Продолжая проект знакомства с традициями народов, населяющих Россию, мы на хэтчбеке Hyundai i30 отправились в свою третью этнографическую экспедицию. На этот раз маршрут пролегал по городам и селам Татарстана

Татарстан – один из интереснейших регионов России. Культуры Европы и Азии здесь обогащают друг друга, местные власти славятся толерантным отношением к религиозным традициям всех этнических групп, а уровень экономики является третьим в стране после Москвы и Петербурга. Да и вообще это колоритный регион с живописной природой, специфической архитектурой, оригинальными кухней и искусством.

В последние годы Татарстан совершил мощный рывок в развитии нефтегазовой отрасли, дорожного и жилищного строительства, а также поддержки спорта. Самые яркие примеры в последнем случае – строительство гоночной трассы “Казань-ринг” и проведение летней Универсиады-2013. А поскольку марка Hyundai выступила партнером всемирных студенческих игр (на улице Баумана в Казани даже сохранена стела с часами обратного отсчета до Универсиады и символикой Hyundai), наше путешествие в Татарстан на хэтчбеке i30 оказалось вдвойне обоснованным.

Проверка на дорогах

Трасса М7 “Волга”, по которой логичнее всего добираться из Москвы в Казань, преподносит сюрпризы. Только что мчались со скоростью, максимально разрешенной правилами, и вдруг приходится ползти в плотном потоке из грузовиков и легковушек, штурмующих ямы и колеи. Хорошо, что подвеска у Hyundai i30 сбалансированная – машина уверенно держит траекторию на прямой и в поворотах, и в то же время успешно отфильтровывает мелкие и средние неровности. Особое внимание – глубоким выбоинам и “ступенькам” в повсеместно ремонтирующемся асфальте. Если переборщить со скоростью при преодолении таких препятствий, подвеске может не хватить энергоемкости, особенно когда на борту несколько человек, а багажник забит почти до отказа.

Что касается комфорта, корейский хэтчбек обеспечивает его в полной мере. На разбитом асфальте не трясет и не укачивает, в салон не прорывается ни шум набегающего воздушного потока, ни гул шин, кресла удобные, слоты Aux и USB и пара розеток на 12 В в наличии. Реакции на руление точные, но не нервозные. Бензиновый 130-сильный двигатель, работающий в паре с 6-диапазонным “автоматом”, приятно удивил отзывчивостью: машина способна совершать быстрые маневры в городском потоке, не возникает проблем и с обгонами грузовиков на трассе. В багажнике вполне хватило места для дорожного скарба двоих путешественников, включая громоздкое фотооборудование. Так что все опасения, что относительно короткобазный автомобиль с 1,6-литровым мотором не лучший выбор для дальних путешествий, рассеялись как дым.

Дружба… религий

Татарстан часто приводят в пример, когда заходит речь о веротерпимости, равноправном сосуществовании христианства и ислама, переплетении тюркской и славянской культур. Архитектурным символом такой политики является Храм всех религий – причудливое сооружение, которое мы обнаружили в поселке Старое Аракчино под Казанью. Это недостроенное здание, в ансамбле которого соседствуют православная церковь, мечеть, иудейская синагога и буддистская пагода, начал строить в 1994 г. архитектор Ильдар Ханов. В прошлом году художник скончался, так и не успев закончить свой гуманитарный проект. Ханов верил, что в храме будут молиться представители разных религий, но пока это лишь популярное у туристов место, где временами проводятся выставки картин, мастер-классы, концерты.

И все же даже беглого взгляда достаточно, чтобы увидеть, что мечетей в татарских городах заметно больше, чем православных храмов. Что, впрочем, объяснимо и естественно. Татары – преобладающая нация республики, а ислам здесь исконная, “домашняя” религия. Начиная с X века его стали добровольно принимать волжские булгары – предки современных татар, затем он получил свое развитие в Золотой Орде, еще позже – в Казанском ханстве. Христианство же пришло сюда во времена Ивана Грозного, завоевавшего Казань в 1552 г. в ходе хитроумной военной операции, начавшийся у стен крепости Свияжск – ее по приказу русского царя возвели под Казанью в считаные дни из бревен, спущенных вниз по Волге. В результате казанский хан Едигер-Магмет был пленен, крестился и стал союзником Ивана Грозного, за что получил во владение Звенигород.

