Павел Чухрай
13 октября 2014

Павел Чухрай

Режиссер

Скучать не успеваю

Режиссер Павел Чухрай о жизни за городом, номинациях на “Оскар” и качестве советских автомобилей

Правда ли, что вы родились в дороге?

Да, у меня есть даже фотография – папа снимал. Подмосковное Быково, одноэтажный родильный дом и мама в окошке. Она переезжала к родителям отца и заехала к тетке, там и родила меня. После этого я жил в Ярославле, на Украине, в селе Каплуновка. Очень хорошо помню вагоны того времени – в основном ездили в плацкартах, и эту атмосферу поездов я попытался показать в “Воре”. Ведь для людей моего возраста они были очень определенной, важной частью страны, которая все время была на колесах. Когда снимали этот фильм с моим другом и коллегой оператором Володей Климовым, оба чувствовали ностальгию: как только попадали на какой-нибудь старый полустанок, возникало ощущение детства, и даже не надо было объяснять друг другу, какие кадры нужны для картины.

Тогда несколько слов о “Воре” – он ведь был номинирован на “Оскар”. Как думаете, по каким критериям туда отбирают ленты?

Мне очень хочется верить, что членам жюри “Вор” понравился, хотя если у кого-то есть другое мнение, то спорить не буду. Картина еще до номинации была с успехом показана на Венецианском фестивале, а для голливудских академиков это важный момент. Потом мы попали в номинацию премии “Золотой глобус”, присуждаемой голливудской Ассоциацией иностранной прессы. Она часто предвосхищает “Оскар”, и это тоже учитывается. Кстати, нередко создатели фильмов и продюсеры лукавят, указывая в рекламе, что их фильм номинирован на “Оскар”. Ведь за этим термином стоит всего лишь выдвижение картины на “Оскар” от страны, где она была произведена. То есть любое государство, хоть Уганда, может выдвинуть на эту премию все, что у нее снято за последний год. Но номинантами считаются те пять иностранных фильмов, которые попадают в шорт-лист. И именно в этой “пятерке” был наш фильм “Вор”. Были там в разное время также картины Сергея Бодрова-старшего и Петра Тодоровского, а “Оскаров” брали Сергей Бондарчук за “Войну и мир”, Владимир Меньшов с фильмом “Москва слезам не верит” и “Утомленные солнцем” Никиты Михалкова.

А разве ваш отец не стал лауреатом “Оскара” за “Балладу о солдате”?

Эта история отражает нравы, царившие в советском кинематографе. Актер Максимилиан Шелл однажды рассказал мне, что видел в оскаровском справочнике “Балладу о солдате”, где отец был номинирован как сценарист. Но сам он об этом не знал. В СССР ведь как было: министерство решало, кого отправлять на церемонию или фестиваль, а кого нет. При этом авторы картин оставались в полном неведении. У меня подобная ситуация была, когда на Каннский фестиваль пригласили ленту “Клетка для канареек”. Узнал случайно, зайдя в “Госкино”. Да, говорят, завтра в Каннах пресс-конференция по поводу вашего фильма. И заявляют: делегацию мы не послали, ну и вас решили не отправлять – что вам там одному делать… “Конечно, – согласился я, – как я там на чужбине! Ни родных, ни милиции…” Что же касается отцовской “Баллады о солдате”, то американцы сделали все, чтобы правда восторжествовала. Когда я был на “Оскаре” и рассказал об этом недоразумении, они провели отдельную презентацию, где я получил за отца диплом, а потом привез его ему в Москву.

Тем не менее в Советском Союзе видные кинематографисты имели и привилегии. Например, многие владели автомобилями. А вы когда к машине приобщились?

За руль я сел давно, где-то в начале 70-х годов. Был у меня подержанный “Москвич”, который достался от родственников. Сегодня это кажется чудовищным и удивительным, но мне в морозы приходилось ездить в валенках – печка в нем была слабая, ноги промерзали насквозь. Да и покрышки надо было менять постоянно, они все время прокалывались. Потом довольно долго ездил на подержанных “Жигулях”, затем на иномарках, был, помню, Lexus, еще какие-то машины. Но в итоге пришел к Volvo. Вот где надежный и комфортабельный автомобиль! Создан ведь прежде всего для северных широт, для Скандинавии, что и для нас, россиян, тоже очень важно. Да и соотношение “цена – качество” считаю разумным. Поэтому сам я езжу на Volvo XC90, жена – на Volvo XC60. И дочери купил XC90, а для внуков специально заказал на третий ряд сидений детские кресла.

А как вам этот “швед” с точки зрения водителя?

Мне не нужна слишком агрессивная машина, хотя и слабым XC90 назвать никак нельзя. В основном езжу со своей дачи в Москву на работу, в день получается минимум 120 км. Модель устойчивая, быстрая, удобная, безотказная. Вообще-то, я достаточно давно езжу на Volvo, это уже второй мой автомобиль этой марки. Поэтому сравнивать особо не с чем, да и не очень хочется, меня в этой машине все устраивает.

Ну а с советскими моделями сравнить можете?

Во времена советской власти меня всегда поражало, что на вооружение страна тратила огромные деньги и привлекала лучшие мозги, при этом о простом человеке вообще не заботились. Это касалось и автомобильной промышленности. При выборе натуры для очередного фильма или непосредственно на съемках мне приходилось и в “газиках” ездить, и в “уазиках”. Трясешься в нем и все время боишься, что ухом или носом зацепишься за какой-нибудь крючок, а они торчали там со всех сторон – конструкция была жесткая, угловатая. В танке, наверное, было куда комфортнее. И мне кажется, что это неисправимо у нас – во всяком случае, пока.

Живя довольно далеко от столицы, не скучаете?

Нет, не успеваю. В нашем поселке “Кино-1” живет много наших друзей. Например, участок, где стоит мой дом, был собственностью оператора Володи Климова, мы с ним в свое время поменялись. Художник-постановщик Виктор Петров, с которым работали над фильмом “Вор”, живет через забор. А Игорь Клебанов, тоже оператор, с ним мы снимали картину “Водитель для Веры”, – в трех домах от нас. Вадим Абдрашитов, Сергей Соловьев, Рустам Ибрагимбеков, Егор Кончаловский… Много близких по духу людей, с которыми иногда видимся. Перетащил я туда и режиссера Павла Лунгина. Сначала он только приезжал в гости, а потом уговорили и участок здесь купить. 

ДОСЬЕ

Павел Чухрай родился в 1946 г. в семье кинорежиссера. В 1969 г. окончил операторский факультет ВГИКа, а чуть позже – экстерном – и режиссерский факультет этого же вуза. За годы работы в кино выступал практически во всех ипостасях – оператора, сценариста, режиссера. За фильм “Водитель для Веры” удостоен национальной кинематографической премии “Ника”, а его картина “Вор” была номинирована на “Оскар”. Заслуженный деятель искусств. В 2006 г. режиссеру присвоили звание “Народный артист Российской Федерации”. Любит рыбалку, путешествия, музыку.

Станислав Комаров
Автор
Станислав Комаров
Фото
архив Павла Чухрая

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 3 1 5