Кочевник
Логотип Peugeot

О Peugeot 408

По-русски

Пежо 408

Тест-драйвов
10 (все тесты)
Двигателей
5 (открыть)
Комлектаций
6 (открыть)
Последнее поколение
I (открыть)
Отзывов на сайте
1 (прочитать)
Цены
от 749 000
до 1 023 000

Компания Peugeot настолько уверена в надежности своего седана 408, что без колебаний отправила его в пробег по монгольским степям, где качество асфальта весьма далеко от идеального. Проверке подверглись машины новой комплектации Style

Монголия. Для большинства из нас эта страна ассоциируется с бескрайними степями, пришедшей с Тибета буддистской религией и самобытной культурой кочевников, но в наибольшей степени – с имперским прошлым, Золотой Ордой и личностью Чингисхана. Великий хан в XIII веке объединил разрозненные монгольские племена и покорил Северный Китай, большую часть Средней Азии, Кавказа и Восточной Европы. Чтобы расширить представление о стране степей, гор и песчаных дюн, мы отправились в автопробег из Улан-Батора в Иркутск на седанах Peugeot 408, представленных в новой комплектации Style. Эти автомобили, доступные с бензиновым 2-литровым мотором (мощность 120 или 150 л.с.) и 4- или 6-диапазонным “автоматом”, отличаются высоким уровнем базового оснащения (среди прочего – двухзонный климат-контроль, аудиосистема с поддержкой MP3, Bluetooth и USB, складывающиеся с помощью электропривода внешние зеркала), конкурентоспособной ценой (от 689 000 рублей) и модными элементами интерьера (руль с “подрезанным” нижним сектором, алюминиевыми накладками на педали, хромированными накладками на пороги). В то же время, как и все версии 408-го, новинка адаптирована к сложным дорожным условиям – имеет усиленную подвеску, дорожный просвет 175 мм, аккумулятор повышенной емкости, полноразмерную “запаску”, металлическую защиту картера.

Столичный табун

Не успеваем заселиться в гостиницу, расположенную на центральной площади Сухэ-Батора, как коллега, добравшийся в Улан-Батор несколькими днями раньше, дает вводную: “Едем на центральный рынок. Там настоящая экзотика!” С одной стороны, странно начинать открытие Монголии с рынка, а с другой – почему бы нет? Зайдем “с заднего крыльца”.

Садимся в седан вчетвером и сходимся во мнении: интерьер “стильной” 408-й смотрится посвежевшим. Разумеется, благодаря внушительной колесной базе (2717 мм) здесь просторно, разве что передний пассажир может посетовать на недостаток пространства в районе ступней, сидеть в мягких креслах удобно, магнитола качественно транслирует монгольские эстрадные хиты.

Едва влившись в дорожный поток Улан-Батора, испытываем “культурный шок”. У меня есть опыт выживания в не слишком цивилизованном трафике Марракеша, Тбилиси и Стамбула, но водители монгольской столицы в плане безответственной езды, кажется, впереди планеты всей. Вот улан-баторский автобус идет на таран, выдавливая наш Peugeot из левого ряда на встречную полосу. А вот нам не дают завершить обгон, резко забирая влево. Это типичные ситуации. Нежелание пользоваться “поворотниками” и пропускать пешеходов на перекрестке тоже в порядке вещей. Хорошо еще, что мы закалены опытом жестких московских пробок, да и 408-й легко держать в тонусе – связка отзывчивого 2-литрового 150-сильного мотора, 6-диапазонного “автомата” и цепких тормозов позволяет совершать быстрые маневры.

Но вот мы добираемся до крытого рынка “Нарантул”, чем-то напоминающего гигантскую юрту. Он разделен на две части – продуктовую и вещевую. На высоте примерно трех метров свита паутина из веревок. На нее накинут полиэтилен и брезент. Под общей крышей – море контейнеров и прилавков. Что тут экзотического? Прежде всего, запах кожи – конской, овечьей и телячьей, из которой в Монголии чего только не делают: седла, плети, сапоги, сумки, ремни, куртки, кошельки... Сразу становится понятно, что кожаный ширпотреб на главном рынке страны – товар № 1.

