Александр Пикуленко
10 апреля 2013

Александр Пикуленко

обозреватель радиостанции "Эхо Москвы"

«Мы провозгласили революционную идею автомобильного общества без классов»

В мае 2013 года в России будет впервые вручаться новая профессиональная автомобильная премия ТОП-5 АВТО. Победителей в пяти номинациях определит жюри, в которое вошли независимые эксперты, журналисты и обозреватели, из наиболее авторитетных российских автомобильных СМИ. О ситуации в российском журналистском сообществе и о новой премии, ее востребованности и перспективах мы беседуем с председателем жюри ТОП-5 АВТО, обозревателем радиостанции "Эхо Москвы", Александром Пикуленко.

- Российская автожурналистика прошла очень интересный путь. До 1991 года было небольшое количество изданий, где работали абсолютно фанатично преданные делу люди. И когда после 1991 года начался первый массовый призыв в автомобильную журналистику – это тоже были фанатики, стремящиеся рассказать людям про автомобили, про то, как это здорово.
Как раз в этот момент началась пятая волна автомобилизации. Автомобиль стал интересен не только узкому кругу, но и широкой аудитории. И это был не отвлеченный интерес, - появилась возможность ко многому лично прикоснуться, попробовать разные автомобили. Конечно, часто все это было смешно, журналисты описывали кнопочки и ручечки в Mercedes. Оказалось, что кнопочка может быть мягкой, нажиматься бесшумно, что она может быть подсвеченной и не надо ее искать на ощупь, и что интуитивная эргономика, оказывается, бывает.
Потом появилось разделение на концепции. Концепция журнала «За рулем», которая создавалась многие десятилетия, конечно, не могла поменяться. Но появилась газета «Авто-ревю», которая испортила несколько поколений российских автомобильных журналистов «диваковщиной». У нас до сих пор считается «хорошим тоном» все, что движется по дороге, как минимум запустить в занос и определить «чувствительность руля».
Как отдельное направление появилась и развлекательная журналистика.
И все это было хорошо потому, что автожурналистикой занимались люди с бэкграундом, за которыми стояла любовь к истории, любовь к технике. Затем автожурналистика начала привлекать самых разных людей. В том числе тех, кто пришел показать себя, покрасоваться. Таких много. И это уже журналистика от плохого. Если человек пишет, что у машины руль круглый и колесо тоже, а в задней подвеске легкое поскрипывание, - тут сразу все понятно.
Ведь что такое журналистика от хорошего? Это когда я знаю, что за каждой деталью автомобиля стоит огромный инженерный труд, огромное количество инноваций, огромное количество научно-исследовательской практической работы, конструкторской, химической. Я, например, знаю массу инженеров, которые залезают в старое патентное дело в поисках новых идей. И это все – гигантский пласт, который потребитель не видит. Я могу рассказать об этом.

- «Глянцевая» журналистика не доминирует над аналитической?

- В принципе, я не против глянца. Глянцевая журналистика тоже бывает разная. Вот конкретный пример - деградация журнала «GQ»! Там была высокопрофессиональная журналистика для мужчин, посещающих фитнес, пользующихся косметикой, и даже заходящих в маникюрный салон. И автомобильная журналистика для них была на том же уровне: там писали о красивых машинах, о дизайне, о переплетении кожаных ремешков в салоне, таком же, как на туфлях, название которых я даже произнести не смогу. И вдруг, после прихода нового редактора, я вижу, что в журнале «GQ» обсуждают энергоемкость подвески автомобиля Hyundai! Это уже не гламурная журналистика, это конъюнктурная журналистика!
Поэтому я – за «гламурную» журналистику! Люди разные, и каждый должен найти себе нишу. Кто-то действительно жаждет, чтобы ему рассказали о том, что такое «МакФерсон» и с чем его едят. А другому это абсолютно не нужно, он желает, чтоб ему рассказали о стилевых решениях, и о том, как это соотносится с его мироощущением.
И кстати, умная аналитическая журналистика возможна и в гламурных изданиях. Когда мне говорят, что Mercedes - это как жена-манекенщица: надо все время соответствовать и втягивать живот – это интересно. Мне любопытно мнение человека, который говорит о том, как его воспитывает автомобиль, о том, что неожиданно его одежда становится в тон обивки салона, что как-то незаметно становишься так же спокоен и уравновешен, как автомобиль, на котором ездишь.
Так что в автомобильной журналистике, есть место и тем, кто рассказывает о стиле, и тем, кто рассказывает о технике. Главное – как об этом написать. И тут, к сожалению, появляются люди малокомпетентные. Особенно это касается интернет изданий…

- Просто потому, что это наиболее массовый сегмент?

- Это наиболее свободный сегмент, и потому наиболее безответственный, наверное. Я у себя на радио, тем более на радио политическом, вынужден взвешивать каждое слово. За все, что сказано или написано профессиональный журналист отвечает перед законом, перед главным редактором, перед изданием, перед коллегами.
У меня такое впечатление, что в Интернете почему-то можно безответственно нести всякую чепуху. Это такая большая навозная куча, пусть даже в ней и попадаются жемчужные зерна.

