КОНЕЧНО, путь от Москвы до шведской глубинки был проделан не только из досужего любопытства. Мой знакомый приобрел единственный в России “Нighland 950” – мощный, быстрый и очень легкий эндуро, который на 17-дюймовых шоссейных колесах, обутых в слики, превращается в классный супермотард. (“Клаксон” рассказал о нем в № 21‘2005.) Аппарат злой, заточенный под спорт. Ему бы со старта до финиша на одном заднем колесе! Но его хозяину, человеку сугубо мирному, требовался мотоцикл для повседневной езды по городу. Он обратился на фирму-изготовитель с просьбой – нельзя ли сделать нрав эндуро более спокойным? “Привозите – сделаем”, – ответили из Хайленда.

А у меня был свой интерес. Несколько месяцев назад в гостях у “Клаксона” побывал г-н Робин, один из соучредителей компании “Нighland”. Он рассказал, что проходит испытания новый кроссовый мотоцикл с 4-тактным мотором объемом 450 куб. см. Напомню, эти двигатели пришли на смену 250-кубовым двухтактникам “королевского” класса, в котором разыгрывается чемпионат мира по мотокроссу. Конечно, захотелось своими глазами увидеть, каким получился самый быстрый (на сегодняшний день) шведский мотоцикл..

И вот наш старенький “Гелендваген”, пыхтя дизелем, тащит прицеп с “950-м” в горы по узеньким, но отменного качества сельским дорогам. Гор, собственно, не видно – просто вся окружающая местность становится выше. Уши слегка закладывает да островки снега лежат по обочинам – вот и все признаки того, что мы уже высоко над уровнем моря..

Все мастера – мотоциклисты

МОТОЦИКЛЫ в Хайленде делают на маленьком заводе. Пока привезенному из Москвы “950-му” вправляли новые “мозги”, гостеприимные хозяева устроили нам небольшую экскурсию по производству. Первое, что я увидел, войдя в здание, – это тот самый новый 450-кубовый “Нighland”. Породистый кроссач был укомплектован по высшему разряду: передняя вилка “Marzocchi”, задняя подвеска “Ohlins”, на крепком руле “Reintal” с переменным сечением красовались модные граненые рычаги управления “Magur”. Не обошлось и без тормозных скоб “Brembo” на переднем (260 мм) и заднем (220 мм) дисках.

Из-под маленького обтекателя, прикрывающего радиатор, виднелась добротная алюминиевая рама “дельтабокс”. Шасси жесткое – это видно невооруженным глазом. Заметно и то, что мотоцикл создавался руками, которые привыкли не только водить карандашом по бумаге, но и крепко держать руль кроссового мотоцикла.

Я поинтересовался на этот счет у генерального директора “Нighland” Матса Малмберга, неоднократного чемпиона Швеции по кроссу, и он подтвердил:

– Все, кто работает на фирме, – мотоциклисты. Кроме разве что PR-менеджера. У меня даже дизайнеры – и те мотоциклисты. Это очень удобно: все досконально знают свое дело и сами же испытывают то, что создали.

Мы шли вдоль ряда подъемников, на которых стояли строящиеся мотоциклы. Каждый аппарат от начала до конца собирает один человек. При таком раскладе есть, с кого спросить, если возникнут претензии к продукции. В то же время команда сборщиков дружная. Я обратил внимание: если кому-то требовалась помощь, он ее тут же получал от соседа по небольшому конвейеру.

“И вместо сердца – пламенный мотор”

ОТДЕЛЬНО собирали моторы. Это тоже делал один человек. Тщательно (я бы сказал – вкусно) промазывая каждый болт герметиком, мастер заканчивал сборку. Однако нашел время, чтобы столь же обстоятельно ответить на мои вопросы.

Двигатель мотоцикла, как сейчас принято во всем мире, интернационален. И это правильно. Надо брать все самое лучшее, только тогда получится конкурентоспособная вещь. Литье и все, что связано со сталью, – “родное”, шведское. Рабочая поверхность алюминиевых цилиндров покрыта сверхпрочным никосилиевым сплавом, который выдерживает замену нескольких поршней до полного их износа. Это очень ценно для кроссовых мотоциклов, у которых поршень требует замены после нескольких часов напряженной гонки, где никакие фильтры не в состоянии задержать пыль, поднятую колесами и повисшую в воздухе.

А если сам никосилиевый слой будет поврежден? Не беда, шведы научились его восстанавливать. Я специально задал этот вопрос, потому что у нас поврежденные дорогостоящие цилиндры, как правило, идут на выброс.

Поршни в моторе – из Германии. Это настоящее произведение технического искусства – его даже в руки взять приятно. Чрезвычайно короткая “юбка” детали покрыта черным тефлоном, диффундированным, а проще говоря, внедренным в структуру алюминия. Такому поршню не страшен перегрев, его не заклинит в цилиндре при максимальных оборотах, срок его службы неизмеримо выше, чем у обычного поршня. Все – во имя надежности и долговечности гоночного мотора.

Мастер показал сепаратор подшипника коленвала (его роль – удерживать иглы подшипника нижней шейки шатуна в постоянном направлении) и предложил угадать, из какого материала он сделан. После нескольких попыток я сдался. “Silver”, – удовлетворенно произнес собеседник. “Серебро?!” – изумился я. “Да. Другой материал не работает в таких режимах”.

Разумеется, есть у “Нighland” и производственные тайны. Одну из них мне показали, достав из сейфа. Это был шатун (пожалуй, главная деталь в кроссовом мотоцикле), почтительно завернутый в стерильную салфетку. Хозяева относились к нему, как к бесценной реликвии. Тускло поблескивал мышиной серостью чрезвычайно легкий материал. Рабочие поверхности отливали зеркальным блеском. Подшипника не было как такового, никаких роликов, никаких шариков – деталь работает без них.

– Этот шатун прошел на нашем новом кроссовом мотоцикле две тяжелейшие гонки, – рассказал мастер. – Одна на песчаной трассе, другая – по грязи. После таких испытаний на обычный шатун больно смотреть. Нижний подшипник от перегрева, как правило, синего цвета, если не развалится совсем, верхний выглядит не лучше. А здесь – даже намека нет на следы износа. Как была новая деталь, так и осталась.

– Из чего он сделан? – слегка заикаясь, спросил я. Впервые за всю экскурсию ответа не было. Мастер многозначительно поднял глаза к потолку и указал туда же пальцем. Явно давая понять, что тут либо задействованы космические технологии, либо… еще выше.

Финиш сборки спортивного мотоцикла – испытательный стенд. Тут колдовал “компьютерный гений” фирмы, разумеется, тоже классный мотоциклист. Мне дали наушники, чтобы не оглохнуть: на стенде отбора мощности терзали очередной 450-кубовый кроссовый мотор. Я даже не пытался разобраться в мешанине показаний компьютеров, схем, таблиц и осциллограмм. Единственное, что было кристально понятно, – это график мощности, отдельно висевший на стене. Жирная красная кривая плавно поднималась до значения 70 л.с. Заметив, что я разглядываю график, “компьютерный гений” выключил двигатель, снял наушники, подошел и миролюбиво предупредил:

– Это рабочие цифры, не для прессы.

Я утвердительно кивнул: дескать, все понял, никому не скажу, что мотор нового кроссового мотоцикла “Нighland” выдавал на стенде 70 “лошадей”. Сообщу читателям лишь официальные данные: по паспорту двигатель развивает 56,4 л.с. при 8.500 об/мин..

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 4