У Юрия Полякова есть роман “Козленок в молоке”. Его герой на спор за кружкой пива берется сделать из безграмотного работяги, выгнанного даже из ПТУ, всемирно известного писателя. И добивается этого, лишь обучив подопытного, словно шимпанзе в цирке, произносить по любому поводу набор всего из дюжины фраз и слов. Таких, как “амбивалентно”, “трансцендентально”, “ментально”, “отнюдь”, “обоюдно” и в том числе “говно”.

Казалось бы, полный бред, но с каждым днем я укрепляюсь в мысли, что многие пиарщики и маркетологи (и вместе с ними некоторые журналисты) используют это произведение как… пособие, благодаря которому можно слепить из дерьма конфетку. То есть из бессмыслицы – “шедевр”. Ну, это как сварить козленка в молоке его матери, что полностью противоречит самой природе. Рецепт, видимо, используют такой: выудить из Интернета максимум малознакомых или непонятных слов, вспомнить несколько выражений, смысл которых для самого автора недосягаем, придумать пару словосочетаний (на самом деле несочетаемых) и, игнорируя знаки препинания, а заодно все остальные правила русского языка и логики, вывалить все это на экран компьютера. После чего назвать данный набор букв пресс-релизом и разослать в СМИ.

Примеров таких глупостей, увы, тьма-тьмущая. Вот из числа свежих: “мощные линии кузова излучают эргономичность и аэродинамику без ущерба для стилистического наследия”. Или: “эта уникальная серия провоцирует поддаться манящему аромату беспредела”, “увлажняющий спрей увлажняет кожу, обволакивая ее освежающей бодрящей дымкой”, “традиционная для бренда коммуникация транслирует ключевое сообщение нового продукта: яркий вкус для перекуса в течение рабочего дня”… Вот так с великим и могучим – походя, небрежно! Словно это окурок, который можно выплюнуть и растоптать. А ведь язык – материя не только тонкая и деликатная, но и краеугольная. И не случайно именно языковый фактор стал чуть ли не главной причиной нынешних всеукраинских распрей, а вслед за ними и международного раздрая.

Еще одно направление такого творчества – стремление поднять узнаваемость своего бренда и, разумеется, его продажи. С десяток лет назад КамАЗ, название которого со дня его создания писалось именно так – в соответствии с правилами русского языка, вдруг начал заставлять всех журналистов именовать завод только прописными буквами, причем непослушным чуть ли не судом грозили (рассказываю не понаслышке, сам был в их числе). Затем тот же прием взяли на вооружение в Тольятти и всем понятную “Ладу” не только перевели в латиницу, но и изобразили, будто аббревиатуру, крупно – LADA. Правда, позабыв при этом поднять качество самих машин и их инженерный уровень.

Ныне “передовой” российский опыт (кто там сказал, что мы не можем быть законодателями мод?!) перенимают даже европейцы, причем компании, рожденные еще в позапрошлом веке. И прессе тоже настоятельно рекомендуют набирать названия только прописными буквами, как будто от величины шрифта в газете изменятся ходовые качества автомобилей, повысятся их комфорт и надежность, честнее станут мастера в дилерских сервисах или упадут цены.

Когда я вижу подобное, так и хочу подсказать еще пару-тройку пока неосвоенных “маркетинговых приемов”. Скажем, можно писать названия компаний задом наперед. Или столбиком, как в японской грамоте, – нам же нипочем каноны русской грамматики, верно? И знаете, я даже соглашусь с этим, но при условии, что те же бренды начнут выпускать свои авто с двумя рулями и без кресел, а колеса перенесут на крышу. Уж если ломать стереотипы, так во всем, а не мелочиться, упражняясь с буквами! Кстати, тогда точно ни один дурак не пройдет мимо и каждый бомж станет узнавать марку. Ну чем не мечта маркетолога?

Увы, в этой языковой вакханалии отнюдь не безгрешны и мы, журналисты. Самое безобидное в нашей работе – случайные опечатки и описки, забавные и чаще всего вовремя отлавливаемые редакторами. В ряду подобных могу привести такие ляпы, как “задний бампер с четырьмя выхлопными бамперами”, “темно-черный цвет”, “заказник, где шляются стада оленей”, “автомобиль делает это совершенно молча”. Однако хуже, когда люди, возомнив себя акулами пера, затевают изощренные эксперименты, непонятно и витиевато выражаясь там, где требуется говорить просто и доступно. Например, “прогресс в плане аэродинамики и ревизия моторной гаммы обеспечили прогресс в плане экономичности”. Или же, стремясь к оригинальности, без устали используют заимствованные слова, подчас даже не понимая их значений. Красиво ведь звучит “императив”, “реминисценции”, правда? Но нужно ли подобное в тексте про автомобиль?

Иные же мои коллеги вообще тупо копируют глупости из пресс-релизов, сляпанных как раз теми “детьми прапорщиков”, о которых я сказал вначале. Чем это обусловлено – ленью ли, мешающей проверить и переиначить фразу, боязнью ли показаться слабо просвещенным, встретив редкое слово, слепым ли доверием к любому тексту, вынесенному на бумагу? Не знаю. Впрочем, это и не важно, главное, что представитель СМИ начинает тиражировать абсурд, безграмотность и дурновкусие, тем самым вознося и как бы узаконивая то, что на самом деле следует назвать только одним словом – говно. Как, собственно, и делал даже недоучка из романа Полякова. 

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 2 9 0