Вкус успеха
Логотип Chevrolet

О Chevrolet Captiva

По-русски

Шевроле Каптива

Тест-драйвов
10 (все тесты)
Двигателей
5 (открыть)
Комлектаций
5 (открыть)
Последнее поколение
I 2 рест. (открыть)
Отзывов на сайте
4 (прочитать)

Российское гостеприимство и магия кондитерского искусства, Коломенский кремль, монастыри и старые купеческие усадьбы – в таком антураже раскрылся характер обновленного кроссовера Chevrolet Captiva

Идея отправиться в Коломну на обновленном Chevrolet Captiva возникла не случайно. Когда российский офис GM предложил “Автопанораме” протестировать кроссовер на месяц раньше других автомобильных СМИ, мы подумали, что знакомство не должно оказаться шапочным. Было решено погрузить новый автомобиль в оригинальный контекст – использовать его как средство доставки журналистов в культурно-историческое поле, коим подмосковная Коломна является однозначно. Продумывая детали проекта, мы захотели узнать побольше о традициях местного быта, проникнуться духом российского гостеприимства и, конечно же, отведать местных лакомств, которые готовят в той самой Коломне по старинным рецептам.

Семейные ценности

Получив ключи от Captiva, я невольно задумался о смысле рестайлинга этой успешной модели. Более грозная оптика, новые капот, колесные диски, радиаторная решетка и детали вроде вентиляционных прорезей на передних крыльях сместили привычные акценты. Машина, позиционирующаяся как семейная, приобрела более дерзкую и в то же время более стильную внешность. Низко посаженная “юбка” переднего бампера демонстрирует прогресс в “асфальтовых” дисциплинах, а отдельно открывающееся стекло пятой двери – приспособленность автомобиля к жизни в мегаполисе.

В салоне обновленного кроссовера испытываешь ощущение простора. На мой взгляд, это главное, чем подкупает рестайлинговый интерьер. Дело не только в новых отделочных материалах (хромированных элементах, фактурном пластике и яркой обивке кресел и панелей), но и в перекомпоновке ряда элементов. Взять хотя бы центральный тоннель. Место традиционного “ручника” здесь занял электрический стояночный тормоз. В результате пространство между передними сиденьями высвободилось, и там удалось разместить глубокую, как колодец, и длинную, как тоннель, вещевую нишу.

Опасения, что запутаюсь в россыпи кнопок и тумблеров на центральной консоли, быстро развеялись. Найти нужную клавишу удалось с первого раза – в том числе и потому, что кнопки отделены друг от друга хромированными планками. Наконец, нельзя не обратить внимания на кнопки-“новоселы” – крупные прямоугольники обогрева сидений за селектором КП, а также клавиши включения/выключения системы стабилизации и системы помощи при спуске по склону, оформленные в виде ремешка к овальным электронным часам. Единственное, что захотелось бы поменять в обновленном интерьере, – это руль. Он великоват в диаметре, тонковат в сечении и, хотя и соотнесен с внутренним дизайном, выглядит архаично.

Особо подчеркнем, что Captiva можно заказать как с 5- (в нашем случае), так и с 7-местным салоном. Хочется сделать отдельный комплимент багажному отсеку. Его объем – 477 л (до нижней кромки окон), а если сложить сиденья второго и опционного третьего ряда, то все 942 л. В багажник Captiva поместился солидный походный набор для семьи из трех человек, а свободного места все еще было в избытке.

Порядка 200 км, которые я проделал, добираясь из Москвы в Коломну через Каширу, позволили прочувствовать характер новой Captiva. Уже с первыми километрами стало очевидно, что инженеры настроили шасси на более азартную езду. Для уменьшения кренов в поворотах увеличили упругость пружин. Одновременно были установлены более мощные стабилизаторы поперечной устойчивости. При этом для снижения вибраций инженеры сделали более мягкими сайлент-блоки. Как следствие, на относительно качественном асфальте обновленный кроссовер демонстрировал хорошую плавность хода. Однако на покрытии отвратительного качества (какое встречается в окрестностях городов Кашира и Озеры) пересмотренная подвеска показалась жестковатой. Профиль разбитой асфальтовой дороги отрабатывался излишне подробно, а при съезде на грунтовку автомобиль начинал скакать по кочкам, заставляя сбросить скорость.

Словом, шасси порадует тех, кто в равной мере ценит комфорт и возможность ехать активно. Радея о таких водителях, инженеры снабдили все модификации Captiva перенастроенной системой динамической стабилизации. Она способна распознать занос в повороте и подтормозить переднее наружное колесо или же при возникновении сноса передней оси замедлить вращение заднего внутреннего колеса. В арсенале новой Captiva имеется также система активной защиты от опрокидывания, которая распознает и уменьшит поперечное перемещение автомобиля, характерное, например, для объезда внезапно возникшего препятствия. Наконец, очень хороши тормоза – в одинаковой мере мощные и информативные, дополненные перепрограммированным блоком управления антиблокировочной системой.

