Виталий Петров
17 декабря 2010

Виталий Петров

первый российский пилот Формулы 1

«Я бы многое сделал по-другому»

Дебют Виталия Петрова в “Формуле 1” вряд ли можно назвать простым. Несколько неплохих гонок на европейских трассах в конце лета, затем полоса неудач, аварии. К последнему этапу 2010 года в Абу-Даби очков у россиянина не прибавилось.

Зато финал в его исполнении был блистательным: Виталий финишировал в гонке шестым, а заодно фактически преподнес титул Себастьяну Феттелю, не дав себя обойти его главному сопернику Фернандо Алонсо. Тем не менее на общих результатах Петрова успех в ОАЭ сказался мало – его вклад в пятое место “Renault” в Кубке конструкторов не слишком значителен.

Перед гонкой на трассе “Яс Марина”, где проходил заключительный этап чемпионата, в беседе с корреспондентом “Клаксона” первый российский гонщик “Ф 1” подвел итог своему первому сезону

в “Больших призах”.

 

 

– КАКУЮ оценку ты бы выставил себе по десятибалльной шкале за этот сезон?

– Наверное, четыре, если говорить только о результатах. Я не добился того, чего мог бы. Но если говорить о прогрессе по сравнению с началом сезона, о том, насколько лучше я стал понимать машину, насколько больший объем работы выполнять за уик-энд, то, пожалуй, вытянул на пятерку. Практически на всех этапах у меня была возможность бороться за выход в решающий сегмент в квалификации, а затем за очки в гонке. Однако каждый раз что-то мешало – в основном мои собственные ошибки, аварии или вылеты. Но скорость к концу уик-энда у меня была каждый раз на уровне.

– Если бы была возможность начать сначала?..

– Я бы многое изменил. Подход к тренировкам, к тестам, работе с инженерами. Сейчас я уже намного лучше представляю, что надо делать.

– По ходу чемпионата был момент, когда казалось, что процесс адаптации подошел к концу. В Германии, Венгрии были очень неплохие гонки..

– Те трассы мне знакомы, поэтому в Европе было проще. Например, в Будапеште я с самого начала знал, какая мне нужна машина, чтобы выжать из нее максимум. Мы даже практически не работали над настройками. Ну а потом мы снова отправились на незнакомые для меня трассы…

– Главная проблема в конце сезона заключалась именно в этом?

– Не только. Началась серия каких-то глупых ошибок. Страшная полоса неудач. Я никогда в жизни не бил столько машин. Скорость у меня была, но постоянно что-то случалось. У меня нет этому объяснения. Когда попал в аварию на тренировке в Бразилии, я был просто разъярен, не понимал, что происходит. Я сидел в машине и хотел вышвырнуть руль, запустить его в стену. Если бы рядом была боксерская груша, я, наверное, ее просто разорвал… Слава богу, потом выяснилось, что это не моя вина – вылет был вызван проблемами с задним антикрылом. Но до того как я об этом узнал, я не мог найти себе места… Я не знал, как избавиться от этого невезения. Все перепробовал, до смешного – менял стрижку, заставки на телефоне. Много всего. В церковь ходил..

– Команда обращает внимание только на результат? Или же, напротив, при неудачах старается поддержать, помочь?

– Очень сложно приходить в боксы после таких аварий, смотреть в глаза инженерам и механикам. Но каждый раз после гонки, что бы ни случилось, мы садимся за стол и анализируем всю информацию, которую получили по ходу уик-энда. Например, в Японии для меня все закончилось еще до первого поворота, но даже по ходу того уик-энда мы многое смогли почерпнуть. Когда рассматривали итоги квалификации, пришли к выводу, что могли бы найти еще несколько десятых секунды – они терялись только из-за того, что я переключал передачи не совсем в нужный момент. В “Формуле 1” очень многое зависит от мелочей. Каждый раз, приезжая на новую гонку, ты что-то для себя открываешь. Каждый раз есть то, чего ты не знаешь.

Или вспомнить этап в Корее, когда я выбыл из гонки, будучи седьмым. Команда серьезно разочаровалась во мне тогда после квалификации. На мне висел штраф в пять стартовых позиций, а я снова допустил ошибку: на решающем круге заехал на белую линию, и меня развернуло. В итоге пришлось стартовать двадцатым. Все были действительно очень расстроены. Зато после гонки сказали: “Да хрен с ней, с машиной, починим мы ее. Главное, что ты показал, что можешь быть быстр”.

– На пять позиций в Корее тебя наказали за столкновение с Хюлькенбергом в Японии. Думаешь, окажись на твоем месте кто-то из лидеров, Себастьян Феттель или Фернандо Алонсо, – они бы получили такой же штраф?

– Сложно сказать. В той же гонке Масса вынес с трассы Лиуцци, но наказан не был. Мне очень хотелось понять, почему мне дали штраф, а ему нет. На брифинге я даже спросить не успел, потому что первым об этом заговорил Михаэль Шумахер. Ему тоже было интересно – почему за одинаковое нарушение кого-то наказывают, а кого-то нет? Стюарды просто пожали плечами. В “Формуле 1” по этому поводу всегда было немало споров.

– Психологическое давление по ходу сезона возрастало?

– Да, к концу чемпионата становилось все тяжелее. Если первые полгода мы просто учились, то затем с меня стали требовать все больше и больше. С каждым разом увеличивалось количество вопросов от инженеров, от руководства.

– Тебе пришлось в первый же год конкурировать с напарником, которого многие считают едва ли не лучшим пилотом “Ф 1”..

– Конечно, было бы проще иметь в напарниках слабого гонщика, всегда его опережать и наслаждаться жизнью. Но с более сильным напарником мне легче ставить для себя ориентиры. Я могу объективно оценить, насколько я прибавил. Мне уже немало лет, по меркам “Формулы 1”, и прогрессировать надо быстро. А это возможно только тогда, когда тебе есть к чему стремиться. Если бы мне было 20 лет, я бы уже сейчас имел контракт на пять лет, команда бы держалась за меня. Но мне 26.

– Кубица действительно настолько хорош?

– Я думаю, в этом году он доказал, что может быть очень быстр и потрясающе стабилен. Он вообще практически не допускает ошибок. Но во многом это объясняется опытом. В 2009 году в GP2 я тоже почти не ошибался. Знал, чего ждать от машины, понимал, что можно пробовать, а что – нет. Я сейчас смотрю записи предыдущих сезонов – у Кубицы ведь тоже не все начиналось гладко. Или взять того же Себастьяна Феттеля. В 2007 году он не смог финишировать в пяти первых гонках подряд. Все время в конце второго десятка, постоянно аварии, вылеты. Но потом, когда он уже провел год в “Формуле 1” и окончательно освоился, он выиграл гонку, и карьера пошла вверх.

– Что будешь делать после окончания сезона?

– В первую очередь отдохну. Очень важно иногда полностью выключаться. Ну а затем начну готовиться к следующему сезону. После каждой гонки я получаю огромное количество информации от инженеров. У меня большой конспект. Надо все перечитать.

 

 

 

 
Олег КАРПОВ
Автор
Олег КАРПОВ
Фото
фото “Renault F1 Team”

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 2 7 3