Также в большом количестве встречаются наборы для строительства юрт и аксессуары для верховой езды – наглядное свидетельство того, что современное кочевничество монголов уживается с цивилизацией. Но по-настоящему впечатлило обилие товара, украшенного свастикой, которая в буддизме считается символом счастья и оберегом. Изображения креста с загнутыми под прямым углом концами я видел здесь не только на оружии, музыкальных инструментах и разнообразных статуэтках, но и на хозяйственных сумках, коврах, тапочках, деревянных каркасах юрт, табличках троллейбусных маршрутов. Не секрет, что эта традиция уходит корнями в далекое прошлое монгольской нации (перстень с изображением “загнутого креста” постоянно носил Чингисхан) и признана на государственно уровне: свастика присутствует в том числе и на современном государственном гербе страны. “Дискредитация свастики нацистской Германией не повод отказываться от священной для монголов символики”, – считает наш местный гид Элиза Эгчжаргал.

Луки, плети, юрты

К слову, о Чингисхане. Для современных монголов это фигура космического масштаба, что отражено в большом количестве памятников основателю Монгольской империи. Наибольший интерес вызывают два таких монумента. Первый, изображающий Чингисхана, сидящего на троне, украшает фасад столичного парламентского комплекса. Он был возведен в 2009 г. на месте мавзолея вождя монгольской народной революции Сухэ-Батора, снесенного пятью годами ранее. Этот памятник своего рода талисман. Туристы приезжают на центральную площадь страны, чтобы прикоснуться к увековеченной в бронзе легенде, что называется, на удачу.

До второго монумента, расположенного примерно в 60 км от Улан-Батора, мы добрались на второй день нашей монгольской экспедиции. Зрелище впечатляющее. Фигура огромного всадника из нержавеющей стали сияет на солнце – мы заметили этот блеск с большого расстояния. Памятник высотой 40 м (на сегодня это самая большая статуя всадника в мире) возвышается на постаменте в том месте, где Чингисхан, по преданию, нашел золотую плетку. В постаменте разместились музей, ресторан, зал для конференций и сувенирные лавки. На лифте, спрятанном в задних ногах коня, можно подняться на его стальную спину, затем, пройдя под седлом, добраться до смотровой площадки на голове скакуна.

Любопытно организовано пространство и вблизи памятника. Здесь разбит тематический парк. Туристы, например, могут пострелять по мишеням из монгольского лука. Я, конечно же, попробовал. Когда отправляешь стрелу в полет над бескрайней степью, испытываешь какое-то торжествующее чувство свободы. Можно также покататься на лошади или на верблюде, сфотографироваться вместе с охотничьими соколами, осмотреть так называемые туристические юрты.

Еще одна интересная конная статуя Чингисхана установлена на перекрестке дорог неподалеку от столичного международного аэропорта, который, кстати, тоже носит имя Чингисхана. А еще именем первого великого хана названы столичный университет, гостиница, конфеты и местная водка премиум-класса. И, конечно, облик военачальника запечатлен на банкноте достоинством 20 000 тугриков.

Следующая остановка – национальный парк “Тэрэлж”, расположенный примерно в 80 км к востоку от Улан-Батора. Добираемся сюда по относительно неплохим дорогам – все же это один из главных туристических объектов страны. Peugeot 408 Style и здесь оставляет приятное впечатление. Машина уверенно держится на скоростной прямой и не валится в поворотах, несмотря на внушительный для седана клиренс. На высоте и шумоизоляция – шум набегающего воздушного потока и шорох шин не прорываются в салон. Лишь 2-литровый двигатель, разработанный совместно с BMW, надрывно завывает на высоких оборотах при “кикдауне”.

Чем покоряет национальный парк “Тэрэлж”? Прежде всего, красивейшими пейзажами. На территории 2864 кв. км расположено множество озер и огромных скал причудливой формы, образовавшихся вследствие выветривания гранита. Одна из них, Мэлхий-хал, похожая на гигантскую черепаху, является символом “Тэрэлжа”. Но самые сильные впечатления получаем от общения с семьями кочевников, разбившими юрты прямо на территории парка. Первой из жилища выбегает маленькая девочка и с любопытством разглядывает нас издали, затем подходит мальчик лет десяти. Видно, что он привык общаться с туристами, хотя и знает по-русски всего пару-тройку слов. Одно из них – “волк”. Произнося его с характерным акцентом (“выолк”), парнишка показывает на волчонка, которого посадили на цепь, как сторожевого пса, затем приглашает нас в юрту. Ее устройство несложное: на деревянный каркас натянут войлок, сверху – ткань, защищающая от дождя. Поэтому юрту можно быстро свернуть для переезда на другое место, а там так же быстро развернуть. Дверь монгольской юрты всегда обращена на юг. Северная сторона считается самой почетной. В центре жилища традиционно размещается печь-буржуйка. Оказывается, кочевать в Монголии можно без больших затрат. Юрта стоит порядка 500 евро, годовая аренда – 60 евро. Для полного комфорта остается обзавестись бензиновым генератором, и вперед – кочевать по степным просторам!

