Магия металла
Логотип Land Rover

О Land Rover Range Rover Sport

По-русски

Ленд Ровер Рендж Ровер Спорт

Тест-драйвов
9 (все тесты)
Двигателей
6 (открыть)
Комлектаций
11 (открыть)
Последнее поколение
II рестайлинг (открыть)
Отзывов на сайте
1 (прочитать)
Цены
от 4 501 000
до 8 466 000

Яркий дизайн, эргономика, надежность – эти качества в равной степени свойственны хорошим автомобилям и хорошим ножам. И те и другие обладают удивительным магнетизмом, если сделаны на совесть.

Владелец небольшой автомойки на въезде в городок Ворсма Нижегородской области извлекает из-под прилавка охотничий нож и начинает брить волосы на руке. Продемонстрировав чистый участок запястья, он переходит на ноготь большого пальца. Легкие касания – и с ногтевой пластины летит “стружка” – точно из-под резца рубанка. “Вот это правильная сталь и правильная заточка”, – резюмирует владелец ножа.

Впечатляет не столько острота клинка, сколько естественность, с которой мой новый знакомый демонстрирует его достоинства и в то же время свое отношение к самому обычному с виду куску металла. Очень скоро я увижу похожие ножи в руках рыбаков, таскающих окуньков и плотвичек из Ворсменского озера, на обеденных столах охранников Завода складных ножей “САРО” и на прилавках многочисленных магазинов ножей в Ворсме и Павлово-на-Оке. Их молоденькие продавщицы дадут подробнейшие разъяснения о качестве стали того или иного экземпляра, помогут определиться с выбором модели и, похоже, знают о ножах не из книг и каталогов.

Удивляться, впрочем, не стоит. История Нижнего Новгорода и городов-сателлитов неразрывно связана с историей развития металлообрабатывающей промышленности России. Именно поэтому мы отправились в Павловский район Нижегородской области, чтобы выяснить, как сохраняются местные традиции производства ножей и других изделий из металла. Задумавшись о средстве передвижения, мы остановили свой выбор на внедорожнике Range Rover Sport – примере синтеза динамических качеств, проходимости, изящества и комфорта. “Британец” в который раз удивил. Благодаря ему мы добрались из Москвы до Павлово “влет”, получая удовольствие от тяги 245-сильного дизельного мотора, неги гостеприимных кожаных кресел и качественной “музыки”. Но главное – сохранили силы: не устали ни от высокой скорости, ни от долгого – 500 км – пути, ни от разбитых дорог российской глубинки. Продуманная аэродинамика позволила сохранить чистыми в дождь стекла и зеркала, комфортное шасси победило ямы и колеи, позволив ехать быстрее потока, чуткое рулевое управление обеспечило тонкую связь с автомобилем. К слову, автомойщик из Ворсмы оценил мощь и красоту британской машины и даже отказался брать деньги за мойку, когда мы рассказали о цели своего визита.

Прошлое и настоящее

Исполнительный директор Павловского завода художественных металлоизделий имени Кирова Сергей Бабушкин рассказывает о традициях художественной обработки металла на Нижегородской земле: “В давние времена все знали, что за замками, за ножами, за ножницами, за столовыми приборами надо ехать в Павлово. Это как в Германии Золинген, в Англии Шеффилд, а в случае с Россией мы считаем, что это Павловская земля”. Впрочем, к гордости, которую Бабушкин испытывает за Павлово, примешивается грусть, поскольку в советские времена традиции кузнечного дела были забыты. “Замки ушли, ножницы еще остались. Их производят за рекой на заводе “Горизонт”. Рядом еще есть завод по производству мединструмента. Там делают медицинские ножницы”, – рассказывает глава предприятия.

Но дело даже не в выпадении замков из производственной обоймы павловских предприятий (в свое время производство перевели на Украину, где завод и обанкротился). Хуже, что в советские времена прервалась технологическая преемственность. После того как в 30-е годы прошлого века родился запрет на изготовление, хранение, сбыт и ношение финок и кинжалов, производство соответствующей продукции передали предприятиям-монополистам – таким, как ворсменский завод “Октябрь”. Понятно, что задачу сохранения и развития ноу-хау (например, изготовления дамасской стали) на том же “Октябре” не ставили. В то же время дизайн столовых приборов подчинили канонам коммунистической идеологии. Со временем они лишились замысловатых, причудливых форм и прочих “излишеств” в отделке, как видно, считавшихся проявлением мещанства и буржуазности.

