Век назад – в 1920 году – ушел из жизни Уилбур Адамс Ганн, основатель фирмы Lagonda из британского городка Стейнс. Позже этот бренд прославился, а объединившись с другой маркой – Aston Martin, стал настоящей легендой

Будущий автостроитель появился на свет в 1859 (а по некоторым данным в 1860-м) году в небольшом американском городке Спрингфилд, штат Огайо. Его отец, Джеймс Уинн Ганн, был помощником священника в местной протестантской церкви. Поэтому неудивительно, что Уилбур с юных лет пел в церковном хоре. А поскольку хлеб насущный Ганн-старший добывал в качестве сотрудника местной компании, выпускавшей оборудование для паровых машин, сын тоже заинтересовался техникой. Более того, он получил соответствующее образование и даже устроился на службу в фирму, производившую швейные машины.

В 25 лет Уилбур женился, вскоре у него родилась дочь. И все бы хорошо, но в сознании молодого человека шла постоянная и непримиримая борьба между «механиком» и «музыкантом». В итоге Ганн выбрал музыку и переехал в Нью-Йорк, где выучился оперному пению. Правда, сколько-нибудь стоящих предложений от американских театров новоиспеченный тенор так и не дождался, а потому решил перебраться в Европу. Там, как ему казалось, могли оценить его талант. Оставив семью в Штатах, в начале 1890-х певец едет в Англию, где устраивается в один из оперных театров и стремится сделать карьеру. Со временем у него даже появляется возможность выступать совместно с Королевским хором.

Но, вопреки ожиданиям, серьезных денег пение не приносило, а потому пришлось вспомнить о техническом образовании и подрабатывать в театре в… качестве механика, отвечавшего за работу системы механизмов для смены декораций. Там он познакомился со своей будущей второй женой – Констанс Энн Грей, которая, как и Ганн, к тому времени была не свободна. Неизвестно, как бы складывался их роман, но вмешался случай: возлюбленная Уилбура овдовела, он развелся с американской женой, и в январе 1898-го пара обвенчалась.

Увы, денег по-прежнему не хватало, и год спустя Ганн занялся бизнесом, основав фирму по выпуску мотоциклов, которую назвал Lagonda Engineering Company. Имя для своего детища он позаимствовал у реки La Ohonda, протекавшей неподалеку от его родного городка в Огайо. В вольном переводе оно означало «Молчаливый поток». На английский манер получилось Lagonda. В ноябре 1902 года бренд был зарегистрирован в Англии.

Правда, слово «компания» не совсем точно отражало суть предприятия: весьма небольшое, оно располагалось прямо в оранжерее рядом с домом. Да и сотрудников поначалу было всего два, включая самого Ганна, который работал и директором, и механиком, и сборщиком, а при необходимости испытателем и гонщиком. В 1904 году фирма стала расширяться, и ее переименовали в Lagonda Motor Company Ltd. Правда, мотоциклы марки особой популярностью не пользовались, хотя предприятие и сумело получить заказ на небольшую партию машин для почтового ведомства. Кроме того, Ганн в 1905 году завоевал на своем мотоцикле приз в триале Лондон – Эдинбург.

Тогда же приступили и к работе над автомобилем, сулившим гораздо более серьезные перспективы. Первенцем стала Lagonda Type 20, увидевшая свет спустя почти год и простоявшая в производстве с доработками и различными моторами вплоть до 1913-го. Машина оснащалась 4-цилиндровым двигателем объемом 3052 см³.

Поначалу Ганн реализовывал свои авто только на британском рынке, но затем понял, что может продавать их за границу. Помимо прочего, он внимательно присматривался к рынку Российской империи, которая тогда еще только приобщалась к сонму европейских автомобильных держав. Выставки, одна роскошнее другой, гонки между городами, многокилометровые пробеги – автомобильная жизнь страны казалась бурной и весьма насыщенной.

Поход на Россию

Тогда-то Уилбур Ганн решил попытать счастья и принять участие в Третьем международном автомобильном салоне, проходившем в Санкт-Петербурге в 1910 году, а заодно и в Первом автопробеге на приз Императора Николая II, намеченном на июнь того же года, после закрытия экспозиции. Для получения хорошего стенда на автосалоне надо было заранее оформить заявку, однако площади стоили дорого и Ганн пошел на компромисс: приобрел стенд за № 14 – небольшой, но довольно удачно расположенный. Кстати, конкурировать ему пришлось с несколькими десятками ведущих автостроительных фирм, съехавшихся в российскую столицу со всех концов Европы и даже с его родины – из Североамериканских Соединенных Штатов. На выставке Lagonda пользовалась повышенным вниманием автомобилистов, поскольку любой малоизвестный бренд воспринимался с особым интересом как потенциальный носитель новых технических идей и решений.

Наконец наступило 9 июня – день старта Первого автомобильного пробега на Императорский приз, проходившего по маршруту Санкт-Петербург – Москва – Киев – Санкт-Петербург. Участникам предстояло преодолеть 2880 км и финишировать 22 июня. За рулем Lagonda был сам Уилбур Ганн, получивший на жеребьевке № 38. Правда, отечественная пресса именовала его не Ганн, а Гунн, поскольку фамилия спортсмена писалась Gunn. Первый «российский блин» (то есть пробег) оказался для Уилбура комом – он не добрался до финиша из-за серьезной поломки машины.

Тем не менее предпринимателю удалось обратить внимание на свою продукцию и достичь определенного успеха: в 1910 году в Санкт-Петербурге было зарегистрировано шесть автомобилей Lagonda, в 1911 и 1912 годах их стало восемь, хотя в 1913-м количество машин снизилось до семи. Если кому-то кажется, что это ничтожно мало, стоит вспомнить, что в том же 1911 году в столице империи числилось всего 902 автомобиля. При этом по улицам Северной Пальмиры тогда разъезжали авто 76 европейских и американских производителей, а своего представителя в России компания не имела.

Если верить городскому автомобильному справочнику за 1912 год, самым мощным автомобилем марки Lagonda в городе считался дубль-фаэтон с 20-сильным 6-цилиндровым двигателем, зарегистрированный на Э.К. Груббе, проживавшего на Каменно­островском проспекте в доме № 1. Любопытно также, что одна из машин Lagonda числилась за господином Гейдельстамом из шведского посольства. Это был ландоле с 4-цилиндровым мотором мощностью 12 л.с. (диаметр цилиндра 90 мм, ход поршня 120 мм). Помимо них в Петербурге точно ездила Lagonda с кузовом торпедо и мотором в 9 л.с.

Справедливости ради стоит отметить, что во второй автомобильной столице империи – Москве – Lagonda оказалась совершенно неизвестна. Ни до, ни после в Первопрестольной не было зарегистрировано ни одного автомобиля этой марки.

В 1911 году Ганн выпустил новую модель Type 30, а в 1913-м вышла очередная новинка – Type 11. Однако дальнейшее развитие компании прервала Первая мировая война, после окончания которой Lagonda была вынуждена продолжить выпуск устаревшей «11-й» модели, а в 1920 году фирму постигло несчастье – скончался ее основатель Уилбур Ганн. Впрочем, это не остановило развития бренда. Впереди были новые взлеты и падения, новые оригинальные машины, победы в гонках и, наконец, слияние с Aston Martin.

Вам понравилась эта статья?


Рекомендуем также почитать:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

5 2 1 9