Высказался в рамках следующего круглого стола:

Проблемы анализа и прогнозирования рынка в условиях кризиса

Главным условием успешного преодоления кризисных периодов для любого игрока на автомобильном рынке становится качественный анализ происходящего и точность прогнозирования. Но какие факторы для решения этой задачи должны учитываться в первую очередь, какие исследования рынка заслуживают доверия?

СУНЬ ЦЗЭЦЗЮНЬ
23 мая 2016

СУНЬ ЦЗЭЦЗЮНЬ

Генеральный директор «Лифан Моторс Рус»

«Хуже точно не будет!»

В условиях кризиса на первый план в деятельности игроков на автомобильном рынке выходит точность прогнозирования и качество планирования. Цена ошибки становится слишком высокой. Об инструментах оценки рынка, методах и подходах к ведению бизнеса порталу MotorPage.ru рассказал Генеральный директор «Лифан Моторс Рус», СУНЬ ЦЗЭЦЗЮНЬ.


- Мы начали этот год неплохо. По сравнению с аналогичным периодом в январе у нас был рост на 63%. И в феврале у нас тоже был рост. В марте темпы чуть снизились, но в апреле мы зафиксировали рост на уровне 40%. И все же, я считаю, что объём продаж у нас пока ещё очень маленький. Есть, куда расти. Плюс к тому, в этом году мы планируем представить ещё 2 новые модели. Это новое поколение – Solano, в абсолютно другом дизайне. А также в конце года мы планируем представить российским покупателям новый кроссовер. Он будет вместительным: в двух вариантах - 5 и 7 мест. После этого мы предполагаем повышение интереса к марке и дальнейший рост. По крайней мере, 2016 год мы планируем закончить не хуже, чем 2015-ый. И это наш минимальный прогноз.
Что касается перспектив, я считаю, что в 2017 году реально начнется подъём – небольшой, но всё же. Собственно, мы к этому и готовимся в этом году. Главная задача – сохранить нашу дилерскую сеть и работать над её качеством. Чтобы наши дилеры работали и обслуживали клиентов на высшем уровне, когда рынок будет на подъёме.

- В том числе вы планируете запуск собственного производства в России?

- Конечно, это произойдет не в этом году. Сейчас мы только начинаем проектирование. Изначально планировали запуск завода в 2017 году. Но пока рынок в непонятной, туманной ситуации, и торопиться с запуском невыгодно. Мы же бизнесмены! Поэтому сейчас мы ожидаем запуск в полном объёме примерно в 2018 году. 

- Однако инвестировать в создание производства надо уже сейчас, на кризисном рынке. Что позволяет вам быть такими оптимистами? Вы запускаете на падающем рынке две новые модели, вкладываете средства в строительство завода, не имея пока даже значительной доли рынка.

- Замечу, это только в 2016 году две новые модели. Но мы и дальше будем расширять модельный ряд. Сейчас на стадии разработки находятся другие автомобили. И я думаю, они будут востребованы на российском рынке. Темп развития – это наше преимущество. А в целом, почему мы уверены в благополучном будущем российского авторынка? Во-первых, я считаю, что Россия – самая большая страна. Экономические трудности мне кажутся временными. Хуже точно не будет! Тем более, что сейчас глобально, «наверху» уже договорились. Санкции постепенно будут снимать. Правительство Российской Федерации проводит антикризисный план. Страна большая, ресурсы огромные, - думаю, уже скоро рынок вернется к росту.

- Очень лестно слышать, что Россия самая большая страна, от представителя Китая. Только по численности населения в сравнении с КНР мы очень маленькая страна. 

