Иван Владимиров
20 июня 2018

Иван Владимиров

главный редактор портала MotorPage.ru

С молотка!

Больше двадцати лет прошло, а я до сих пор хорошо помню тот Mercedes, около которого я месяц ходил кругами. Это был двухдверный CL 550 с восьмицилиндровым мотором и в меру потертым салоном. Он стоял в таксопарке, в автосалоне, принадлежавшем моему приятелю, и цена этого сокровища была для меня подъемной, а потому и чертовски заманчивой.

- А что так дешево? – спросил я своего приятеля. – Что у него с бумагами? Совсем беда?
- А сам-то как думаешь? – вопросом на вопрос ответил мой собеседник.

Впрочем, все оказалось не так уж и плохо. Какой-то шанс легализовать его, хотя бы временно, все же был, иначе машину просто бы не поставили на всеобщее обозрение в автосалон. Но я тогда не рискнул. Также, как чуть позже не рискнул и взять у частного продавца весьма неплохой двухдверный Nissan Terrano II. Судя по документам, которые я внимательно изучил, машина была куплена новой в компании Genser, у официального дилера Nissan в России. В наличии была даже сервисная книжка с отметками о прохождении всех ТО. Смущало лишь одно: двухдверные модификации этой модели официально к нам никогда не поставлялись, что мне охотно подтвердили менеджеры того самого «Дженсера». Понятно, что и про ту машину они ничего не знали, и про непонятно откуда взявшиеся документы с их печатями.

Словом, от приключений с Mercedes и Nissan Бог меня уберег. Попал я только с Ford Scorpio, у которого в оригинале ПТС оказалась отметка «без права отчуждения». В копии, которая шла с машиной, ее естественно не было. Тот «Скорпион» почти год простоял у меня в гараже, а потом был весьма удачно продан на запчасти, чем перекрыл большую часть убытков. Тем не менее, мне его до сих пор жаль – шикарная была машина: темно-бордовая со светлой свининой, с небом, в вагонке, на литье и на изоленте! Надеюсь, вы поняли, о чем я?

В те годы подобные случаи были отнюдь не редкостью. Я помню, как мой друг лишился роскошного Ford Taurus SHO, который был у него конфискован и, в итоге, так и сгнил в труху на милицейской стоянке. Помню Nissan «Максимку», у которой при экспертизе в ГАИ из-под слоя шпаклевки проявился совсем другой номер кузова. Пришлось тогда сперва платить самому эксперту, а потом еще и приведенному им сварщику, который привычно изобразил поверх номера грубые следы кузовного ремонта.  Помню 528-ю «бэху» на «красных номерах» навечно зависшую у моего коллеги на «ответственном хранении». Ее, кстати, потом пришлось сжечь, чтобы погасить документы и получить возможность хотя бы частично раскидать машину на запчасти.

Вы помните, как это было? Скорее всего, нет. А я помню. Так себе это было. И для продавцов, и для покупателей. Помню и потому в целом поддерживаю предложение Минпромторга создать при государственном участии единую аукционную платформу для продажи подержанных автомобилей. Почему-то это предложение, едва только его озвучили, было встречено в штыки. А, собственно говоря, что в нем плохого? Автомобильные аукционы типа Manheim, Copart и Adesa успешно работают в Америке уже более 50-ти лет. Что плохого в том, что продавец просто выставляет свою машину на аукционную площадку и ждет покупателя, который предложит за нее больше денег? Риск, что что-то пойдет не так, минимальный. Покупателями на таких аукционах выступают, как правило, автомобильные дилеры, которые выкупают приглянувшиеся им экземпляры, приводят их в порядок (или не приводят), а затем перепродают дальше уже конечному потребителю.

Нормальная, на мой взгляд, практика. С точки зрения простого автолюбителя здесь практически одни плюсы. Продать, а тем более купить какой-то «левак» при такой системе просто не реально. Каждая машина проверяется и перепроверяется по нескольку раз. Как с юридической, так и с технической точки зрения. Если с автомобилем что-то не так, он серьезно пострадал в ДТП, был ненадлежащим образом отремонтирован после аварии, имеет какие-то сложноустранимые дефекты или проблемы с документами, такое транспортное средство автоматически получает статус Lemon и многократно теряет в стоимости. Все понимают, что такую машину можно брать только на свой страх и риск. Если проблема и вовсе считается неустранимой, то в документах на машину ставится отметка Salvage, и все, приплыли. Даже если такой автомобиль выкупить и починить, то потом поставить его на учет и эксплуатировать на территории США (и Канады) уже будет нельзя. Мне кажется, что подобная система не помешала бы и нам, чтобы обезопасить отечественных покупателей от подержанной рухляди, собранной буквально по частям из остатков других автомобилей.

Автоаукционы вполне способны решить эту проблему. Также, как и проблему сбора данных об истории автомобиля. В США этим занимается, например, компания Carfax, которая ведет подробную историю каждого колесящего по стране автомобиля. В нее заносятся сведения обо всех ДТП, о выплатах по страховке, о ремонтах и даже о пройденных плановых ТО. Не имея подробного отчета от Carfax сложно даже выставить автомобиль на аукцион, не говоря уж о том, чтобы выгодно его продать. У нас в стране нечто подобное пытается делать компания «АвтоКод». Масштабы, конечно, еще не те, что у американцев, но кое-что уже есть. С развитием аукционного движения все их наработки обязательно станут весьма востребованными. Понятно, что экземпляры с прозрачной историей будет проще продать, да и при последующей покупке у дилера они станут цениться заметно выше.

Не могу не заметить, что свои «минусы» в автоаукционах тоже есть. Во-первых, кому-то может не понравится полная прозрачность любой сделки. Кто, кому, что и за сколько продал моментально станет известно налоговым органам. А это значит, что «скроить» на налогах, вписав в договор продажи «фейковую» стоимость, уже не удастся. А во-вторых, нам всем еще только предстоит узнать, что на самом деле все наши автомобили стоят существенно меньше, чем мы думаем. И дешевеют они значительно быстрее, чем нам кажется. За те деньги, которые сегодня пытаются объявлять владельцы подержанных машин на популярных интернет-площадках, никто из дилеров их просто не купит. Фраза о том, что я, мол, положил на прошлой неделе в салон новые коврики – плохой аргумент при торге. Не поможет. Зато, со временем, можно ожидать, что и у нас, как у американцев, сформируется понятная и прозрачная система оценки подержанных автомобилей. С соответствующими справочниками, типа легендарной Kelley Blue Book, и таблицами, полностью исключающими элемент недопонимания между покупателями и продавцами.

Впрочем, насколько я понимаю, автоаукцион – дело добровольное. Делать их обязательными никто не собирается. Есть у вас желание при продаже своего старого автомобиля самостоятельно поиграть в наперстки с перекупами откуда-нибудь из Ставрополья – дерзайте. Лично я не хочу. Когда-то уже приходилось...

Вас заинтересует:

Вам понравилось обсуждение?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Обзоров машин на сайте:

4 5 0 1