Бензиновый 2,4-литровый двигатель, которым была оснащена тестовая машина, “младший” в моторной линейке, куда входят также 3-литровый бензиновый V6 и 2,2-литровый турбодизель. Однако “младший” в данном случае не означает непроизводительный. Благодаря модернизации (двигатель снабдили системой регулирования фаз газораспределения VVT и двумя верхними распределительными валами) этот мотор стал выдавать 167 л.с. (против прежних 136) – вполне достаточно как для активных перестроений в городе, так и для обгонов на трассе. Жаль, что 6-диапазонная АКП немного “задумчива” при переключениях “вниз”, в том числе и в ручном режиме. Как бы то ни было, управление ускорением 2,4-литровой Captiva может доставлять удовольствие. Чтобы держаться в потоке в городе и на трассе, не нужно выжимать из машины снаряженной массой 1870 кг ее максимум.

В купеческой усадьбе

Однако пришло время рассказать о достопримечательностях Коломны, и начнем мы с первого пункта нашего маршрута – усадьбы Лажечниковых. Фактически это усадебный комплекс, расположившийся в исторической части города напротив фрагментарно сохранившихся стен Коломенского кремля. С 1801 по 1812 г. усадьба принадлежала купцу Ивану Ильичу Лажечникову, отцу писателя Ивана Лажечникова. Последний считается одним из зачинателей русского исторического романа и наиболее известен произведениями “Ледяной дом” (1835 г.) и “Басурман” (1838 г.), а также знакомством с Пушкиным, которого потомок купеческого рода в свое время удержал от дуэли с неким майором Денисевичем. После смены нескольких владельцев в XIX веке в усадьбе размещался в разное время и трактир, и постоялый двор. Сегодня в зданиях усадьбы находится филиал Коломенского краеведческого музея.

Экскурсовод настойчиво просит не записывать ее на диктофон (видимо, опасается промышленного шпионажа со стороны конкурентов из других районов области), но охотно демонстрирует раритеты, ради которых мы приехали в Коломну. Я остаюсь под впечатлением от монументальной каминной печи, выложенной узорчатой плиткой, глубоких полок – их встраивали в стены как альтернативу дорогостоящим деревянным шкафам – и богатой библиотеки, которую начал собирать еще дедушка писателя, тоже зажиточный коломенский купец. Бросаю взгляд на массивные двери, которые когда-то вели в яблоневый сад, и поднимаюсь на грандиозный балкон, откуда открывается величественная панорама Коломны. Именно здесь Лажечниковы устраивали чаепития.

В такой момент невольно представляешь себя одним из участников того действа: антикварный пузатый самовар, чай, разлитый в расписные чашки с блюдцами, калачи, пироги и знаменитая коломенская пастила, которую разносят симпатичные пастильницы в сарафанах и кокошниках. К слову, в подобной церемонии можно поучаствовать любому: музей предлагает посетителям соответствующую театрализованную программу.

В поисках рецепта

И вот наконец главная цель нашего путешествия – музей “Коломенская пастила. У Николы на Посадях”, расположившийся в доме 13а по Посадской улице. В свое время этот симпатичный особнячок постройки XVIII века принадлежал знаменитому роду купцов Сурановых. Сегодня здесь реализуется грандиозный проект восстановления исчезнувшего… вкуса: сотрудники музея стремятся воссоздать рецептуру пастилы, лакомства, ставшего одним из символов Коломны XVIII–XIX веков. “В 1916 г. закрылась последняя пастильная фабрика – умер ее владелец, и вкус настоящей пастилы забыли фактически на 100 лет”, – рассказывает уже здешний экскурсовод Александра Жук. А вспомнили о местной пастиле в связи с конькобежными соревнованиями (с 2007 по 2009 г. в Коломне прошли этапы Кубка мира и Европы по конькам).

Эти события спортивной жизни подтолкнули энтузиастов Наталью Никитину и Елену Дмитриеву (ныне они руководят музеем) к реализации амбициозного проекта воссоздания производства настоящей коломенской пастилы. Необходимые средства предоставил благотворительный фонд Владимира Потанина (проект стал победителем V Грантового конкурса музейных проектов “Меняющийся музей в меняющемся мире” 2008 г.). Рецептуру восстанавливали по архивам, публикациям краеведов и даже литературным произведениям. В результате, когда 24 января 2009 г. открылся музей, посвященный этому лакомству, сюда началось паломничество. Сегодня он интересен в равной мере и россиянам, и иностранцам. Последние, говорит Александра Жук, в неописуемом восторге от антуража. “Они говорят, что мы – живые, настоящие, нас можно потрогать. Совсем не то что в схожих музеях на Западе”, – рассказывает экскурсовод. Что ж, и я со своим семейством остался под впечатлением от музея. Нельзя не отдать должное тому, сколь профессионально и качественно реализуется проект. Скрупулезное воспроизведение внутреннего убранства купеческого особняка, покроя старинных платьев (в них облачены сотрудницы музея), орудий производства и даже упаковок пастилы – все это воспринимается как откровение.

