Антон Бабиков
15 сентября 2018

Антон Бабиков

биатлонист

Готов спасать друзей

Антон Бабиков о конкуренции в современном биатлоне, взаимоотношениях внутри российской сборной, лучших стадионах и своей приверженности внедорожникам

У вас много побед на различных уровнях. Что больше всего запомнилось?

Во-первых, результат, который мотивировал к дальнейшему развитию, к новым достижениям, – победа на «Ижевской винтовке». В российском биатлоне этот турнир чрезвычайно значимый, когда-то лишь с него можно было отобраться на Олимпиаду. Я выиграл там индивидуальную гонку без единого промаха. Во-вторых, золото первенства Европы в Тюмени. Получилась очень интересная гонка преследования – соперничество с Евгением Гараничевым, на тот момент уже олимпийским призером и одним из лидеров сборной. Мне удалось вырвать победу на финише. Тот старт позволил осознать, что я могу бороться с самыми сильными спортсменами. Ну и конечно, эстафета на чемпионате мира в 2017-м, где наша команда заняла первое место.

В биатлоне можно много побеждать на чемпионатах Европы, в Кубке IBU и получать призы да премии. А перейдя на Кубок мира, вдруг стать «середняком». Не возникает мысль: а зачем?

Кого-то, может, все устраивает и не на первом уровне. Когда побеждаешь в Кубке IBU, тебя все любят, хвалят. А на Кубке мира, если нет побед, сталкиваешься с серьезной критикой. Вполне может закрасться мысль: «Бегал бы во второй сборной, оставался бы в числе лучших и жил себе спокойно». Но такой подход убивает все принципы спорта высших достижений. Для меня это неприемлемо. Одно дело, если у спортсмена сбой и он вынужден временно отступить назад, но делать так специально, опасаясь критики и сложностей, недопустимо.

Насколько выше уровень Кубка мира в сравнении с другими состязаниями?

Когда начинаешь выступать на его этапах, может показаться, что большой разницы нет. Но позже понимаешь, что она огромная. Плотность результатов высочайшая, конкуренция невероятная! Бывало, в первой «двадцатке» оказывались представители сразу 16 стран. Многие команды подтянулись, их общий уровень выровнялся. По-моему, это плюс для биатлона.

За включение в сборную бороться приходится серьезно?

Конечно! Почему наша команда хорошо выступает на первенствах Европы и в Кубке IBU? Потому что в России очень высокий уровень конкуренции – всегда есть два-три десятка спортсменов, которые буквально дышат друг другу в затылок. К примеру, этим летом в мужской сборной тренировались двадцать человек.

Это как-то отражается на взаимоотношениях биатлонистов?

Ничего плохого я не замечал. Естественно, есть ребята, к которым ты относишься с должным уважением хотя бы потому, что они олимпийские призеры, чемпионы мира. Но никакой заносчивости, звездной болезни у них никогда не было. В нашей мужской команде все между собой отлично общаются, вместе нам очень комфортно.

А с иностранными спортсменами?

Стараюсь быть со всеми максимально дружелюбным, показываю, что открыт к общению. Возможно, именно поэтому и от других не чувствую какой-либо неприязни.

И от Мартена Фуркада? Кажется, что он очень заносчив и самолюбив...

Знаете, когда ты чего-то в жизни добиваешься, на тебя начинают смотреть чересчур пристально, а любое слово или взгляд могут истолковать по-разному. То, что простят или не заметят у другого, лидеру не спустят: всякое высказывание разберут по слову, да еще так интерпретируют, что и предположить трудно. И ты уже не докажешь, что имел в виду совсем другое. А ведь любой из нас может себя плохо чувствовать, каждый имеет свой характер, собственную манеру говорить. Чтобы понять человека, с ним нужно общаться продолжительное время, в разных ситуациях, и никогда нельзя судить по отдельным фразам, брошенным в эмоциях сразу после гонки. Со мной, например, Фуркад очень хорошо общается, иногда пишет мне что-то в Instagram. И на Олимпиаде в Корее сам подошел, поддержал. На мой взгляд, это не только великий спортсмен, но и замечательный человек.

Есть стадионы, которые вам нравятся больше, чем другие?