- Экономическая ситуация не способствует рождаемости. Но если экономика стабильна – я думаю, у вас должно быть больше людей. Но даже при нынешней численности населения у вас большой потенциал рынка. По разным оценкам в России около 40 млн. автомобилей. И более половины старые. Они служат больше 10 лет, как правило. Конечно, рано или поздно люди будут покупать новые машины. И это серьёзный потенциал.
Обеспеченность автомобилями на тысячу человек в России от 100 до 300 в зависимости от региона. Это очень мало. Когда экономика начнет расти, это приведет к потребительскому буму, огромному по сравнению даже с Восточной Европой.
Ну и, наверное, следует упомянуть такой фактор, что между Китаем и Российской Федерацией очень хорошие отношения. В ближайшем будущем, я считаю, мы будем продолжать дружить. С экономической и политической точки зрения этот рынок для нас очень важен и перспективен. Мы уверены, что здесь мы должны иметь свою собственную базу для производства и сборки.
И наконец, сейчас по рублёвым ценам для нас всё относительно дёшево. Мы тратим рубли на строительство завода и это выгодно.

- А кому из аналитиков, при оценке российского рынка, вы доверяете? Какие компании для вас авторитетны?

- Мы получаем данные из многих источников, но при этом всегда делаем свой вывод. Доверять только одному из экономистов, экспертов, аналитических организаций, конечно, нельзя. Кто-то даёт один прогноз, кто-то – другой. В общем, очевидно, что у нас есть АЕБ, «Автостат», ряд уважаемых людей, которые дают более-менее правильную оценку. Мы учитываем их интервью, отчёты, но всегда делаем свой вывод.
А в целом, если речь именно о прогнозе, на основании которого строятся планы продаж, то, в конечном счёте, проанализировав все поступления информации, я могу сказать, что дело в интуиции.
Мы работаем на рынке, у нас близкие, хорошие отношения с дилерами, мы ощущаем тенденции, все это даёт нам обратную связь. Помимо макроэкономики, политических течений и всего подобного, очень важно понимать ситуацию непосредственно на фронте.

- Удовлетворяет ли вас качество информации, поступающей от дилерской сети? То как составляется статистика, какие критерии, помимо цифр продаж, учитываются, как готовятся отчёты.

- Конечно, хотелось бы большего. Есть ряд дилеров, которые даже не понимают важности этой отчётности или обратной связи. Но есть и те, которые понимают, что обратная связь даёт возможность лучше работать с прогнозами.
Касательно разработки автомобилей, адаптации автомобилей к российским условиям и т.д. – их мнение нам очень важно. Мы максимально его учитываем и никогда не оставляем без внимания, даже если это замечания (иногда и очень жесткие) к нашей работе.

- А удаётся ли взаимодействовать с госструктурами? Как с теми, которые являются источником информации о состоянии рынка, так и с теми от которых зависят важные для рынка решения? Или в отличие от развитых рынков Европы и Соединённых Штатов у нас направление взаимодействия автопроизводителей с государством не развито? 

- Давайте задумаемся, что такое капитализм? Это когда крупные бизнесмены могут влиять на политику, на чиновников. Соответственно, чиновники будут учитывать общие интересы бизнесменов в некоей отрасли и принимать правильные решения, продвигать верную политику. Почему я с этой точки зрения рассуждаю? Кто, в конечном итоге, платит государству налоги? Кто всё-таки даёт людям зарабатывать? Кто даёт людям рабочие места? Государству выгодно, чтобы бизнес получал как можно больше прибыли.
Что касается взаимодействия с теми структурами, которые принимают решения… Конечно, есть личные знакомства. Но глобально повлиять мы, к сожалению, не можем.
К примеру, в прошлом году заработала программа господдержки автокредитования. По всем критериям программы, наши автомобили подходят. Стоимость менее 1 млн. рублей, вес не более 3,5 тонн. По факту все банки отказываются оформлять автокредит для китайских марок.
Есть и другой пример. Мы из России экспортируем автомобили в Казахстан. Очевидно, что между Российской Федерацией и Казахстаном хорошие отношения: политические, экономические, Таможенный Союз. Но даже если автомобили не будут ездить по российским дорогам, и они производятся для Казахстана, то утилизационный сбор приходится платить дважды. Сначала в России, потом в Казахстане. 
Пока что нам не удается донести свою мысль о том, что данная схема затрудняет нашу деятельность. 

