Шумел сурово брянский лес
Логотип Chevrolet

О Chevrolet Tahoe

По-русски

Шевроле Тахо

Тест-драйвов
10 (все тесты)
Двигателей
2 (открыть)
Комлектаций
3 (открыть)
Последнее поколение
IV (открыть)
Отзывов на сайте
2 (прочитать)
Цены
от 2 999 000
до 3 800 000

Ровно 70 лет назад здесь, в малопроходимых лесах Брянщины, советские войска провели рискованную военную операцию. Наше наступление на запад к тому времени приостановилось – войска вермахта прочно укрепились у восточного края полосы местных лесов, а сил, чтобы выбить их оттуда, не хватало. При этом Брянск считался стратегическим объектом: город называли самым важным транспортным узлом на Восточном фронте.

И тогда командующий Брянским фронтом генерал армии Маркиан Попов пошел на риск: выяснив, что сопротивление перед силами соседнего фронта намного слабее, он тайно перебросил несколько подразделений на другую территорию и нанес во фланг фашистам сокрушительный удар. В результате тяжелая операция, длившаяся весь сентябрь, увенчалась успехом: советские войска полностью освободили Брянский промышленный район, а также немалую территорию к западу от него (кстати, день освобождения, 17 сентября, в Брянске теперь празднуют как День города). А Красная армия получила пополнение – к ней примкнула значительная часть воевавших в местных лесах партизан.

По стране контрастов

Как и в предыдущем случае, когда мы ездили на Курскую дугу (“АП” № 7, 2013), мы отправляемся к местам боев на заокеанском Chevrolet. Только на этот раз в распоряжении редакции не огромный и нарядный “танк” Tahoe, а более демократичный Trailblazer. Он, конечно, поменьше, но ненамного. И сразу видно, что характер у автомобиля совсем другой. Если “старший брат” все же городской житель, то “младшему” самое место на проселках, полевых грунтовках и вообще любых “фронтовых” дорогах. Об этом говорит и его огромный дорожный просвет, и скромные свесы, и тяжелое ворчание 2,8-литрового дизеля. Впрочем, способности модели на бездорожье нам только предстоит проверить.

А пока выезжаем на трассу М3 и неспешно удаляемся от Москвы. Дорога до Калуги промелькнула незаметно: трасса широкая, асфальт очень хороший. А потому Chevrolet катит себе степенно и спокойно, не досаждая ни лишней тряской, ни вибрациями, ни шумом  мотора. Увы, после поворота в город, где жил и работал Константин Циолковский, обстановка резко меняется. Магистраль превращается в изрытую, к счастью, не снарядами, а долгой беспечной эксплуатацией и бесконечными ремонтами полосу препятствий. Теперь комфорт передвижения по ней зависит не столько от покрытия, сколько от машины.

И ей приходится несладко: Trailblazer болезненно реагирует на все стыки, кочки и выбоины, содрогается всем своим тяжелым “телом”, а попав в колею, так и норовит метнуться в сторону. Еще тяжелее ему становится в Брянской области – местами дороги здесь даже не асфальтовые, а выложенные бетонными плитами. Невольно задумываешься: когда же их сюда положили? Так и тянет сказать, что еще до войны… Ремонтные работы, правда, ведут и здесь, но очень уж локально и неспешно. Так что надеяться на скорое появление хоть какого-то подобия настоящих магистралей, увы, не стоит.

Лесные сюрпризы

Планируя эту поездку, мы тщательно готовились, разведав заранее координаты некоторых исторических мест и интересных памятников. Однако суровые брянские леса по-прежнему полны сюрпризов. Тогда, в 1943 г., для немцев неприятным открытием стали отряды партизан, укрывшихся в чащобе. Но и сегодня интересующихся историей визитеров ждет немало неожиданностей. Так, километрах в двадцати от Брянска мы разглядели на обочине неприметный указатель “Партизанская поляна”. Сворачиваем. И сразу понимаем, что как раз тут у нашего Chevrolet есть шанс реабилитироваться. Разбитая, раскисшая лесная тропка с довольно глубокой колеей для многих “паркетников” или даже серьезных “вседорожников” стала бы непреодолимым препятствием. Но не для нас! Вальяжно переваливаясь и сурово порыкивая дизелем, Trailblazer спокойно проезжает несколько километров до большой лесной опушки. А там…

Там можно понять, в каких условиях жили те, кто не давал немецким войскам спать спокойно. Правда, от прежнего партизанского лагеря остались только три землянки. Но и нововведений здесь немного: в середине опушки установили небольшую памятную стелу, да под деревьями кто-то сколотил несколько столиков с лавками. Зато сюда не добрались музейные работники, так что жилища партизан остались практически в первозданном состоянии. Зрелище, надо сказать, жутковатое: низкий, отчаянно протекающий потолок, теснота, сырой спертый воздух и узкие лежанки по бокам. А ведь в годы войны радовались и подобному “комфорту”!