Сергей Бабушкин видит своей задачей возродить и сохранить исконные традиции художественной обработки металла. Более того, он считает такие технологии конкурентным преимуществом: “Мы стоим на позиции поддержания сложности технологий и рисунка и идем в этом смысле по затратному пути. Зато мы отличаемся от прочих производителей, выпускающих гладкие модели, в которых нет ни души, ни красоты. Ведь Павловский завод не случайно выбрали из всех других предприятий для выпуска изделий с олимпийской символикой Сочи-2014. Потому что логотип Сочинских игр, скажем, на китайской ложке – нонсенс”.

О том, что такое творческий, но затратный путь, подробно рассказывает художник Татьяна Витушкина. Она демонстрирует визитную карточку Павловского завода – столовые приборы с художественной росписью по нитрид-титановому покрытию. Суть технологии заключается в том, что изделия из нержавейки (ложки, ножи, вилки) покрываются нитридом титана – химическим соединением золотистого цвета. Затем художницы предприятия вручную расписывают приборы кислотоупорным лаком. Чаще всего на ложках и вилках рисуют орнаменты, реже задействуется тематическая роспись. Затем изделия протравливают в кислотных растворах. Не защищенный лаком фон вытравливается, а рисунок после смывания лакировки остается. Выглядят такие приборы богато и изысканно. Как и коллеги, Татьяна Витушкина вкладывает душу в свою работу. “Мы изучаем архивы, выходим в Интернет. Стараемся сочетать старинные художественные орнаменты с современной декоративной традицией”, – поясняет она.

Задачу восстановления связи между поколениями павловских мастеров решает и местный техникум народных художественных промыслов России, который возглавляет Владимир Голубин, заслуженный художник России, радушный и глубоко верующий человек, радеющий о подготовке квалифицированных сотрудников и сохранении связи времен. Во время экскурсии по заводу и находящемуся в двух шагах техникуму он, рассказывая о династиях металлистов, знакомит нас с отцом и сыном Терентьевыми, потомственными граверами по металлу. Говорит о Терентьеве-старшем с пиететом: “Виктор Николаевич – создатель почти всех видов наших столовых приборов. Обратите внимание: сейчас он делает штамп на черпак. Сначала размечает, работает зубильцами, потом чеканами, штихелями, затем зачищает. Это очень кропотливая работа”.

Мужские игрушки

ООО “Павловские ножи” и Завод складных ножей “САРО” в Ворсме – два конкурирующих предприятия, объединенных идеей возрождения промыслов Нижегородской области по обработке металла. Сегодня оба завода успешны и широко известны, в том числе и за пределами России. И ворсменцы, и павловчане извлекают дивиденды из технологического багажа оружейников Нижегородской земли. Однако у коллег и конкурентов немного разные приоритеты. ООО “Павловские ножи”, без малого 20 лет являющееся аффилированной структурой Павловского завода художественных металлоизделий имени Кирова, делает акцент на выпуске художественных, авторских изделий. Здесь несколько выше процент ручного труда, активно применяются сложные технологии – такие, как ковка дамасской стали. В свою очередь, на заводе “САРО” в Ворсме большее внимание уделяется выпуску крупносерийных моделей, равно как и специальных ножей для армии, флота и войск специального назначения. Не забыты, однако, и высокохудожественные изделия. Достаточно сказать, что “САРО” является эксклюзивным поставщиком наградного оружия для офицеров ВМФ.

У нас особый интерес вызывает внедрение на Павловском предприятии технологии производства знаменитой дамасской стали, точный рецепт изготовления которой, как известно, утрачен. И мы расспрашиваем об этом направлении директора ООО “Павловские ножи” Михаила Пакулева. По его словам, то, что куется сейчас, правильнее называть современными аналогами дамасской стали. Чаще всего для ее производства используется высокоуглеродистая сталь, которая обеспечивает высокую твердость. Соответственно, она может резать стекло при хорошей закалке.