“Когда мы открыли свою фабрику, у нас все операции начали делать с помощью машин. Сегодня вся техника только немецкая. Всякая другая ломается, долго не выдерживает. Но поскольку в Германии никогда не делали пастилу – это чисто русский продукт, – то их сушильная печь как следует не сушила, и ее довели до ума специалисты Центрального аэрогидродинамического института. Инженеры переделали немецкую печь так, чтобы мы могли сушить продукт в специальных, восстановленных по архивным документам рамках. Если сушить по-другому, пастила будет клеклая, тяжелая”, – рассказывает гид. По ее словам, проект начали поднимать лишь два сотрудника, а теперь в штате 11 человек, выпускается 26 сортов пастилы. Перерабатывается пять тонн яблок в месяц. Это 4000 коробок готового продукта.

К слову, коробочки эти недешевы, примерно по 400 рублей: в цену включены надбавки за уникальность продукта и технологий. При этом в магазине на соседней улице продается пастила местной фабрики “Коломчаночка”, которая впятеро дешевле. Старинная рецептура в последнем случае, разумеется, не используется, но и этот продукт добротный, процент натуральных ингредиентов высокий. Разумеется, мы попробовали пастилу обеих фабрик. “Старинная” оказалась тягучей, как грузинская чурчхела, она сочетает вкус яблочного мармелада и, как мне показалось, бисквитного пирожного. Продукт “Коломчаночки” тоже вкусный, с сильным яблочным ароматом, но, по сути, мало отличается от другой современной пастилы, сделанной по ГОСТу, и, соответственно, не имеет того привкуса магии, какой свойствен продукции коломенского музея пастилы.

Разумеется, “реставраторы забытого вкуса” знают о конкурентах и вот что говорят по этому поводу: “У нас продукт натуральный. А что магазинная пастила? Сахар, яичный белок, агар-агар для желирования да фруктовая эссенция. Там нет настоящих яблок. А яблоко – это пектин, желирующее вещество. У нас нет консервантов, нет ароматизаторов. К яблочку добавляется или смородинка, или клубничка, или малинка, или, например, цедра апельсина, лимона”.

А еще музейная пастила – это удовольствие от прикосновения к ее упаковке. Пухлые коробочки клеятся по образу и подобию старинных, начала XIX века. Самая распространенная упаковка – с портретом Екатерины II – оригинальная. За основу взято чудом сохранившееся изображение на коробке пастилы, выпускавшейся до 1916 г. на фабрике купца Чуприкова. В оформлении упаковок используются и сюжеты произведений известных художников, в том числе Васнецова, Рериха, Билибина.

У реки Оки

Коломна стоит на месте слияния трех рек – Коломенки, Москвы-реки и Оки. Их поймы на момент проведения экспедиции были основательно подтоплены – грех не подъехать к воде поближе и не испытать полноприводные возможности кроссовера. Тем более что все продающиеся в России Captiva имеют привод на обе оси. Отключаю систему стабилизации, пытаюсь пробиться к воде по вязкому глинозему с колеями, оставленными трактором, но довольно быстро чувствую предел машины. Задняя ось активно ассистирует передней (если привод задних колес активен, мощность делится между осями в соотношении до 50:50). Однако Captiva ведет себя как типичный “асфальтовый” кроссовер: протектор шин быстро забивается грязью, машина начинает буксовать и “тонуть” в колее. Низко посаженная “юбка” переднего бампера при этом норовит срезать выступы грунта, подобно ковшу экскаватора. Зато нашлось применение ассистенту движения на спуске. Когда нужно было съехать по крутому склону к Оке, я убрал ноги с педалей, и Captiva уверенно скатилась вниз, самостоятельно подтормаживая колеса.

Словом, на мокрых и скользких асфальтовых трассах полноприводный потенциал Captiva проявляется в большей мере, нежели на реальном бездорожье. При этом система полного привода работает в связке с ABS и ESC, улучшая курсовую устойчивость и, соответственно, повышая безопасность.

В целом Chevrolet Captiva проявил себя как надежный и приятный в эксплуатации семейный автомобиль: относительно доступный, подходящий  и для мегаполиса и для выездов за город. Причем, что особо радует, путешествовать с комфортом можно даже всемером. 

Вас заинтересует:

Вам понравился этот тест-драйв?


Выбираете автомобиль? Посмотрите конкурентов Chevrolet Captiva:


Комментарии к тест-драйву

Сделано тест-драйвов:

2 0 8 7