Вдоволь надышавшись лесным воздухом, снова трогаемся в путь. Но выясняется, что разных памятников и монументов в здешних лесах очень много. Похоже, тут до сих пор понимают цену той победы. Вот среди деревьев мелькнула башня “тридцатьчетверки”, поднятая на бетонный постамент. Чуть дальше у дороги из-под земли торчат алюминиевые крылья – это памятник боевым летчикам. Неожиданно мы обнаружили и мемориал, посвященный нашим коллегам – военным журналистам: они прямо в лесу издавали фронтовую газету.

Заехали мы и в “официальный” музейный комплекс “Партизанская поляна”. Он абсолютно не похож на ту поляну, где мы уже побывали: тут очень чисто и благоустроенно, стоит огромная мраморная “Стена памяти”, под которой горит вечный огонь. От количества погибших, чьи фамилии высечены на камне, становится не просто страшно – по-настоящему жутко. Стоит здесь и боевая техника. Правда, совсем не та, что принимала участие в Брянской операции, а куда более современная. Наконец, наличествуют и новодельные партизанские землянки: чистые, сухие, просторные. Похоже, организаторы музея посчитали, что так будет лучше для патриотического воспитания молодежи. Что ж, каждый мыслит по-своему.

Город памяти

К сожалению, сам Брянск не самое подходящее место для туризма. Областной центр сильно разросся вширь, но остался малоэтажным, довольно неухоженным и мрачноватым. Увы, подобным образом здесь относятся и к многочисленным памятникам – пушки и танки на постаментах нередко покрыты позорной ржавчиной. И даже грандиозный монумент “Курган Бессмертия” не смогли достроить: венчающая его звезда гордо возвышается над городом, но ведущую к ней аллею никак не замостят до конца плиткой.

Зато мы обнаружили, что местные жители помнят не только о ратных подвигах. В 1980 г. тут установили единственный в России памятник… токарному станку! И немудрено, ведь во время войны юные рабочие тоже делали все для победы. И их трудовые подвиги зачастую были такими же важными и значимыми, как и солдатские.

Напоследок, уже выезжая из города в сторону Москвы, мы посетили еще один мемориал – памятник военным водителям. С одной стороны от дороги высится большой монумент, а с другой на гранитных парапетах стоят заслуженные труженики войны: “полуторка” ГАЗ-АА и 3-тонный уральский ЗИС-5В. Сегодня уже почти не осталось тех, кто в годы войны сидел в кабинах таких машин. Но отреставрированные “ветераны на колесах” живы и, надеемся, будут жить еще долго. И это правильно. Но еще больше радует то, как к ним относятся местные жители – водители практически всех машин, проезжая мимо памятника, жмут на клаксоны. Эта разноголосая печальная песня звучит суровым укором тем, кто может нацепить на себя десятки георгиевских ленточек, однако абсолютно ничего не знает ни о павших героях, ни о самой Великой Отечественной. 

Забытые имена

Когда заходит речь о поставках союзниками техники по ленд-лизу, невольно вспоминаешь вполне определенные образы. Прежде всего, предшественника современных “джипов” Willys и грузовик Studebaker-US6. Но было немало и других машин, которые достойны упоминания и почестей. Например, незаслуженно обделены вниманием полуторатонные полноприводные Chevrolet серии G7100. А ведь за годы войны в СССР поступило около 50 тыс. таких автомобилей! Именно они одними из первых пополнили матчасть Красной Армии. Они же стали прародителями знаменитых грузовиков GMC и... того самого легендарного “студера”. Наконец, им было суждено стать первыми массовыми носителями реактивной установки залпового огня БМ-13 – легендарных катюш (решение монтировать такие минометы на шасси Studebaker US-6 приняли ближе к середине войны). Так что мы можем утверждать, что предки современных Chevrolet, таких как нынешний Trailblazer, действительно повоевали и внесли свой вклад в общую победу.

Вас заинтересует:

Вам понравился этот тест-драйв?

Рассказать друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках



Модели в этом тест-драйве

Chevrolet Tahoe

2007 - сегодня

2 999 000 руб.

Поколений
3 смотреть
Класс
Внедорожник
Кузов
универсал 5-дв.
Тест-драйвов
10 смотреть
Отзывов
2 смотреть
Технические характеристики

Сделано тест-драйвов:

2 0 8 7