Высказался в рамках следующего круглого стола:

Прогноз 2015

Вряд ли кто-то мог предположить, что завершение 2014 года будет для российского автомобильного рынка настолько драматичным. И дело даже не в количестве проданных автомобилей, их то как раз в последние два месяца раскупали как горячие пирожки, а в перспективах на 2015 год.

Дмитрий Европин
15 декабря 2014

Дмитрий Европин

главный редактор портала MotorPage.ru

Рассчитывая на... счастье

Что такое счастье? С научной точки зрения, это состояние наивысшей удовлетворенности условиями своего существования. Для человека, однажды севшего за руль, важной составляющей этого понятия становится автомобиль

Конечно, речь не просто о средстве перемещения из точки «А» в точку «Б». Это должен быть надежный, комфортный и динамичный автомобиль, дарящий удовольствие от вождения, от обладания, от чувства собственной состоятельности и успешности. Впрочем, у каждого собственные представления о том, каким он должен быть. Но будет ли счастлив автовладелец, если приходится ездить на машине, не отвечающей желаниям и устремлениям? А ведь именно такая ситуация становится сегодня все более актуальной для многих некогда счастливых людей. Когда мы говорим об отложенном спросе, это как раз разговор о постепенном снижении уровня счастья среди автовладельцев.

Впрочем, счастье непостоянно и относительно. Нам свойственно стремиться к нему, но, если оно недостижимо, мы придумываем суррогаты-заменители.

Недавно международная группа исследователей провела опрос в 160 странах, который показал, что в развитых экономиках люди счастливы в молодости и к старости, в развивающихся – только в молодости, а в большинстве депрессивных экономик Азии и Африки счастье недостижимо в принципе. Казалось бы, результат очевидный. Но главный вывод исследования – ощущение счастья и удовлетворенности жизнью зависит прежде всего от материального благополучия, личного и страны в целом. Прочие, «нематериальные» факторы если и влияют, то в гораздо меньшей степени.

Но как в таком случае объяснить данные ВЦИОМ, который фиксирует рост уровня удовлетворенности жизнью и социального оптимизма у россиян? В экономике кризис, растут налоги, инфляция, доходы населения сокращаются, происходит беспрецедентное с 1998 г. ослабление рубля, сохраняется геополитическая напряженность… А люди довольны и счастливы! Парадокс!

Можно предположить, что под подушкой сохранились накопления, которые пока позволяют чувствовать себя уверенно. Однако, с моей точки зрения, дело не в этом. Накоплений на самом деле почти не осталось. Нынешний кризис в отличие от предыдущих (1998 и 2008–2009 гг.) носит затяжной характер. Экономика стагнирует уже почти два года. Вряд ли большинство россиян имело возможность в краткий период с 2010 по 2012 г. аккумулировать денежные запасы, которых хватило бы на длительный период экономического спада. Не могли в достаточном объеме сохраниться и более ранние докризисные накопления – виной тому уровень инфляции и отсутствие инструментов, обеспечивающих приемлемую доходность.

Кроме того, если бы накопления действительно были, они все равно реализовывались бы на автомобильном рынке – недаром он считается одним из лучших индикаторов состояния экономики. Автомобиль не является предметом первой необходимости, это не хлеб, не мясо и не молоко. Тем не менее спрос на него почти так же неэластичен, как и на многие подобные товары. Только привязанность к автомобилю и зависимость от него у потребителя в большей степени психологическая. И если машину «надо» менять раз в три-четыре года, потребитель будет ее менять. Иначе – состояние депрессии, несчастья, апатии…

Некоторые аналитики все-таки надеются, что накопления есть. Они ожидают восстановления спроса в 2015 г., поскольку настанет время менять автомобили, купленные в 2011–2012 гг. Но, с моей точки зрения, возрождения рынка на докризисном уровне в 2015 г. не будет. Если и предстоит подъем, то такой же затяжной, как и нынешнее снижение.

Причин несколько. Во-первых, давление курса доллара на российский авторынок продолжит сказываться, производители будут повышать цены. Даже в моделях с высоким уровнем локализации производства по-прежнему велика доля комплектующих, за которые приходится расплачиваться долларами и евро.

Во-вторых, представители российских банков все чаще говорят, что привлечь средства в валюте становится все труднее. После введения санкций финансовые организации практически потеряли доступ к западному кредитному рынку. Это ведет к росту процентных ставок по кредитам как для физических лиц, так и для юридических. Более того, у банков может просто не оказаться достаточного количества валюты, а это обернется проблемами в расчетах российских компаний со своими зарубежными партнерами. В результате – перебои в поставках. Это повлечет за собой сокращение объемов производства.