Изба и пагода

На следующий день выдвигаемся из Улан-Батора в Улан-Удэ, чтобы оттуда отправиться в Иркутск, финальную точку нашего маршрута. Примерно в 200 км от монгольской столицы нормальная дорога в буквальном смысле кончается. Участки асфальта c глубокими рытвинами сменяются не менее разбитыми грунтовками – хороший повод проверить 408-й на прочность. Уверен, мы удивили водителей праворульных японских джипов, которые состоятельные монголы ввозят преимущественно через Китай. Мне удавалось двигаться с этими “японцами” в одном темпе – позволяли и геометрическая проходимость, и энергоемкая подвеска, которая к тому же не вытрясает душу на неровностях. Словом, к суровым дорожным условиям “француз” калужской сборки подготовлен очень неплохо.

От пейзажей сельской Монголии захватывает дух. Что называется, степь да степь кругом, а в ней – огромные стада овец, коз, овцебыков. Вся эта братия, пасущаяся практически без всякого присмотра, регулярно выходит на дорогу. Местные водители мастерски сгоняют животных с пути. На клаксон и дальний свет они почти не реагируют, а вот алгоритм “газ” – тормоз – “газ” – тормоз” срабатывает. Клевки, которые совершает машина, пугают копытных, и они уходят с асфальта – опробовано на личном опыте.

Периодически, словно миражи, в безлюдной степи возникают буддистские монастыри и храмы. В Монголии плотный график позволил нам заехать лишь в одну такую обитель, встретившуюся в нескольких десятках километров от Улан-Батора. Проходим через ворота, которые защищают устрашающие каменные чудовища, напоминающие одновременно льва и дракона. На территории множество храмов, пагод и каменных ступ-субурганов. Есть и молитвенные барабаны, внутри каждого из которых находятся свитки с мантрами; считается, что сколько раз верующий повернул барабан, столько раз он помолился. Самая высокая точка монастыря – статуя Будды, восседающая на каменном постаменте вблизи входа.

К слову, после того как в 1921 г. в Монголии победила народная революция, практически все монастыри были закрыты, большинство из них разрушены, высшие ламы репрессированы. Сегодня восстановление и строительство буддистских монастырей идет в стране полным ходом – буддизм является официальной религией государства, его исповедует 94% населения.

Таким же репрессиям в советские времена подверглись и буддисты нашей страны, а возрождение этой религии началось сразу после Великой Отечественной войны в трех регионах России, где буддизм традиционно исповедовался, – Бурятии, Туве и Калмыкии. Поэтому, добравшись до Бурятии, мы не могли оставить в стороне священный для буддистов всего мира Иволгинский дацан (монастырь-университет), расположенный в 30 км от Улан-Удэ. Этот комплекс, включающий пагоды, жилища священнослужителей (традиционные русские избы), библиотеку и единственный в России буддистский университет, уникален тем, что здесь, в храме Чистой земли, хранится нетленное тело хамбо-ламы Итигэлова, лидера буддистов России начала XX века. В 1927 г. лама погрузился в медитацию, в которой, по убеждению буддистов, пребывает до сих пор. В 2002 г. его тело было извлечено из земли согласно его завещанию, и на нем не обнаружилось следов разложения. Ученые не в состоянии объяснить этот феномен.

Оставшуюся часть пути до Иркутска пришлось проделать в быстром темпе – время поджимало, а скоростные возможности 408-го позволяли. Пролетев через Улан-Удэ и деревушки, раскинувшиеся у берегов величественного Байкала, мы прибыли в Иркутск, преодолев за два дня порядка 1200 км. Завершилась экспедиция в дилерском центре “Марсель Авто”, который по стечению обстоятельств праздновал свое пятилетие. Приветствовать участников пробега и юбиляра, радующего французов успешными продажами в Иркутске, приехал шеф “Peugeot Россия” Фредерик Вюаран. Так что у собравшихся был хороший повод поговорить о привлекательных сторонах французской машины и перипетиях нашего монгольского приключения. 

Вас заинтересует:

Вам понравился этот тест-драйв?

Рассказать друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках



Модели в этом тест-драйве

Peugeot 408

2010 - 2014

749 000 руб.

Поколений
1 смотреть
Класс
Городской
Кузов
седан
Тест-драйвов
10 смотреть
Отзывов
1 смотреть
Технические характеристики

Сделано тест-драйвов:

2 0 8 7