Наша первая остановка в пути – именно город-остров Свияжск, находящийся примерно в 30 км от современной столицы Татарстана. Его история уникальна и во многом печальна. В XVI–XIX веках Свияжск был форпостом русской культуры и центром православия. В советские времена здесь действовала детская трудовая коммуна, затем исправительная колония и психиатрическая лечебница. В 1957 г. в результате заполнения Куйбышевского водохранилища Свияжск превратился в остров, и лишь в 2008 г. дамба с автодорогой связала Свияжск с “материком”. По этой дамбе мы и попали в город, где увидели множество восстановленных православных церквей и… ни одной мечети. Правда, на территории города ведутся активные археологические раскопки. Обнаружена даже древняя татарская слобода, существовавшая до 1552 г. Стало быть, не исключено, что на историческом плацдарме завоевания Казанского ханства возведут в обозримом будущем и мечеть – такая перспектива активно обсуждается в интернет-блогах.

Как бы то ни было, сосуществование на территории Казанского кремля самой большой в Европе мечети Кул-Шариф и православного Богоявленского собора кажется органичным. Даже притом, что некоторые говорят о доминировании над окружающей застройкой главной мечети, которая вроде бы воспроизводит форму короны казанских ханов, увезенной после взятия Казани Иваном Грозным в Москву.

Национальные традиции

Знакомство с традициями народов Татарстана продолжаем в Национальном музее близ Казанского кремля. Здесь становление татарской нации показано в историческом разрезе. На первом этаже выставлены орудия труда, посуда, украшения, охотничьи и рыболовные снасти, относящиеся к бронзовому и железному векам. Далее – артефакты уже почти современной истории: предметы быта, одежда, оружие и главное – полноразмерные макеты татарских жилищ XVII–XVII веков.

Последние – настоящий кладезь информации о местном быте и культуре. Снаружи традиционные татарские избы не сильно отличаются от деревянных жилищ русского типа, разве что наружные стены потомки волжских булгар красили в более яркие цвета. Да вместо русских рельефных завитушек, насыщенных языческой символикой, у татар стены, фронтоны и крыльцо декорировали растительными и геометрическими орнаментами – здесь влияние оказал ислам, диктующий запрет на сюжетные изображения. Что касается интерьера, то принципиальнее всего, что нет внутренних стен. Помещение поделено на мужскую и женскую половины занавеской – чаршау. Женская территория ближе к кухне и печке, на мужской расположены почетные места для гостей и хозяина. Нет и традиционных кроватей: спали на широких полках (сэке), напоминающих русские полати, но расположенных ближе к полу. На сэке и ели – они также выполняли роль стола.

Татарская печь похожа и непохожа на ее русский аналог. Форма та же – прямоугольная. Но, во-первых, здесь не предусмотрена лежанка, во-вторых, с одного из торцов имеется прямоугольная выемка для установки чана для омовения. Разумеется, в изобилии представлены домотканые половики, молитвенные коврики, полотенца. Мебели сравнительно немного. На стене у входа традиционно вешали шамаилы – красочно оформленные изречения из Корана, чаще всего в рамке. По словам старшего научного сотрудника музея Веры Ивановой, подобные жилища с чаршау и сэке до сих пор встречаются в сельских районах республики.

Что касается традиционных промыслов, доживших до наших дней, то наиболее популярным остается производство национальных головных уборов, обуви и костюмов. Праздничные и повседневные тюбетейки, узорчатые сапоги ичиги, кожаные тапочки чувяки с орнаментом до недавнего времени массово выпускали на фабрике национальной обуви в Арске (это примерно 80 км от Казани, куда мы быстро и с комфортом добрались на своем Hyundai i30). Однако спрос на такую экзотику в последние годы поутих, и в 2006 г. предприятие закрылось. Его бывший главный модельер Айрат Султанов рассказал нам об усилиях по сохранению старинного промысла. Сейчас художник курирует работу частных мастеров, осуществляя авторский контроль. Частники, работающие на дому, создают настоящие шедевры – кроме сапог и тюбетеек изготавливают женские сумки, футляры для мобильных телефонов, узорные подушки, обшивают мебель для дома или мечети. Подобная продукция недешева, но пользуется спросом у любителей эксклюзива и местных модниц.

О хлебе насущном

Понять, чем живет тот или иной народ, можно в том числе проанализировав его кулинарные пристрастия. С этой целью мы отправились в едва ли не самый дорогой, известный и популярный ресторан Казани – “Дом татарской кулинарии”, расположившийся на центральной улице Баумана. Интерьер ресторана отличает убедительная помпезность: мощные колонны, огромный холл с фонтаном, важный швейцар у входа. Официанты в национальной одежде приносят горячие блюда, эффектно снимая с тарелок крышки. Из динамиков доносится ненавязчивая татарская музыка.