- Капиталистический принцип, когда бизнес имеет возможность диалога с властью и влияния на принятие решений, соблюдается в КНР?

- В Китае по факту капитализм! В Китае коммунистическая партия управляет страной. И власть всегда делает всё, чтобы бизнес хорошо развивался. В качестве примера: у нас есть народное собрание. Есть и другое собрание, которое проводится всегда в марте, типа консультативного. Более половины входящих туда – это бизнесмены. Они представляют интересы народа, обсуждают инициативы на высшем уровне и принимают правильные решения. Китайские власти, благодаря тому, что мы с ними тесно общаемся, помогают нам вести бизнес. Конечно, есть и капризные люди, которые по-своему принимают решения. Но я думаю, упрямство – общая проблема, это в любой стране так.

- Мы видим поддержку российским государством автомобильного рынка в условиях кризиса. А в Китае государство поддерживает автобизнес, автомобильные компании? Или работает капиталистический принцип – все на свои места должна расставить невидимая рука рынка?

- В Китае подчёркивается, что мы должны работать по законам рынка. Мы должны иметь рыночную экономику. Но власти иногда принимают меры, чтобы повлиять на рынок для поддержки той или иной отрасли. Для примера: как-то у нас в первом полугодии наблюдалось падение продаж, и властями своевременно было принято решение снизить ставку акциза. Тем самым были простимулированы продажи автомобилей с двигателями объёмом меньше 1600 кубов. Для них акциз снизили в 2 раза!

- А экспортную деятельность и деятельность китайских компаний на зарубежных рынках Китай, как государство, поддерживает?

- Конечно, государство поддерживает экспорт, особенно учитывая, что мы только в конце 1970-х гг. начали политику открытости и реформ. Тогда нам было очень важно получать иностранную валюту. Во-первых, у нас чётко работает механизм возврата НДС. К сожалению, в России, если даже при экспорте предполагается нулевая ставка, - извините, получить возврат очень сложно! А в Китае чётко всё работает, потому что есть конкретные приказы: налоговые органы должны поддерживать те предприятия, которые экспортируют свои товары.
А когда мы за рубежом работаем, наше посольство и Министерство коммерции часто спрашивают у нас, какая помощь возможна с их стороны, нужно ли взаимодействие. Власти всегда готовы вести переговоры. А они бывают необходимы, если возникают какие-то проблемы или дискриминация. Поэтому мы чувствуем, что китайские власти действительно заинтересованы и поддерживают нас.

- Автомобильный бизнес считается очень инерционным с точки зрения планирования. В среднем – это 6 месяцев от момента, когда мы запланировали определённый объём продаж, сделали заказ на заводе – и до поставки автомобиля покупателю. Удаётся ли в кризисной ситуации, когда всё быстро меняется, каким-то образом сократить этот период? Или можно только «плыть по течению»?

- Сократить эти сроки невозможно. Если мы прогнозируем, что в июне, к примеру, продажи в розницу составят 2000 штук, то примерно в январе мы уже должны отправить комплектующие из Китая. Когда комплектующие приедут, мы растамаживаем их, потом только производство запускается. Поэтому даже в условиях кризиса надо минимизировать возможные ошибки прогноза. К счастью пока большого отклонения от первоначального плана я не вижу.

- А видите ли вы возможности для оптимизации бизнеса?

- Это сейчас популярно – говорить об оптимизации, поскольку ситуация кризисная. Во многих компаниях оптимизация – это, в первую очередь, сокращение штата или, по крайней мере, сокращение зарплат. У нас этого не происходит никогда. Мы считаем, что наша команда – это самое главное и ценное что у нас есть. Как говорил один ваш советский руководитель: «Кадры решают всё». Поэтому с точки зрения содержания команды мы не собираемся ничего оптимизировать.
Что касается логистики, ряда товаров, которые мы в России покупаем, то мы действительно проводим оптимизацию. Проведение тендера по поставке масла, например. Провели тендер по отправке документов. Мы выбрали другого партнёра, который может на всех уровнях нас обслуживать, и при этом делает это дешевле. Конечно, мы думаем об этом и ищем возможности. Мы нашли хорошего поставщика шин. Ищем поставщиков аккумуляторов. 

