-, так и в четырехместном варианте.

– Очень мало. Несколько лет назад мы договорились с одним из московских дилеров. Он продал три или четыре машины, после чего дело встало. Говорил, что россияне предпочитают “Porsche”. Но это совершенно разные вещи. Не знаю, в чем тут главная причина: может быть, черед таких машин, как “Morgan”, в России пока не пришел.

– Среди владельцев “Morgan” много знаменитостей. Фанатом ваших машин является Мик Джаггер. Какими именами пополнился ваш список в последние годы?

– Наши машины остаются очень популярными среди звезд. Знаю, что недавно в число наших клиентов попали голливудский актер Николас Кейдж, продюсер Саймон Коул, телеведущий и юморист Джонатан Роуз. Это, безусловно, приятно. Хотя должен сказать, что мы не “коллекционируем” знаменитости. Это важно для тех, кто хочет сделать рекламу своей продукции, привлечь новых клиентов, а у нас с этим нет проблем. Для нас все клиенты равны – они все любят ездить на “Morgan”.

– Говорят, что спортивные модели “Morgan” самые быстрые в мире..

– Думаю, что да. Может быть, мы немного позади “Bugatti”, но мы регулярно побеждаем ведущие мировые марки на соревнованиях.

– Ваша семья по-прежнему главный владелец “Morgan”?

– Единственный. Компания принадлежит исключительно семье Морган.

– Ваши сыновья пойдут по вашим стопам и продолжат семейную традицию работы в компании?

– Не знаю. Моему старшему сейчас 22 года, и он работает в очень интересном месте, где производят установки по очистке воды. А младший, Максимус, уже дал свое имя нашей новейшей модели “Аeromax”. Но чем он будет заниматься в жизни, пока говорить рано. Кстати, когда отец призвал меня на работу в “Morgan”, я был оператором на телевидении. Тогда мне было уже 34 года.

– Я слышал, что ваша жена – русская?

– Совершенно верно! Зовут ее Кира. Мы познакомились одиннадцать лет назад на какой-то презентации в Бирмингеме, где она училась в университете. Между прочим, Кира только что заехала на завод. Если хотите, можете познакомиться.

ВО ДВОРЕ Чарльз подвел меня к молодой очаровательной брюнетке. Обрадовавшись собеседнику, Кира рассказала мне почти всю свою биографию. А потом любезно вызвалась подбросить меня на станцию.

...Уже в поезде записываю ответ Чарльза Моргана на свой последний вопрос:

– Как вы думаете: будут ли ваши внуки или правнуки отмечать 200-ю годовщину “Morgan Motor Company”?

– А почему нет?! Убежден – то, что мы делаем, будет нужно людям и в ХХII веке.

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 1