Кому-то такой пафос придется по душе, кого-то будет раздражать, но что касается собственно еды, то она вызывает абсолютный восторг. Треугольные пирожки с начинкой из картошки и мяса (эчпечмаки), мясные пирожки пермячи, жаркое из конины и говядины, фирменный чак-чак (изделие из теста с медом) без преувеличения изысканны, а традиционный айран с хреном экзотичен. В казанском кафе “Биляр”, которое мы тоже посетили, те же блюда почти столь же вкусны, но выглядят проще и, конечно, подаются с меньшей помпой.

Говоря же о татарской кухне в целом, следует уточнить, что в ней нет блюд из свинины, которую правоверные мусульмане в пищу не употребляют. А вот баранина, говядина и конина в чести. Из них готовят бульоны для супов и всевозможные горячие блюда. Конина служит и для производства вяленой колбасы кызылык. Причем в татарских селах до сих пор выращивают коней исключительно на убой – на них даже не пашут.

Еще татары очень любят блюда из заквашенного кобыльего и овечьего молока (кумыс, крут, катык) и выпечку из сдобного и сладкого теста: сладкие лепешки чельпек и тот же чак-чак. Последний – обязательное свадебное угощение. Кстати, в Казани на улице Каюма Насыри в скором времени планируется открыть даже музей чак-чака.

Поэзия жизни

В нашей этнографической экспедиции мы не могли обойти стороной личность основоположника татарского литературного языка, поэта, переводчика и общественного деятеля Габдуллы Тукая, которого здесь высоко чтят и называют “татарским Пушкиным”. В музейном комплексе поэта, находящемся в селе Кырлай под Арском, о нем без официоза рассказала местная жительница, экскурсовод Гульшат Сафиуллина. Подробности жизни оказались драматическими. Поэт родился в 1886 г. в деревне Кушлауч Казанской губернии, рано потерял родителей, пару лет ходил в школу в Кырлае, затем обучался в медресе в Уральске, работал в типографии, где, как считается, заболел чахоткой. При этом сотрудничал с казанскими сатирическими журналами, прославился своей гражданской и социальной лирикой, а также сказками для детей. Скончался в 1913 г. в возрасте всего лишь 26 лет.

Назвать Тукая революционером было бы преувеличением. Но он выступал против консервативного духовенства, продвигал идеи гуманизма, воспевал природу родного края, переводил русских классиков (в частности, басни Крылова и рассказы Льва Толстого), написал несколько сказок, чрезвычайно популярных у татар. Так, в знаменитой поэме “Шурале” (“Леший”) рассказывается, как крестьянин перехитрил лешего, а в сказке “Водяная” ребенок крадет у русалки золотой гребень, но его мать возвращает украшение и дает отповедь сыну: воровать нехорошо!

Перед входом в музей стоит сразу несколько скульптур – в основном это персонажи сказок Тукая: Водяная, Шурале, Коза и Баран. Внутри выставляются работы местных школьников по мотивам сказок “татарского Пушкина”, причем наиболее популярен образ монстроподобного Шурале. Здесь же собраны интересные экспонаты – как личные вещи писателя, так и предметы быта жителей села Кырлай: уже знакомые нам узорчатые сапоги, самовары, сундуки, прялки. Несмотря на то что музейный комплекс расположен в удалении от маршрутов рейсовых автобусов, здесь многолюдно – мы убедились в том, что Тукай для татар фигура культовая. При подъезде к Кырлаю на обочинах дорог выставлены гигантские портреты Тукая, а в Казани и еще ряде городов ему воздвигли памятники.

Музей Габдуллы Тукая под Арском стал финальной точкой нашей экспедиции. Отсюда мы, вновь снарядив в дальнюю дорогу Hyundai i30, опять отправились по трассе М7 “Волга”. Как водится, постояли в пробках, затерявшись в скопище фур, промчались по отличным дорогам Татарстана, построенным к Универсиаде, и в итоге без проблем добрались до Москвы. При этом корейский хэтчбек ни разу нас не подвел и обеспечил должный комфорт в долгом пути, за что ему отдельное спасибо.

Вас заинтересует:

Вам понравился этот тест-драйв?

Рассказать друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках



Модели в этом тест-драйве

Hyundai I30

2007 - сегодня

Поколений
4 смотреть
Класс
Городской
Кузов
хэтчбек 5-дв.
Тест-драйвов
5 смотреть
Технические характеристики

Сделано тест-драйвов:

2 2 1 9