Самый первый снегоход от “Bombardier”

КАЖДЫЙ, кто хоть однажды бывал на зимних гонках в Валькуре, знает, что здесь же неподалеку находится музей отцаоснователя снегоходного движения в Канаде, да и, пожалуй, во всем мире, Джозефа-Арманда Бомбардье. Да, да, того самого, имя которого носит компания “Bombardier” (BRP). Сегодня этот музей стал местом паломничества для снегоходчиков со всего мира. А для самих канадцев его посещение считается таким же обязательным, как, например, церкви. Заглянул в него и я..

Когда экскурсовод наконец-то отчаялся найти Москву на карте провинции Квебек и начал в задумчивости чесать затылок, к нам подлетела сотрудница дирекции музея. Видимо, ребята из BRP успели предупредить ее о моем визите. Неуловимым движением она отстранила экскурсовода и рассыпалась в извинениях перед гостем из далекой России. Ну а после этого, видимо, в качестве компенсации за географический кретинизм своего коллеги или из уважения к моей великой стране, она предложила мне проехаться на “винтажном” (именно так она и сказала) снегоходе.

Вот это уже действительно интересно! Господь с ней, с географией. Лучше вспомним историю: оказывается, ровно 50 лет назад талантливый инженер и механик господин Бомбардье ровно на этом самом месте основал мастерскую, изготавливающую сноумобили. В том далеком 1959 году из ее ворот вышла самая первая партия снегоходов. До наших дней из них дожили всего два. Точнее – уже один. Второй пару лет назад разбил кто-то из потомков семейства Бомбардье. А к сохранившемуся второму служители музея с нескрываемым трепетом подвели меня..

Конструктивно не предусмотрено

ПЕРЕД тем как отправиться в путь, меня еще раз самым тщательным образом проинструктировали, что это не копия и не реплика, а самый что ни на есть оригинальный (вплоть до последней гайки) снегоход 1959 года выпуска. Из той самой первой партии, на деревянных лыжах с одноцилиндровым четырехтактным двигателем воздушного охлаждения объемом 265 куб. см и очень приличной для тех лет мощностью, аж в целых семь “лошадей”.

Я аккуратно, с должным почтением опустился на непривычно низкое сиденье. Сесть-то на него еще можно, но вот встать без посторонней помощи уже непросто. Да еще если у вас радикулит.. В общем, я сел.. Сел буквально на гусеницу, а аккурат у меня между ног оказался ничем не прикрытый двигатель.

Пока я устраивался, вокруг меня хлопотал человек в комбинезоне. “Механик”, – подумал я и только потом узнал, что это сам владелец уникального снегохода, одалживающий его время от времени музею. Знал бы раньше, непременно выразил ему свое безмерное уважение, граничащее с легкой завистью в хорошем смысле этого слова. А так вышло даже как-то неудобно. Он любезно помог мне сесть, сам дернул за шнур кик-стартера и завел мотор..

Двигатель будто и не отпраздновал на днях свой полувековой юбилей, охотно затарахтел с полоборота. Хозяин снегохода заботливо попросил меня убрать левую ногу подальше от мотора – чтобы штанину не намотало на маховик, и только после этого, как-то отрешенно вздохнув, махнул рукой: мол, давай.. но только в честь праздника…

Говорят, что когда я отъезжал, он хватался то за сердце, то за голову. Видимо, уже успел пожалеть о своей доброте. А зря. Я же все понимаю. И только осознание значимости происходящего помогло мне каким-то чудом разминуться со стоявшими у меня прямо по курсу деревьями. Снегоход категорически отказывался поворачивать. Похоже, что его деревянные лыжи были просто не способны на какие-либо маневры. Зато на прямой я открыл газ на всю железку.

Разогнал я старину “Bombardier” очень даже прилично. Спидометра у него не было, других приборов, впрочем, тоже. Но, по ощущениям, я ехал никак не меньше 40 км/ч. И только когда подлетел к финишу, понял, что чегото мне не хватает. Судорожно зашарил по рулю руками в поисках рычага тормоза и с ужасом понял, что его нет. Только тут я вспомнил, что, когда отъезжал, мне вслед кричали на трех языках сразу: “У снегохода нет тормозов!” Совсем нет. Никаких. Конструктивно не предусмотрено!

Финиш получился на редкость эффектным. Отскочивший в сторону белый как снег хозяин машины держался за сердце. Остальные разбежались кто куда. И только я невозмутимо делал вид, что всегда так езжу и тормозами не пользуюсь принципиально.

А потом мы все вместе дружно радовались благополучному окончанию теста – удовольствия море, ущерба музейному экспонату никакого. Но больше всех веселилась снимавшая меня английская съемочная группа – еще бы, уникальный материал в кармане. А мне клятвенно обещали прислать фото. Повешу на стену, буду внукам показывать..

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 1