Григорий Лепс
26 июня 2013

Григорий Лепс

певец

Борец за разделение труда

Певец Григорий Лепс о семейных ценностях, своей симпатии к микроавтобусам, вере в порядочных людей и случаях из жизни, когда ему бывает стыдно.

- Григорий, ты сам не водишь машину?

- У меня даже прав нет. Почему? Честно говоря, даже затрудняюсь ответить. Естественно, за рулем сидел, пытался освоить азы вождения. И страха перед дорогой никогда не испытывал. Был период, когда ездил в Москву на автомобиле постоянно. Дорога занимала больше суток, но всегда ее нормально переносил. И сейчас на гастролях, если расстояние небольшое, до 500–600 км, предпочитаю передвигаться на машине. Прекрасно себя в ней чувствую, смотрю кино, читаю, сочиняю. Конечно, в принципе, я мог бы и сам рулить: водить стало проще, практически все автомобили – с автоматическими коробками. Вот только до какого столба меня хватит? У меня есть профессиональный водитель, а я – профессиональный певец. Как говорил Филипп Филиппович Преображенский в “Собачьем сердце”: “Я сторонник разделения труда. В Большом пусть поют, а я буду оперировать”.

- При этом твой выбор можно назвать достаточно экстравагантным – не лимузин какой-нибудь, а микроавтобус…

- Действительно, когда пришел в автосалон, мне предложили несколько моделей. У Mercedes-Benz есть разные роскошные машины, и я выбрал микроавтобус Viano Fun 4Matic Special Edition – мне в нем комфортно и свободно. Сижу во время поездок справа от водителя. Это, наверное, какая-то “неправильная” привычка – один человек сказал мне, что министры должны сидеть сзади. Но я-то не министр.

- То есть ты автомобилем полностью доволен?

- Уверен: с каждым годом модель будет улучшаться, и если я и дальше буду ее выбирать, то мне хотелось, чтобы она стала еще комфортнее, чтобы у меня был автомобиль с большим объемом двигателя, чтобы он стал еще мягче в движении. Пределов совершенству нет, поэтому, как и самому себе, желаю штутгартской марке дальше совершенствоваться, идти только вверх.

- Кажется, ты объявил войну журналистам, некоторым даже ноги обещал переломать...

- Это не война против журналистов вообще, я со своими коллегами-друзьями борюсь против недобросовестных, непрофессиональных, мерзопакостных личностей. В вашей среде много порядочных людей, с которыми я прекрасно общаюсь. Но журналист журналисту рознь. Именно это мы в Госдуме и пытались объяснить. Мы боремся с теми, кто порочит свою профессию. Весь мой гнев направлен на тех бездарей, которые называют себя журналистами, но никакого отношения к журналистике не имеют и даже пишут с орфографическими ошибками. Надо конкретизировать закон о СМИ, увеличить штрафы за клевету, ввести наказание вплоть до уголовной ответственности. Нельзя просто так оскорблять людей! У нас открываешь газету – жить не хочется, все плохо. А человеческая информация где? Хотя профессионалов вообще не так много – это касается и музыкантов, и спортсменов, и актеров, и политиков. Я бы вообще внес в законодательство такое понятие, как “порядочный человек”...

- Мирские законы все же отличаются от юридических норм...

- Почему? Представление о порядочности должно быть у каждого человека – неважно, дворник он или большой руководитель. Я ошибаюсь, ты, все ошибаются. Просто одни ошибаются, извиняются и больше этого не делают. А другим плюй в глаза – все божья роса!

- Ты в принципе общаешься с теми, с кем не очень приятно?

- Бывает, но редко. Сама жизнь выкристаллизовывает человеческую сущность и отсекает плохих людей. Личное право каждого общаться с тем, с кем нравится. Я верю в порядочность, как же иначе?! Верно, утопия узаконивать понятие порядочности – для всех никогда не будешь честным и порядочным. И я подчас совершаю поступки, за которые мне потом стыдно. Но всегда стараюсь руководствоваться тремя жизненными принципами: честность, порядочность, доброта. И если все станут поступать так же, будет здорово.

- Ты сказал, что иногда бывает стыдно. За что?
- Бывает стыдно за себя. Последний раз это случилось в Иркутске – не смог работать концерт. Мне просто нечем было петь – из-за болезни пропал голос. Я вышел на сцену, в зале сидело около четырех тысяч человек. Попросил прощения, поклонился, сказал: петь не буду, потому что это будет не пение, а хрипы. Кто хочет, может сдать билеты, деньги вернем. Мне в тот момент было реально стыдно, потому что я обманул ожидания людей.
- Поступил как Владимир Семенович в фильме “Высоцкий. Спасибо, что живой!”…

- Увы, я не смотрел фильм. Тогда на меня накатили волну СМИ, что, я, мол, болен циррозом, в больнице, уже при смерти. А я находился на гастролях. И это был мой ответ недоброжелателям: я вышел показать, что не пьян и даже не в подпитии, что не умер, не под капельницей. Просто не мог петь, горло очень сильно болело.

- Второй брак стал для тебя новым этапом в жизни?

- Для меня брак – это любовь и уважение к женщине. У меня прекрасная жена, она мне подарила троих удивительных детей. С годами стал понимать, что брак и семья – основополагающие вещи.

- А что, на твой взгляд, самое важно в семье?

- Терпение и прощение – обязательно, но самое главное – уважение друг к другу. Любовь все-таки, как не крути, вещь временная в большинстве своем. Жена меня знает даже лучше, чем я сам: чувствует настроение, как только переступлю порог квартиры. Моя же основная задача, как любого нормального мужчины, обеспечить семью всем необходимым, чтобы всего было вдоволь. Я здесь хозяин, кормилец, любящий муж. Таково мое личное представление о семье. Взамен же получаю любовь, ласку, они терпят мой скверный характер.

- Ты к своему характеру достаточно критичен...

- Он и в самом деле непростой. Я настолько импульсивен, что временами сам себя начинаю бояться. А вот моя супруга может меня успокоить. Без нее я вообще как без рук. Всякие ситуации в жизни случаются, бывает, и расходятся люди. Но чтобы уйти от моей жены, надо быть полным идиотом. А я не такой! Поэтому всегда буду стремиться, чтобы моя семья была “при полном параде”. Любой мужчина должен этого желать, мы же не зря носим штаны. 

ДОСЬЕ

Григорий Лепc (Лепсверидзе) родился в 1962 г. в Сочи. После школы поступил в музыкальное училище, а отслужив в армии, вернулся в родной город и начал петь в ресторанах. В 30 лет уехал в Москву, стремясь выйти на более высокий уровень исполнения. Успех, однако, пришел лишь спустя несколько лет с песней “Натали”, после чего началось восхождение певца на олимп российской эстрады. Сегодня Григорий Лепс – член Международного союза деятелей эстрадного искусства, заслуженный артист РФ, лауреат премий “RU.TV”, “Шансон года”, “Золотой граммофон”, фестиваля “Песня года”. Женат вторым браком на Анне Шаплыковой, вместе с которой воспитывает двух дочерей и сына. Есть также взрослая дочь от первого брака.

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 4