Михаил Шуфутинский
19 января 2015

Михаил Шуфутинский

эстрадный певец, музыкант и композитор

Люблю укрощать автомобили

Михаил Шуфутинский о своем автомобильном парке, первой аварии и «честных» машинах

Вы помните свой первый автомобиль?

Конечно. В начале 60-х – мне было лет пятнадцать-шестнадцать – я с приятелем шел по Бакунинской улице, где находился единственный в Москве автомагазин, в котором записывали в очередь на машины. Шла запись на «Запорожец», тот, что «горбатым» называли. Время свободного полно, и мы встали в очередь – три часа в сугробах стояли. А через 12 лет – я уже работал в Магадане – папе пришла открытка, что автомобиль можно забирать. Но «Запорожцев» не было в наличии, и нам предложили «Москвич-408». Цвета морской волны был, рычаг коробки передач размещался на руле...

А еще чем-то запомнился?

Перевернулся я на нем однажды. Собирался в Сочи на концерты и заскочил в гараж сделать ТО перед поездкой. Механик сделал работу и попросил подкинуть до метро. И вот в районе Черемушек передо мной выскочил автобус, я резко затормозил и перевернулся. Причем так, что снова встал на колеса.
В итоге попал в Сочи только через две недели, сезон отработал в ресторанах и там же машину продал. А другу все-таки пришел «Запорожец», только уже не «горбатый», а новый. Ему он был не нужен, и я перекупил. Дело было осенью, и я поставил его за своим домом. Зимой машины занесло снегом, а по весне обнаружилось, что под «моим» сугробом ничего нет – угнали! Затем был продолжительный «жигулевский» этап, потом уехал в Америку.

И там наверняка обзавелись автомобилем?

Конечно, хотя денег почти не было – я выступал в русском ресторане на Брайтоне, зарабатывал мало. Но мой приятель занимался перекупкой и приобрел для меня Ford Pinto. Смешная машина была – желтый пикап. Он купил ее за 400 долларов, а мне продал за 420, потому что потратил на бензин, пока доехал. Там плохо закрывалась дверь, и я уже с другим другом поехал на автосвалку. Нашли какую-то дверь, хотя она оказалась синей, да и вообще не очень подошла. Так что в поворотах приходилось постоянно поддерживать ее рукой, чтобы не открылась.

Но пришла популярность и, наверное, деньги?..

Сначала покупал автомобили на аукционах. Приобрел списанный полицейский Chevrolet Impala, культовую модель. Ее отремонтировали, перекрасили. А когда стал зарабатывать, купил Oldsmobile 98, «мафиозный», двухдверный, огромный, перламутрово-вишневый. На нем ездил с огромным удовольствием, но это был уже дорогой автомобиль – стоил порядка 12 тыс. долларов. Позже пришлось разъезжать по США с оркестром – пел на свадьбах, корпоративах. Поэтому продал Oldsmobile и купил минивэн Dodge Caravan. В нем помещалась вся аппаратура и коллектив из пяти человек.

А самой дорогой машиной в Америке что было?

Mercedes-Benz «пятисотый». Тогда иммигранты везли их из Германии, так было выгодно из-за разницы курсов валют. Это была машина мечты: кожаный салон, массаж в спинке кресла, гидроподвеска... Я на нем долго ездил – уже продавались мои альбомы, и я мог себе его позволить.

Вы сами за рулем?

В Америке сам – там как-то не принято нанимать водителя. Но вернулся в Россию и начал жить на две страны. В Москве сажусь за руль редко – много работы, движение сложное, нервотрепка, да и климат не калифорнийский. Зато здесь обзавелся целым автопарком. Начал с Porsche 911, его, правда, привез из США. Но ездил на нем недолго, передвигаться на спорткаре тут особо негде. Потом взял Porsche Panamera, он понравилcя, но его хорошо водить самому, а сзади для меня места маловато. В итоге поменял на совершенно потрясающий автомобиль – Ferrari 599. В него просто влюбился: 620 л.с., настоящий зверь! И водить одно удовольствие, правда, тоже получается нечасто – пробег на одометре всего около 3000 миль. Но это редкая машина, коллекционная – таких выпустили очень мало.

Чем же вас так пленила «итальянка»?

Раньше к Ferrari я относился с предубеждением. Но позже оценил: эта компания не делает четырех ведущих колес, ей этого не надо, зато инженеры так «раскачивают» мотор, что ему никаких турбин не требуется. Ferrari – «честная» машина.

Но ведь и в ней задним пассажиром не поездишь?

Поэтому у меня появился Rolls-Royce Phantom. Огромный – на заднем сиденье вытягиваю ноги и не достаю до переднего. Это уже не автомобиль, а почти квартира! И он потрясающе удобен! У английских машин особая философия. Можно случайно коснуться кнопки, и откроется окно, но если решишь его закрыть, кнопку надо обязательно придерживать. Сначала я даже не понял зачем. Потом узнал: чтобы случайно не прищемить палец. Это так же смешно, как и огромные зонты в двери, притом что в машине сзади нет места, куда бросить сумку. Считается: у того, кто ездит в Rolls-Royce, сумку должен носить охранник, сидящий спереди.

Теперь это ваше основное транспортное средство?

Нет, в последнее время стал меньше ездить на нем, поскольку начал ощущать некоторые неудобства – Rolls-Royce из-за габаритов в Москве неудобно парковать. При этом я привык к его комфорту, так что пришлось перебрать много моделей, пока не нашел то, что устроило меня на 95%. Это Range Rover с удлиненной базой. В нем тоже можно вытянуть ноги, а по сравнению с Rolls-Royce это суперсовременный автомобиль: все сделано по последнему слову техники. Единственное, что не нравится, – слишком консервативная аудиосистема. Сидя сзади, можно переключать радиостанции, но чтобы прибавить звук, нужно воспользоваться пультом, поскольку ручка регулировки громкости только у водителя. Такие вот мелочи не учли. Но это не имеет отношения к ходовой части и комфорту: автомобиль едет изумительно, у него даже выдвигаются пороги, чтобы удобно было выходить и садиться в машину.

То есть роскошь в авто для вас приоритетна…

Я отношусь к ней спокойно. Скорее важен комфорт, особенно если приходится ехать далеко – долгая дорога ведь выматывает. А в принципе, очень люблю водить автомобили, прежде всего европейские – когда не они тебя везут, а ты ими управляешь. К примеру, Ferrari или Porsche надо укрощать, и мне нравится ощущать, как они слушаются. 

Досье

Михаил Шуфутинский, эстрадный певец, музыкант и композитор, родился в апреле 1948 г. в Москве. Заслуженный артист России. Окончил музыкальное училище им. Ипполитова-Иванова по специальности «дирижер-хоровик», после чего выступал с различными ансамблями в Москве и Магадане в ресторанах, позже стал руководителем ВИА «Лейся, песня». В 1981 г. с семьей эмигрировал в США, где около десяти лет играл в составе различных ансамблей в ресторанах, создал шоу-группу «Атаман – бэнд». Ныне возглавляет продюсерский центр «Атаман». В 1990 г. впервые после эмиграции приехал в СССР и дал несколько концертов, а в 2003 г. переехал в Россию на постоянное место жительства.

Станислав Комаров
Автор
Станислав Комаров
Фото
фото из архива Михаила Шуфутинского

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 4