Наконец, еще один важный фактор. На уровне соцопросов люди вполне счастливы и оптимистичны, но, видимо, это счастье от ощущения, что власть понимает чаяния народа, от чувства сопричастности большой политике и т.д. Это мнимое счастье. И реальное экономическое поведение граждан тому подтверждение. В 2014 г. наблюдался беспрецедентный отток капитала: в Высшей школе экономики прогнозируют, что по итогам года он достигнет 120 млрд долларов (и это умеренный прогноз). В октябре директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев говорил, что по итогам года бегство капитала из страны может достигнуть 150 млрд долларов. Если сбудутся самые мрачные пророчества, отток капитала превысит уровень кризисного 2008 г., когда экономика лишилась без малого 134 млрд долларов.

Следует заметить, что отток капитала – это не только вывод средств из страны. Это еще и покупка иностранной валюты. В 2014 г. структура оттока капитала на две трети состоит из так называемой внутренней конвертации – покупки наличной валюты компаниями и населением. Простые потребители начали перекладывать средства в валюту, и к октябрю на долю физических лиц в оттоке капитала пришлось 25 млрд.

Рискну провести аналогию с концом 90-х, когда сбережения хранили в долларах с той лишь разницей, что за крупные покупки тогда можно было долларами и платить. Сегодня, если потребитель переводит деньги в доллары или евро, скорее это говорит о долгосрочном замораживании средств, ведь в краткосрочной перспективе обратная операция принесет только потери.

Таким образом, если спрос и будет восстанавливаться, то крайне медленно. Скорее всего, продажи автомобилей в 2015 г. останутся на том же уровне, что и в этом.

При этом стремление к счастью есть в каждом из нас. И потребители откровенно говорят о том, чего им не хватает, чтобы быть счастливыми. По данным одного из опросов, выход из сложившейся на рынке ситуации 59% респондентов видят в снижении цен на автомобили, 23% – в уменьшении ставки по автокредитам. И лишь 5% надеются на программы господдержки, а 6% – на специальные программы производителей. Вот только ни на снижение цен, ни на снижение процентных ставок рассчитывать не приходится. Что же остается?

В устоявшейся за последние годы в России модели автомобильного рынка – ничего. Потребители будут становиться все несчастнее от невозможности купить новую машину. Но поскольку жить в постоянном несчастье невозможно, они станут на последние деньги покупать модели классом ниже, чем хотелось бы, снижать уровень своих запросов. Кто-то уйдет на вторичный рынок, и таких будет много – недаром уже второй год мы наблюдаем рост продаж подержанных авто. Найдутся и те, кто предпочтет, невзирая на грабительский процент, взять кредит. Все это даст лишь временную передышку, иллюзию, что удалось поймать счастье за хвост. Затем вновь возникнет чувство неудовлетворенности: автомобиль не тот, подержанный ломается, кредит слишком тяжело выплачивать и т.д. В результате уже скоро социологи вновь начнут констатировать рост депрессивных настроений, ведь автомобиль сегодня является фактором счастья половины российских семей.

Но это если рынок не изменится, не станет более дружелюбным к потребителю. Между тем возможности для модернизации есть. Например, противостоять росту цен на автомобили, а то и добиться их снижения можно сокращением издержек. В ноябре в России появился первый пример продажи автомобилей через Интернет. И это важно, ведь онлайн-продажи в полноценном варианте должны обеспечивать существенную экономию (на тех же дилерских центрах). А значит, есть надежда, что вскоре в России автопроизводители освоят эту технологию.

Возможно, стоило бы допустить к дилерству и небольшие фирмы, которые не способны строить гигантские шоу-румы. Это тоже экономия. Вероятно, должны развиваться и лизинговые схемы приобретения машин частными лицами. Пока это слишком дорого, даже по сравнению с самыми дорогими кредитами! Но, может быть, за дело взяться самим автопроизводителям? Воля к оптимизации и внедрению инноваций на российском рынке могла бы сделать потребителей чуточку счастливее в этот непростой период.

Дмитрий Европин, главный редактор журнала "MotorPage"
Автор
Дмитрий Европин, главный редактор журнала "MotorPage"

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Также высказались:

Обзоров машин на сайте:

4 3 4 3