Эти прочные стали объединяются с мягкими, как рекомендовал еще граф Шереметев, во владение которого перешли в свое время Ворсма и Павлово (“Куйте оружие из подков, гвоздей, проржавленной и хорошей стали”). Разные металлы, как правило, два или три, а возможно, и больше, складываются в стопку, которая просыпается специальным составом, чтобы при нагревании слои схватились между собой. Потом этот “бутерброд” расковывается, складывается, расковывается и снова складывается, и так много раз. Таким образом получается характерная мелкослойная структура. Слоев всегда больше 250. “Сейчас у нас пришел заказ из Екатеринбурга сделать дамасскую сталь с тысячей слоев”, – делится секретами производственной кухни Михаил Пакулев. Рисунок на “дамаске” проявляется при последующей обязательной обработке кислотой. Характерные разводы и извилины получаются благодаря тому, что у разных видов сталей разная стойкость к кислоте.

Руководитель ООО “Павловские ножи” подчеркивает, что производство в Павлове – это по большей части ручная работа: “Каждый наш нож индивидуален. Сборка полностью ручная”. Материалы для ручек натуральные: дерево, кожа, береста, цветные металлы, эмали, полудрагоценные камни. Требования к качеству сырья предъявляются чрезвычайно высокие, ведь от добротности продукции зависит авторитет предприятия. “К нам приходит сталь с сертификатом. Она может прийти и из Москвы, и из Нижнего, может прийти из Белоруссии или из Германии. Мы обязательно проверяем все сырье, делаем углеродный анализ и по его результатам принимаем решение – работать дальше с тем или иным поставщиком или же нет”, – говорит Михаил Пакулев.

Тем временем разговор переходит на технологические новинки – такие, как порошковая сталь S30V, обеспечивающая ножу высокую твердость – выше 68 единиц по шкале Роквелла. Но Пакулев предупреждает и об оборотной стороне такой твердости: подобный нож будет долго держать заточку, но если затупится, вернуть былую остроту будет непросто – потребуются твердые точильные камни из карбидных сплавов.

Производственным, а возможно, и бытовым опытом делятся и рядовые сотрудники павловского предприятия. Например, фрезеровщик инструментального цеха со знанием дела хвалит ножевые ручки из бересты: “Это самая теплая ручка. Материал, пожалуй, самый долговечный. Ведь береста в отличие от дерева не гниет в земле сотни лет. Правда, может загнить, если пропитается кровью, так что для охотничьих ножей такая рукоять не очень подходит”.

А вот мастера ножевых дел из Ворсмы кажутся ближе павловцев к земным, бытовым сферам. Как кажется, в сравнении с соседями из “Павловских ножей” здесь чуть ниже процент ручной работы. Очевидно, что предприятие ориентировано на создание ножей для реальной жизни, хотя декоративная, авторская составляющая производства на заводе “САРО” тоже сильна. По сути, на здесь продолжают дело завода “Октябрь”, который в советские времена специализировался на производстве складных ножей. Благодаря энтузиасту своего дела, председателю совета директоров ворсменского завода Сергею Воропаеву традиции преумножаются, а технологии оттачиваются. Особый интерес в современной производственной обойме вызывают массивные складные ножи – такие, например, как “Князь Даниил”. Клинок этой модели существенно длиннее деревянной рукоятки. Поэтому, если нож сложен, часть лезвия все равно выступает, и, стало быть, можно работать как сложенным, так и разложенным ножом, варьируя тем самым длину лезвия. И уж совсем экзотическими кажутся экземпляры, которые “САРО” относит к категории складных “городских ножей скелетного типа”, или “ножей выживания”. Модели “Овод”, “Хамелеон”, “Носорог” и “Робинзон” выглядят брутальными и хулиганскими, но в то же время необычными и изящными. Они позиционируются как ножи скрытого ношения. Не менее экзотичные, но более массивные модели “Сапер” и “Крот-лопата” адресованы туристам, охотникам и рыболовам.