Все чем-то отличаются. Например, только в Тюмени сразу два стрельбища – внизу и наверху, сразу после подъема. Можно тренироваться в зависимости от того, к какому этапу готовишься. Нигде в мире вы не увидите ничего подобного! Да и трасса подготовлена превосходно, иностранцы поражались, что весь 10-километровый круг заасфальтирован – обычно в лучшем случае покрыто лишь два-три километра. Россия по инфраструктуре стадионов однозначно в лидерах. А, например, в итальянской Антерсельве потрясающие виды гор и в целом атмосфера на редкость приятная – стадион небольшой, но уютный, всегда много зрителей.

Вы автомобилист?

Сел за руль, когда по возрасту еще не разрешалось: папа учил водить машину, он владел «Нивой». Но только на закрытой территории, о дорогах общего пользования не было и речи. Мне очень нравилось, и я, в отличие от своих братьев, даже готов был терпеть довольно строгое наставничество отца. Спасибо ему большое – мне это помогло стать неплохим водителем. 

Когда появилась первая своя машина?

Лет в двадцать. Заработал и купил небольшой хэтчбек. Первое время ездил лишь на нем.

А сейчас?

На Toyota Fortuner. Отличный автомобиль – полный привод, большой клиренс, надежный! Ведь у нас в России, особенно за пределами Москвы, дороги те еще – ямы, ухабы, трещины в асфальте, колея. На маленькой переднеприводной модели я в регионах намучился, а теперь – одно удовольствие. Этот «японец» позволяет мне ощущать себя настолько комфортно, насколько я только могу представить. Если на другой машине, паркуясь, я думаю – как бы не задеть бордюр, то здесь смотрю, как бы через него не перескочить случайно. 

Что еще нравится?

Проходимость, геометрия кузова, эргономика, хорошая маневренность, мощный 2,8-литровый дизель, плавный и быстрый «автомат». В этом автомобиле чувствуешь себя собранным, уверенным. К тому же он просторный. Мой племянник всегда просится на третий ряд – ему на нем безумно нравится. Если же там сложить кресла, получится огромный багажник. Недавно ездил на сборы в город Чайковский, и поместилось все, что я только смог придумать, – спортивный инвентарь, личные вещи и даже синтезатор. А еще у меня в машине всегда есть трос, топорик и саперная лопатка. Этому еще папа научил.

В настоящую грязь забирались?

Так, чтобы проверить весь потенциал этого внедорожника, пока не удалось, до сих пор Fortuner легко справлялся с проблемами, которые возникали у меня в поездках. И это при том, что я веду очень активный образ жизни. А еще есть российские дороги и погода. Бывает, Уфу так заваливает снегом, что без полного привода и большого дорожного просвета лучше и не пытаться выехать со двора. Но я сейчас и сам езжу спокойно, и друзей спасаю, если они где-нибудь застряли. 

Раз уж заговорили о зиме, какие планы и задачи на новый биатлонный сезон?

Прежде всего надо восстановить уверенность в себе, которая в прошлом сезоне нашей командой была чуть-чуть утеряна. У меня нет сомнений, что мы можем выступать намного лучше – и сборная в целом, и я как отдельный спортсмен. Нужно вернуть скорость, результаты, сплотиться и ощутить хороший боевой настрой. Так, чтобы и себе, и нашим болельщикам было интересно и приятно. 

ДОСЬЕ
 
Антон Бабиков – заслуженный мастер спорта, член сборной России по биатлону. Родился в августе 1991 года в Уфе. Биатлоном занимается с 11 лет и, будучи еще юниором, демонстрировал стабильность на международных стартах. Позже, перейдя во взрослый разряд, начал одерживать еще более значимые победы. Так, после серии успехов во внутрироссийских состязаниях в 2014–2016 годах стал трехкратным чемпионом Европы (и еще трижды завоевал бронзу), а в 2017 м в составе первой сборной страны выиграл чемпионат мира в эстафетной гонке. Зимой 2018-го принял участие в Олимпийских играх в Пхенчхане. Является атлетом Team Toyota Russia.
Андрей Безверхов, главный редактор журнала "Автопанорама"
Автор
Андрей Безверхов, главный редактор журнала "Автопанорама"
Фото
фото из архива Антона Бабикова

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 5 2 9