- Каков уровень локализации ваших автомобилей на российском рынке?

- Сейчас мы только начали этот процесс, поскольку пока мы собираем автомобили на мощностях Derways. Завод Derways в Черкесске – это наши партнёры. И сильно влиять на их политику мы, конечно, тоже не можем. Но мы сотрудничаем в плане локализации. В частности, мы сейчас ищем стёкла, сидения. Мы работаем в этом направлении. Во-первых, это экономически выгодно. Мы понимаем желание правительства Российской Федерации, чтобы меньше импортировали и больше производили внутри страны. К тому же сейчас повышать уровень локализации просто выгодно. Если мы ввозим комплектующие из Китая, там же в юанях все рассчитываемся. А здесь рубль подешевел. Плюс – доставка, таможня и т.д. Многие запчасти выходят дороже, чем мы могли бы покупать их здесь.

- Доставка из Китая какими путями осуществляется? Это железная дорога, морской путь?

- Мы пробовали разные варианты. В конце концов, дешевле, конечно, по морю. По сухопутному пути всегда дороже, хотя и быстрее. Но мы не торопимся с доставкой. Кому-то выгоднее, чтобы товары быстро оборачивались. У нас такого нет. У нас нет проблем с деньгами. 

- На какой объём в единицах проданных автомобилей вы хотите выйти к концу 2016 года?

- Думаю, минимально это будет 15 000. Не хуже, чем в 2015 году. Думаю, постепенно мы перейдем от падения к стабилизации, рубль будет укрепляться. В оптимистичном варианте нам хотелось бы выйти на рост продаж по году в 20%.

- Относительная доступность автомобиля для потребителя сейчас стала гораздо меньше, чем до кризиса. Может ли автопроизводитель каким-то образом компенсировать это за счёт снижения стоимости эксплуатации? Сделать владение автомобилем более комфортным, дешёвым и выгодным для потребителя?

- Повышение цен на автомобили сейчас в среднем составляет 30% относительно докризисного уровня. В этих условиях мы снижаем, и предполагаем дальше снижать рекомендованную стоимость нормо-часа. Это первый момент. Второй: если все производители повышают цены на готовые автомобили, то они не настолько делают это на запчасти. Например, мы стараемся сдерживать рост стоимость запчастей. При этом раньше наши дилеры в розницу продавали запчасти с хорошей наценкой. Они делали это по-своему. А сейчас мы начали обязывать всех продавать наши комплектующие по рекомендованной розничной цене. Хотя формулировка неправильная: если ФАС (Федеральная антимонопольная служба) считает, что мы это не должны регулировать, мы просто рекомендуем соблюдать нормативы. И с моей точки зрения, соблюдение единого прайс-листа – это выгодно владельцам автомобиля Lifan.

- Маржинальность автомобильного бизнеса сильно сократилась на российском рынке?

- Сильно! Я думаю, не только у нас – у всех. Но мы всячески боремся с этим. Например, мы сейчас интенсивно ищем и покупаем в России товары и продаем их в Китай. Таким образом, мы компенсируем очень многие потери, зарабатываем. Для этого у нас даже есть отдельная структура. И я представляю интересы компании на российском рынке не только в части автомобильного бизнеса. Если импортировать в Россию свою продукцию по курсу не очень выгодно, почему бы не заниматься экспортом?

Дмитрий Европин, главный редактор журнала "MotorPage"
Автор
Дмитрий Европин, главный редактор журнала "MotorPage"
Фото
лифан-кар.ру

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Также высказались:

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 5