В 1959 г. Чехословакия подарила миру модель Octavia. По прошествии 53 лет машины с тем же названием остаются такими же символами Чехии, как богемское стекло и продукция местных пивоваров.

Они почти ровесники – 53-летний Владислав Гонюос и его 50-летняя “Октавка”, как чехи любовно называют свой многолетний бестселлер. Владислав и его Skoda Octavia Super – постоянные участники ретропробегов и прочих акций, посвященных легендарной модели со звучным названием. Однако пробег пробегу рознь. На этот раз мероприятие получилось необычным: Владиславу пришлось доверить свою “Октавку” российским журналистам, и я вижу, что сердце чеха кровью обливается, когда чужие руки без должной плавности перемещают подрулевой рычаг коробки передач, а ноги не могут освоиться со строптивой педалью сцепления. А вот и настоящий крик души – Владислав громко кричит: “Брзди!” Зазевавшийся коллега с запозданием замечает тусклые стоп-сигналы впереди идущего олдтаймера и вынужден экстренно тормозить. Заднеприводная Octavia с рессорной задней подвеской визжит шинами и выставляется боком, но эксцесса удается избежать. Владислав молча вытирает со лба капли холодного пота, и мы продолжаем движение в колонне ветеранов – разномастных седанов и универсалов семейства Octavia.

Ценность истории

Крик души Владислава Гонюоса– иллюстрация того, насколько ценен для чешского коллекционера его автомобильный раритет, который на поверку оказывается не таким уж и недоступным, ведь рыночная цена на Octavia 60-х годов колеблется сегодня в пределах от 100 000 до 200 000 чешских крон (от 155 000 до 312 000 рублей). С другой стороны, счет хорошо сохранившимся олдтаймерам Octavia в Чехии идет на десятки. Счастливые владельцы таких машин лично знают друг друга. Наиболее ценные экземпляры хранятся в музее марки Skoda в городе Млада-Болеслав, который я вместе с коллегами посетил в рамках презентации чешских автораритетов. Хотя, по правде говоря, мы видели лишь частичку музея, насчитывающего сегодня 268 выставочных автомобилей. Значительная часть коллекции находится сегодня на реставрации, а сам музей пребывает в состоянии реконструкции и передислокации. Тем не менее нам удалось также посетить выставочный комплекс прототипов – машин, которые по тем или иным причинам не пошли в серию, музейный архив и поучаствовать в семинаре по реставрации автомобилей.

Сотрудники музея оказались такими же энтузиастами, как и частные владельцы ретрокаров. Инженеры-реставраторы не гонятся за “валом”, выполняя скрупулезную реконструкцию. Цель руководства музея – заполучить для постоянной экспозиции все без исключения модели и модификации автомобилей Skoda. Пока эта задача далека от выполнения. Однако переговоры с частниками на предмет выкупа у них тех или иных раритетов не прекращаются. А вот коллекционер купить музейный экспонат не может – музей не практикует таких сделок.

Зачастую в процессе реконструкции используются механизмы и инструменты времен выпуска машины. “Мы стремимся, чтобы звук двигателя, хлопки дверей и даже дым из выхлопных труб были такими же, как у оригинальных машин XX века”, – объясняет симпатичная женщина-экскурсовод. Она же демонстрирует элементы ДВС, изготовленные в мастерских  реставрационного цеха – многих оригинальных деталей уже не найти.

Разумеется, при воссоздании автомобилей активно используются и старые чертежи, а это уже епархия директора архива музея Лукаша Нахтманна. Он охотно демонстрирует документы, касающиеся истории продаж Skoda в царский России и СССР. Согласно им, до 1914 г. наша страна являлась самым крупным заказчиком Skoda, но после революции 1917 г. в Советскую Россию поставлялись лишь единичные экземпляры чешских автомобилей. Тем не менее связь между маркой Skoda и нашими автомобилистами не прерывалась даже в советский период. Свидетельство тому – уникальный документ о пробеге чешских машин из Москвы в Севастополь. Я держу в руках пожелтевшие страницы – расписки советских “пилотов”, отказывающихся от претензий к чешской марке в случае аварии, а также квитанции о выплате 600 рублей за участие в пробеге. А вот еще более ранний документ – фото 1908 г., на котором два автомобиля Skoda (точное название моделей не смог оперативно уточнить даже директор архива) запечатлены на Красной площади. В архиве находятся и куда более ценные документы – такие, как оригинал соглашения о сотрудничестве между Вацлавом Клементом и Вацлавом Лаурином, основателями марки Laurin & Klement, которая слилась в 1925 г. с машиностроительным концерном Skoda из Пльзеня. Словом, прежде чем оказаться за рулем чешских автораритетов, мы погрузились в глубины истории марки Skoda.