Однако в Ворсме выпускаются не только туристические ножи и “ножи-раскладушки”. Профильное направление, которое руководителями завода, с одной стороны, не афишируется, а с другой – является предметом гордости, – это так называемые специализированные ножи, изготавливаемые по заказам армии, флота и спецназа. “САРО” – одно из немногих предприятий в стране, имеющих лицензию на разработку, производство и ремонт боевого холодного оружия. И, следовательно, на заводе высоки требования к антибликовости ножей, к их способности выдерживать экстремально низкие и высокие температуры, а также к их прочности. Скажем, при закрепленном на две трети клинке боевой нож должен выдерживать вес на рукояти до 100 кг. Примерами могут служить современные ножи морской пехоты “Шторм”, саперные ножи “Варан”, боевые ножи спецназа “Коммандос”, ножи боевых пловцов “Акула”, ножи “Волк”, “Вампир” и “Пластун” для пограничного спецназа.

Сильно развито в Ворсме и направление подарочных ножей, причем тут сохраняется уже советская традиция – преподносить продукцию завода руководителям высшего звена. Как в свое время советские лидеры – от Сталина до Горбачева – получали в подарок к знаменательным датам ножи завода “Октябрь”, так сегодня подарочные ножи “САРО” преподносятся российским руководителям высшего ранга. Так, по просьбе губернатора Нижегородской области здесь был изготовлен нож “Скиф” в подарок Владимиру Путину.

На уровне как технологическая, так и художественная база. Отказавшись от гальваники при обработке, на заводе внедрили сорт стали, применяемый в ракетном комплексе. Используется современный ножевой материал СНТ-62, называемый “голубой сталью” (у этого металла есть знаменитые японские и американские аналоги). Художники при разработке ножей применяют способы плоской и глубокой гравировки по стали. Освоены методы литья по выплавляемым моделям, равно как и филигрань для отделки рукоятей ножевых изделий. Ручки ножей изготавливаются из бука, ореха и бересты с применением техник художественного литья из латуни и серебра.

Когда нет дорог

Капитан парома, курсирующего между Тумботино и Павлово, – человек важный и неторопливый. От его воли зависит, насколько быстро и комфортно вы переправитесь через Оку. Невольно вспоминается одна из версий возникновения названия города – по имени некоего перевозчика Павла, место жительства и работы которого в деловых бумагах ХVI века обозначено как Павловский перевоз. Как бы то ни было, раз воспользовавшись услугами паромщика, мы решили не повторяться и проделали обратный путь через Муром, на подъезде к которому построен мощный мост через Оку, а затем проследовали по разбитым дорогам окрестностей Мурома и Владимира. На изуродованных рытвинами дорогах Ворсмы, а затем и в селении Никологоры Владимирской области (здесь нам пришлось преодолеть около 5 км по дороге, представляющей собой глубокие обледенелые колеи) Range Rover Sport оказался на высоте. На помощь пришла пневмоподвеска, позволившая увеличить клиренс,  и система адаптации к дорожным условиям Terrain Response. Если на трассе мы задействовали в основном режим Adaptive Dynamics, делающий езду максимально азартной, то на разбитых как после бомбардировки дорогах логичным выбором стал режим “снег, гравий, трава”. На пути из Павлово в Муром “британец” выбрался из снежного плена, куда попал по нашему недосмотру. Кстати, помощь оказала не только система постоянного полного привода с понижающей передачей и возможностью блокировки дифференциалов, но и павловская лопата из нержавейки, которую мы увезли домой в качестве сувенира.

Словом, Range Rover Sport проявил себя как разносторонний автомобиль, способный сберечь силы путешественников и обеспечить им комфорт вне зависимости от покрытия (и даже его наличия) под колесами. Это в равной степени надежнейший рабочий инструмент и произведение искусства – точно как продукция металлообрабатывающих предприятий Нижегородской области. 

Вас заинтересует:

Вам понравился этот тест-драйв?


Выбираете автомобиль? Посмотрите конкурентов Land Rover Range Rover Sport:


Комментарии к тест-драйву

Сделано тест-драйвов:

2 2 1 8