АНГЛИЙСКИЙ язык для канадцев не основной. Он более распространен в южных провинциях страны. А на севере, например в провинции Квебек, вообще говорят только по-французски. Меня даже малость напугали, предупредив, что машину не плохо бы заправить заранее, потому что на местной бензоколонке могут возникнуть проблемы с языком.

Но все страхи оказались напрасными. Приветливые ребята на огромном “Додже”, из кузова которого выглядывал спортивный снегоход, долго и подробно, на двух языках и даже при помощи жестов, рассказали мне, как найти дорогу. Оказалось, что они тоже ехали посмотреть на очередной этап чемпионата мира по гонкам на снегоходах, который ежегодно проходит в городке Валькуре.

Следуя инструкциям, я без проблем добрался до стадиона, расположенного в 40 км от города, где и разворачивались основные события. Вот где настоящее веселье! Гремит музыка, всюду полощутся черно-желтые флаги “Ski-Doo” и ВRP. Все – и гости, и спортсмены – одеты в яркие комбинезоны и куртки, сплошь разрисованные теми же, что на знаменах, логотипами. Не успел я оглянуться, как к задней двери моей машины ктото прикрепил черное знамя, на котором золотом было написано “Ski-Doo 50 years”.

Как строят спортивные снегоходы

СНЕГ в тот день лепил просто страшно. Но рады ему были все, кроме, пожалуй, самих гонщиков, которые жаловались, что из-за снегопада на трассе практически ничего не видно.

Первыми на старт выходят снегоходы основного, так называемого, открытого класса. Они оснащены двигателями объемом 600 куб. см – “шестисотками”. В этом классе самые широкие возможности для проявления фантазий инженеров и мастерства механиков. На предстартовом брифинге я задал представителям “Ski-Doo” вопрос: кто и как делает эти аппараты?

Ответ получился несколько длиннее, чем я ожидал. Конечно, гоночные снегоходы делает сама фирма “Ski-Doo”. Но спортсменов высочайшего класса, которые участвуют в чемпионате мира, серийные модели не устраивают. Им строят машины индивидуально. Кто строит? Опять же в этом участвует сама фирма. Но только участвует. В большинстве случаев такие снегоходы производят мелкие специализированные ателье, в которых работают опытные механики, большинство из которых тоже когда-то были гонщиками. Они прекрасно знают все тонкости своей профессии, и им не надо долго объяснять, что же хочет получить спортсмен от своего снегохода.

Таких ателье в Канаде не счесть. На деле они выглядят так: частный дом, второй этаж жилой, а на первом – мастерская. Тут гоночный снегоход строят практически с нуля. Раму и туннель под гусеницу делают не из алюминия, кевлара или карбона, а из фибергласа. Прочнейший, да еще и упругий, между прочим, материал. Только он может выдержать прыжки, удары и неизбежные падения. Амортизаторы – газонаполненные, с тонкой регулировкой под разное покрытие, рельеф трассы и стиль езды. И конечно, самое главное – это спортивный мотор. Мощность форсированной двухтактной двухцилиндровой “шестисотки” достигает 200 л.с. Страшно даже подумать, в каком напряженном режиме работает такой двигатель.

Оттолкнуться и взлететь

Я СТОЮ рядом со стартовой линией и с удивлением смотрю на происходящее. Подготовка к началу гонки здорово напоминает броуновское движение. Спортсмены практически не стоят на месте, а, едва собравшись на стартовой линии, тут же разъезжаются в разные стороны, чтобы через несколько минут вернуться обратно. Судьи никак не реагируют на этот беспорядок. Они прекрасно знают, что высокофорсированный спортивный двигатель не может долго работать на холостых оборотах – свечи заливает, он начинает чихать, кашлять и может даже заглохнуть. Поэтому-то гонщики и стараются не стоять на месте, а все время двигаться.

Чтобы отчетливо понять, до какой степени форсирован двигатель, рекомендую постоять на трассе около трамплина. Вот гонщик одним махом пролетает более 40 м, приземляется и тут же, в момент касания, на полную открывает гашетку газа. Звуковой удар выхлопа по ушам такой силы, что я просто глохну, и слух начинает возвращаться, только когда гонщик, сделав круг по стадиону, уже опять летит у меня над головой.

Господь с ним, со слухом, было бы зрение! Ведь смотреть, как едут лучшие гонщики со всего мира, уже само по себе праздник. Хотя, честно говоря, даже нельзя сказать, что они едут. Нет, не едут – летают! Спортсмены опускаются на землю, вернее, на снег, чтобы только зацепиться за него, набрать скорость и опять взлететь. В небе Валькура только снег и снегоходы.

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 4