- Есть ли в российской автожурналистике сформировавшееся сообщество, авторитетное, готовое к созданию собственной профессиональной премии?

- Те конкурсы, которые сейчас у нас существуют, - это или премии конкретного издания, или конкретных «выбиральщиков». Мы же делаем профессиональную премию ТОП-5 АВТО, которая как раз и позволит собрать авторитетов в профессии и дать им высказаться.
Причем, это конкурс, в котором жюри не собирается вместе, где члены жюри не общаются в каком-то закрытом кулуарном формате. Это очень похоже на то, как проходит «Оскар». Есть группа авторитетов, чье мнение показалось интересным организаторам. Их пригласили войти в жюри. Кто-то согласился, кто-то отказался… Например, у членов жюри конкурсов «Европейский автомобиль года», «Мировой автомобиль года» свое гран-при, они не могут участвовать в ТОП-5 АВТО. Зато люди, которые не ангажированы, не охвачены другими конкурсами, у нас имеют возможность высказать свое мнение.
Не могу сказать, что мнение это получается объективным, но двадцать пусть и в какой-то степени субъективных мнений дают очень точную картину. В нашем жюри люди, которые живут этой темой, которые варятся во всем этом, имеют большую базу информации. В итоге из всего этого как-то выкристаллизовывается истина. Причем во всем этом ни с чьей стороны нет давления. Это тот редкий случай, когда журналист чувствует полную свободу выбора. У него нет никаких связывающих его факторов, за исключением внутренних симпатий и антипатий.

- Автомобильную журналистику часто обвиняют в ангажированности. Ведь производители, об автомобилях которых пишут журналисты, - это и рекламодатели.

- Это действительно так. Производители предоставляют нам возможность писать об их автомобилях, и они же предоставляют рекламу. Мы все действуем в рамках ограниченной свободы, мы вообще живем по принципу пирамиды. Когда мы внизу, у нас много свободы, но мало возможностей. Когда наверху – у нас много возможностей, но мало свободы. Это узкий коридор, по которому надо пройти.
Конечно, журналиста могут попросить в его издании «смягчить акценты». Но ситуация «сделай мне красиво» крайне редка. Ведь всегда заметно, когда журналист начинает оказывать рекламную поддержку, а когда он пишет то, что думает.
Но в случае с нашим конкурсом, никто даже не просит ничего ретушировать. Здесь, наоборот, любой из участвующих в выборе специалистов получает полную свободу действий, свободу выражать свою симпатию и антипатию.
Более того, чтобы снять все эти вопросы ангажированности, я предложил, чтобы все результаты голосования по окончании конкурса были опубликованы. Одно дело – тайное голосование, а другое дело, когда ты отвечаешь за то, что содеял!

- Другими словами, любого члена жюри после конкурса можно будет попросить обосновать сделанный выбор?

- Да, поскольку твой выбор опубликован, ты должен быть готов его объяснить.

- Во многом конкурс ТОП-5 АВТО похож на «Cars of the year». Но в европейской премии в несколько раз больше членов жюри. Более того, это специалисты из разных стран. Для внутрироссийской профессиональной автомобильной премии 20-25 членов жюри достаточно?

- Нет, это мало! Если эта цифра вырастет до пятидесяти, - вот это будет оптимально.

- А наберется в России 50 авторитетных профессионалов в автожурналистике?

- Да. Я вижу много интересных молодых ребят, которые работают на радио, в Интернет. Иногда мне приходится встречаться с региональными журналистами. У нас почти нет, ну или очень мало специализированных региональных автомобильных изданий, но у нас очень много тематических страничек, и там тоже очень хорошие ребята трудятся. Я знаю таких в Красноярске, в Екатеринбурге, в Твери…
Это следующий этап, – когда в конкурсе появятся люди из регионов. Ведь я, при всем уважении к городу Саранску, вряд ли что-то могу сказать об их жизни, об их действительности. Обязательно нужны представители региональной прессы. Когда жюри будет расширено еще и региональной порослью журналистов, это даст еще более объективную картину.

- И у самих членов жюри ТОП-5 АВТО, и у автопроизводителей возникают вопросы в связи с попаданием в одну номинацию автомобилей разных классов. Компактный кроссовер конкурирует с полноразмерным внедорожником, автомобиль за 800 тысяч рублей с автомобилем за несколько миллионов. С Вашей точки зрения, это проблема?

- Мы с самого начала решили сделать всего пять номинаций. В дальнейшем можно идти по пути увеличения их количества или оставить все как есть и складывать в эти пять ячеек все хорошее, что появилось за последний год на рынке. На мой взгляд, надо оставить как есть!
Классификация с каждым годом становится делом все более непонятным даже для самих производителей. Все как в общественном устройстве. Было классовое общество - после революции оно стало бесклассовым. Мы, как буревестники автомобильного общества без классов, провозгласили эту революционную идею. ТОП-5 АВТО – бесклассовое общество! Есть номинация «кроссовер – внедорожник» - и пусть в ней маленькие соревнуются с большими.

