Ольга Свиблова
16 апреля 2013

Ольга Свиблова

Директор “Мультимедиа Арт Музея”

В Москве водят, как живут

В канун 8 Марта директор “Мультимедиа Арт Музея” Ольга Свиблова о женщинах за рулем, неброском шике Renault, автомобилях Лос-Анджелеса и страсти Лили Брик.

- Как вы относитесь к женщинам за рулем?

- Я думаю, что женщины-водители делятся на две категории. Одни управляются с машиной очень хорошо, другие не уверены в себе, поэтому нервничают, дергаются и создают аварийные ситуации. К какому типу отношусь я, лучше не спрашивать: уже несколько лет езжу по Москве с водителем, хотя до этого у меня неплохо получалось вписываться в атмосферу столичных улиц. А вот в Европе умудрилась разбить три машины. Однажды меня даже автогеном вырезали, чудом осталась жива. Грузовик с нарушением начал перестаиваться на круге, а я не успела затормозить. Хорошо, скорость была небольшая. С тех пор муж не разрешает мне самой ездить дальше теннисного корта, который находится в 15 км от нашего дома по пустынной дороге. Это в Камарге, на юге Франции. Правда, и там я однажды умудрилась въехать в болото, машину пришлось вытаскивать эвакуатором. Можно сказать, что в Европе мне категорически не везет на дороге.

- Парадоксально, ведь считается, что водители в Европе более дисциплинированные, чем в России, а значит, ездить там легче.

- В Москве каждый водит, как живет, то есть интуитивно и соответственно характеру. Правила соблюдаются не все и не всеми. Устроить “сафари” на девушку в маленькой машинке или гонки на трассе – обычное дело. Оставаться в такой ситуации хладнокровным иногда тяжело, но именно в такой атмосфере я чувствую себя как рыба в воде. Что касается Европы, то я просто часто путаюсь в их развязках и в прошлом году даже окончила французскую школу вождения, чтобы немного разобраться. Но в целом про западных водителей стоит сказать, что там даже за рулем мужчина остается джентльменом и уступает даме дорогу, в отличие от России.

- Вы – стильная светская женщина. Думаю, для многих станет сюрпризом узнать, что ездите на скромном Renault Koleos, а не на каком-нибудь спортивном или представительском автомобиле?

- Я очень практичный человек, к тому же директор музея. На своей машине приходится перевозить экспонаты и разный инвентарь. Поэтому главный критерий при выборе автомобиля – это функциональность: чтобы он не ломался, “печка” хорошо грела, а на крышу умещалось полотно большого формата. Что касается спортивных седанов, то я люблю смотреть на их дизайн, плавные формы, а вот ездить – нет. Эти машины предназначены для качественных скоростных трасс. Согласитесь, сомнительное удовольствие – плестись на спорткаре в пробке со скоростью 30 км/ч, и даже втрое быстрее для такой машины маловато. Из спортивного автомобиля хочется выжать максимум, а автобаны остались лишь в Германии, даже в Италии приходят большие штрафы за превышение скорости. А как на машине с низкой посадкой ездить по разбитым российским дорогам, и вовсе не понимаю.

- На чем ездили до Koleos?

- До “паркетника” был седан Renault Latitude с чудесным бежевым салоном. Мы ведь проводим в автомобиле чуть ли не половину жизни, и сидеть запертой в унылом, темном пространстве – не лучший вариант. Светлый салон все же поднимает настроение. Но даже этот седан, хотя в использовании он достаточно практичен, предназначен скорее для идеальных европейских дорог. В машине я обычно работаю: раскладываю три мобильных телефона, планшетник, разговариваю и отвечаю на почту… Так вот, сидя на заднем сиденье Latitude, я не могла с первого раза написать письмо без ошибок – подвеска там жестковата, на наших колдобинах сильно трясет. С Koleos таких проблем нет: он полноприводный, обзор великолепный даже с заднего сиденья.

- Вы давний поклонник Renault?

- В 1988 г. я впервые попала в Париж. Ехала в столицу моды, ожидала увидеть на улицах благоухающих дам в ярких нарядах от-кутюр… Наверное, таково было представление о Франции большинства советских женщин. На деле же Париж – город без цвета, только свет и тени. Неповторимый, не кричащий стиль. Вся французская культура построена на нюансах, это и есть настоящий шик, который распространяется и на архитектуру, и на одежду, и на многие другие вещи. Тогда я была немного разочарована, и чтобы проникнуться этой красотой, понять ее, понадобился год, а то и больше. Вот и Renault абсолютно французская машина с французским элегантным дизайном. Ее нужно понять. Сейчас я просто влюблена в Koleos! Кстати, эта марка с историей. Вы знаете, что когда-то Лиля Брик просила влюбленного в нее Маяковского о такой машине, она страстно хотела именно Renault.

- В вашем музее бывают выставки с автомобильной тематикой?

- Как раз недавно, в феврале, представили знаменитую серию Александра Родченко “Лиля Брик и Рено”. Дело в том, что на своем Renault NN она устроила автопробег Москва – Ленинград, куда Родченко отправился в качестве пассажира-фотокорреспондента. Сегодня эта серия – классика русской фотографии. А чуть раньше в Манеже ставили замечательную экспозицию фотографа Эндрю Буша “Векторные портреты”. Получилась потрясающая выставка! Лос-Анджелес – город машин, там из-за заборов почти не видно домов, зато около высоченных оград припаркованы авто на любой вкус и цвет. Главная улица города – сплошные автосалоны. Там автомобиль – элемент стиля. Обычно говорят, что животные похожи на своих хозяев, а в этом американском городе отражение владельца – его средство передвижения. По маникюру девушки можно понять, какая у нее модель. Причем смотришь на авто и осознаешь, что оно требует именно такого безумного маникюра! Эти нюансы сложно не заметить, даже просто прогуливаясь по улице, однако кадры, собранные в ансамбль, производят неизгладимое впечатление.

- Как вы обычно отдыхаете?

- Очень консервативно. Например, раньше Новый год был главным праздником в году, хотелось провести его шумно и весело. Теперь настолько устаю в музее, где под конец года полный завал, что уезжаю к мужу в наш плавучий домик в Камарге, где отсыпаюсь, пока он готовит праздничный ужин. Такое счастье, когда в радиусе ста километров нет людей, только дикая природа. Я подкармливаю зверей, выяснила вот, что зайцы обожают латук, а вовсе не морковку, а кабаны лучше едят морковь и мандарины. Там, вдали от всех, я эмоционально восстанавливаюсь. Еще бы выключить телефоны и не проверять почту, но, увы, бросить работу невозможно даже в праздники. 

ДОСЬЕ

Ольга Свиблова, москвичка, в 1978 г. окончила факультет психологии Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. С 80-х годов начала курировать художественные выставки в России и за рубежом. В 1996 г. основала Московский дом фотографии – первый российский музей, специализирующийся исключительно на фото (недавно преобразован в “Мультимедиа Арт Музей”). В 2007 и 2009 г. была куратором российского павильона на Венецианской биеннале современного искусства.

Влада Агаршина
Автор
Влада Агаршина
Фото
из архива Ольги Свибловой

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 4