Молоток и “кочерга”

В ходе автопробега в окрестностях Млада-Болеслава, Жерчича и Либереца состоялось наше детальное знакомство с двумя автомобилями Octavia родом из 60-х годов прошлого века. О первой машине, принадлежащей Владиславу Гонюосу, я уже бегло упоминал, но не могу не привести еще некоторые подробности. Ярко-красная Octavia Super (в 1959 г. эта модификация пришла на смену версии Skoda 445, в то время как Skoda 440 была переименована в Octavia) пребывала в не самом лучшем техническом состоянии, что несколько удивило. Ведь все участвовавшие в пробеге машины имели допуск для эксплуатации на дорогах общего пользования и, соответственно, талон техосмотра. Лобовое стекло с волнообразными разводами, искажающее картинку за бортом, эпизодически не включающаяся третья передача 4-ступенчатой КП, неотлаженная тормозная система, из-за которой Octavia шарахалась в сторону при каждом резком замедлении, – это лишь часть “болячек” алого седана, которые Владислав Гонюос не сумел или не захотел “вылечить”. Мне думается, что все же не захотел. Ведь, как ни парадоксально, именно скрежет коробки передач, вопиющий перекос спиц руля в нулевом положении или, например, постоянно включенная печка (страховка от перегрева двигателя-ветерана) проявляют харизму чешской машины. Ведь, в конце концов, “мы любим друзей за их недостатки”.

Второй раритет – оранжевый седан Octavia Super 1964 г. – принадлежит 45-летнему Яну Грингошу. Его машина, и это сразу чувствуется, сохранилась куда лучше красного седана Владислава Гонюоса. Под капотом здесь установлен тот же 1,2-литровый 45-сильный мотор, но рычаг коробки передач уже не под рулем (как у оранжевой Octavia 1962 г.), а на трансмиссионном тоннеле. Когда в 1963 г. Skoda начала производство Octavia с раздельными передними сиденьями, селектор переехал ближе к полу.

Поскольку седан Яна Грингоша не бросает в сторону при торможении, у него беспроблемно переключаются передачи напольной 4-ступенчатой КП, а лобовое стекло не искажает “картинку”, мне уже не нужно тратить столько сил на контроль машины. И я ловлю себя на том, что получаю больше удовольствия от управления раритетом на хорошем ходу – радуюсь вполне приличной плавности хода, курсовой устойчивости на крейсерских 80 км/ч, эластичности двигателя, который прощает ошибки с выбором нужной передачи, и даже тормозам, которые хоть и лишены вакуумного усилителя, функционируют вполне предсказуемо. Нужно лишь оттормаживаться заблаговременно, намного раньше, чем на современных автомобилях, да и рулем с узким сечением и большим диаметром крутить поактивнее.

Однако не обошлось без ЧП. После очередной остановки в пути мне не удается завести оранжевый седан. Ян Грингош немедленно ставит диагноз (вышел из строя стартер) и заводит машину при помощи так называемой “кочерги”. Энергичные повороты “кривого стартера” воспринимаются как какая-то экзотика, хотя это реалии не столь отдаленного прошлого. Однако очень скоро нас ждет еще один сюрприз – безвольно залипает, припав к полу, педаль “газа”. Мы останавливаемся, и Ян Грингош проводит хитрые и, как видно, уже ставшие привычными для него манипуляции в районе педального узла. Затем он достает из багажного отсека молоток, открывает капот и стучит по каким-то деталям в моторном отсеке. После этих действий правая педаль больше не западает, и мы продолжаем наш ретрозаезд.

Этапы пути

Финальный этап мероприятия – тест-драйв из Млада-Болеслава в Прагу. В соответствии с замыслом организаторов мы преодолеваем этот участок маршрута на хэтчбеках и универсалах Skoda Octavia нынешнего поколения. Так особенно остро ощущается связь времен и масштабность технологического прорыва, который чешская марка совершила за последние десятилетия как за счет применения ноу-хау и агрегатов Volkswagen Group, так и благодаря развитию собственного технологического и дизайнерского потенциала, который стимулирует многих покупателей выбирать именно чешские автомобили. К слову, на подходе Skoda Octavia нового, третьего поколения. Эту машину, как и предшественницу, построят на платформе концерна Volkswagen (речь о модульной платформе под названием MQB, уже использованной в новых VW Jetta и Audi A3). И, стало быть, автомобиль вырастет в размерах и получит современные высокопроизводительные моторы Volkswagen. Внешность же, обещает маэстро Йозеф Кабан (автор дизайна долгожданной Octavia родился в словацком городе Наместово), будет рекламировать Чехию во всем мире.

Вас заинтересует:

Вам понравился этот тест-драйв?



Комментарии к тест-драйву

Сделано тест-драйвов:

2 0 8 6