- Что мы тогда выбираем? И как оцениваем? Это лучший технически автомобиль, наиболее народный, наиболее красивый, автомобиль с лучшим дизайном?

- Мы выбираем ТОП-5 по субъективной оценке разнопланового жюри. Это наиболее значимый автомобиль за прошедший год. Не лучший, не худший, - а именно наиболее значимый для рынка, наиболее интересный с точки зрения журналистов. В номинации «персона года» - это наиболее интересный для журналистов человек. То есть, это конкурс значимости!
А принцип «всем сестрам по серьгам» я не понимаю. Конечно, каждому производителю хочется победить в конкурсе. Если номинаций много, как в других отечественных премиях, в какой-нибудь номинации каждый что-нибудь выиграет. У нас производители привыкли получать разные премии, очень этим гордиться, использовать в рекламе… Они хотят получить их как можно больше. Это один из показателей работы пиар-службы и маркетинга, да и главы представительства. Все эти результаты оправляются в штаб-квартиру и с гордостью преподносятся.
Но хочу заметить, попытки расширить число номинаций в рамках обсуждений с производителями были, но не было ни одной реплики со стороны представителей автомобильных марок, на тему того, зачем и почему взяли того или иного журналиста в жюри. Я ждал этого, но этого не было! То есть, людям, которые добровольно вошли в жюри, производители доверяют, с их мнением они, в принципе, согласны.
А дальше – это уже технические вопросы. Мы же живем в стране, где правила соревнования меняются по ходу его проведения, мы стартуем по одним правилам, а финишируем, оказывается, совершенно по другим. Кому-то и в ТОП-5 АВТО захотелось посреди соревнования поменять правила. Но я, как председатель жюри, посчитал, что мы этого делать не будем. По существующим правилам надо прожить несколько лет.
Понятно, что организатор будет ощущать давление с просьбами увеличить количество номинаций, включить тот или иной автомобиль, добавить те или иные категории. Но здесь важно выстоять! То, что в первый год воспринимается как что-то подвижное, на десятый уже будет незыблемой традицией.

- Есть журналистика, и есть публицистика. Журналист – доносит объективную информацию, публицист – делится своим личным мнением. Мы делаем профессиональную журналистскую премию, но есть ли в автомобильной тематике журналистика?

- В таком понимании в автотематике журналистики нет, и я объясню почему. У нас – информационная радиостанция, на которой мощный информационный поток был всегда. Но когда меня пригласили работать на «Эхе Москвы», и я вдруг решил, что буду держаться в русле радиостанции, и стал выдавать голый информационный поток, я тут же получил легкое недоумение со стороны слушателей. Оказывается, в автомобильной журналистике люди не ждут голого информационного потока. Они ждут комментария на тему. Людей интересуют три составляющие: какой купить автомобиль, как жить с автомобилем, и куда его деть потом? Эти три вопроса четко прослеживаются в нашей профессии как основная нить. А это не подразумевает голой информации, это требует личного комментария, осмысления факта. Люди просят совета. Потому-то автомобильная журналистика так персонифицирована.  Это в ежедневной газете мало кто смотрит, кто пишет материал. В автомобильной журналистике авторов, которые чем-то выделяются, знают. С этой точки зрения наша деятельность действительно ближе к публицистике.

- Когда Вы рекомендуете в своих программах на радио автомобиль, руководствуетесь личными предпочтениями или все-таки результатом анализа набора объективных параметров?

- Я всегда основываюсь на внутренних предпочтениях. Тем более, что мне, как правило, сужают выбор, например, задают ценовой диапазон или перечень марок. Бывают и забавные вопросы. Одна девушка спросила: «Рыжая, козерог, город-дача, что посоветуете?». Такие тоже бывают. Что можно посоветовать рыжему козерогу? Я посоветовал яркую желтую машину - Opel Astra GTC.

- Как Вы оцениваете перспективы премии ТОП-5 АВТО на российском рынке?

- Думаю, первое, что предстоит сделать на второй год, – это расширение количественного состава жюри. Затем надо будет обговорить более четкие правила отбора номинантов и последующей их оценки.
Но главное, такие премии создаются постепенно. Это эволюционный процесс. Каждый из членов жюри на будущий год сознательно или подсознательно, но любой новый автомобиль будет оценивать с точки зрения его попадания или непопадания в ТОР-5 АВТО. Поэтому на будущий год отбор автомобилей будет, наверное, более спорным, но в то же время и более качественным. Члены жюри будут пропускать каждый автомобиль через себя.

Дмитрий Европин, главный редактор журнала "MotorPage"
Автор
Дмитрий Европин, главный редактор журнала "MotorPage"

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 4