Высказался в рамках следующего круглого стола:

Запахло весной

Подтаял снег в следах медвежьих лап, пришла весна в усиленную зону – спасибо Александру Яковлевичу за образ, так точно отражающий нынешнее настроение. А настроение, действительно, весеннее. Даже не смотря на то, что на календаре поздняя осень. И дело тут вовсе не в погоде. Не важно, что там, за окном: снег с дождем или дождь со снегом. Важно то, что российский автомобильный наконец-то начал оживать. Нет, еще не расцветать, но про набухающие почки говорить уже можно смело.

Томас Штэрцель
13 декабря 2017

Томас Штэрцель

генеральный директор «Порше Русланд»

«Среднее количество автомобилей на душу населения в России составляет всего лишь 50% от европейского уровня. Это говорит о том, что потенциальная емкость рынка огромна и спрос на машины еще долго будет оставаться высоким»

Как, по прошествии трех кварталов года, вы расцениваете нынешнее состояние российского автомобильного рынка? Общее состояние, тенденции?

В первую очередь я хотел бы отметить, что объемы продаж автомобилей массового сегмента в России заметно выросли по сравнению с прошлым годом. Это произошло после четырех лет непрерывного спада, и я очень рад этому. Начавшийся процесс можно считать очень хорошим знаком для всей автоиндустрии в целом. Но, не смотря на это, премиальный сегмент, в котором мы работаем, в 2017-м году «просел» в среднем на 12-14%. Это значит, что рынок премиальных товаров, а эти цифры относятся практически ко всем продуктам класса премиум, несколько иначе реагирует на кризисные явления.

Если говорить не о рынке в целом, а только о компании, которую вы представляете, с какими результатами вы планируете завершить этот год?

Мы предполагаем, что по итогам года спад продаж автомобилей Porsche в России не превысит 8%. Естественно, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И тому, к сожалению, есть причины. Во-первых, наши клиенты болезненно реагируют на рост цен, который не прекращается последние два-три года — в премиальном сегменте они выросли особенно сильно. А во-вторых, не надо забывать, что нашим покупателям нередко приходится конвертировать свои средства из иностранной валюты в рубли, чтобы оплатить автомобиль. Поэтому, возможные проблемы, связанные с валютным законодательством и обменным курсом, в ряде случаев становятся решающим фактором при принятии решения об отказе от покупки. Ну и наконец, собственный бизнес едва ли не большинства наших потенциальных покупателей тоже пострадал от кризиса.  Исходя из этого, взвесив все «за» и «против», они приходят к выводу, что сейчас не лучшая ситуация для приобретения нового роскошного автомобиля.
Если говорить только про Porsche, то я уже упомянул, что в среднем наш спад продаж в этом году составит около 8%. Но если взглянуть на картину шире, то окажется, что все не так уж и плохо. До начала кризиса мы продавали в России примерно по 3700 автомобилей в год. Затем, в 2014-м, их количество выросло до 4800 единиц, а в 2015-м уже до 5200. В прошлом, 2016-м году нам удалось реализовать 4900 машин, и, если мой прогноз подтвердится, в этом году мы продадим на российском рынке около 4500 автомобилей Porsche. Да, это немного меньше, чем год назад, но существенно больше, чем в «докризисный» 2013 год. Таким образом, я со всей ответственностью могу заявлять, что за время кризиса нам удалось не только стабилизировать продажи, но и увеличить их объемы. Мы улучшили свое положение. А произошло это благодаря сильному бренду, качественным продуктам, активно работающим дилерам и тому факту, что даже в кризис автомобили Porsche остаются желанными для покупателей. 

Только что вы упомянули дилеров Porsche. А как они себя чувствуют в нынешних условиях?

Непросто. В настоящий момент мы видим, что ряд дилеров страдает из-за того, что они вынуждены давать покупателям слишком большие скидки. Тем не менее, работа идет. За этот год мы обновили дилерские центры в Новосибирске и Красноярске. Осенью открылись новые дилеры Porsche в Уфе и в Воронеже. Это отличные автоцентры с отличным персоналом.  В следующем году еще один центр планируется к открытию в Самаре. Но наша главная цель заключается вовсе не в бездумном наращивании количества дилеров, а в повышении качества их работы. С 2009 по 2016 год количество наших дилерских центров осталось практически неизменным, сейчас в России их по-прежнему 21. Для дилеров у нас действуют жесткие критерии отбора, которые предусматривают продажу около 60 автомобилей в год. Но благодаря отличному продукту, хорошему маркетингу и налаженным контактам с клиентами наши дилеры развиваются вместе с нами. И даже увеличивают свои инвестиции. А главная задача представительства Porsche в России сейчас заключается в том, чтобы помочь им преодолеть кризис, а не в том, чтобы искать новые рынки. С теми дилерами, которые у нас сейчас есть, мы обеспечиваем 91-процентное покрытие премиального рынка. Так что, дела у нас действительно идут хорошо.

Какие, на ваш взгляд, неблагоприятные факторы дополнительно тормозят восстановление российского автомобильного рынка?  

Не стану говорить про весь рынок в целом, а отмечу только те проблемы, которые касаются непосредственно компанию Porsche. Вы же наверняка знаете, что нашим главным продуктом на российском рынке по-прежнему остается Porsche Cayenne второго поколения. А он в настоящее время находится в самом конце своего жизненного цикла. Сегодня мы уже представили покупателям третье поколение нашего бестселлера. Но в России этот автомобиль появится не раньше мая будущего года, а это значит, что какое-то время на рынке не будет нашей самой продаваемой модели. Без нее нам придется непросто. Но мы справимся, я не сомневаюсь. Справимся также, как и раньше справлялись со всей гаммой кризисных явлений. 

А какие положительные факторы вы хотели бы отметить?

Главный положительный момент состоит в том, что среднее количество автомобилей на душу населения в России составляет всего лишь 50% от европейского уровня. Это говорит о том, что потенциальная емкость российского рынка огромна и спрос на новые машины еще долго будет оставаться стабильно высоким. Исходя из этого, я считаю, что полное восстановление российского автомобильного рынка до докризисного уровня произойдет в промежутке между 2023 и 2025 годами.
Хотя, может быть, и раньше. Российский рынок может изменяться очень быстро: когда я приехал в Россию в 2008 году, спорткары продавались с трудом, и небольшая группа интересующихся автогонками энтузиастов самостоятельно привозила себя автомобили из Европы. А сегодня у нас существует целое движение любителе спорткаров – Porsche Driving Center, созданный на базе гоночной трассы Moscow Raceway. Десять лет назад я даже не мог предполагать, что столько людей в России будут покупать модели Porsche 911 и 911 GT и участвовать на них в гонках. Количество заказов на GT3 и GT2 RS уже превышает наши возможности. Поэтому подытоживая я хочу сказать, что хотя ситуация в бизнесе обычно и не меняется за одно мгновение, но делать прогнозы на будущее, опираясь исключительно на нынешнее положении дел на рынке, ни в коем случае не стоит.

Иван Владимиров, главный редактор портала MotorPage.ru
Автор
Иван Владимиров, главный редактор портала MotorPage.ru

Вас заинтересует:

Вам понравилось интервью?


Расскажите друзьям:
Рассказать во ВКонтакте Рассказать в Facebook Рассказать в Twitter Рассказать в Одноклассниках

Также высказались:

Обзоров машин на сайте:

4 3 7 4