Женевский автосалон нынешнего года запомнится несколькими ключевыми трендами.

Во-первых, традиционными для этой выставки премьерами замечательных концептов и сверхдорогих, очень красивых и мощных суперкаров.

Во-вторых, совершенно нетипичной для женевских подиумов россыпью бюджетных мини-SUV, сразу ввязавшихся в борьбу за потенциальных покупателей.

В-третьих, триумфом гибридных технологий, явно одолевших полностью электрические приводы. И, наконец, тем, что в Старом Свете вслед за массовыми брендами машин начал снижаться спрос и в премиум-сегменте.

Посчитали – прослезились…

Начало 2013 г. для большинства автомобильных корпораций, имеющих сильные позиции в Европе, можно сравнить с холодным душем. Даже в Германии, являющейся крупнейшим рынком континента, своего рода “локомотивом” отрасли, продажи новых машин начали активно падать. Из десяти основных классов только три – мини-кары, компактные кроссоверы и внедорожники – в минувшем январе показали небольшой рост. Во всех остальных сегментах сбыт упал как минимум на 8,4% (компактный В-класс), но самым большим потрясением следует признать провал в двух флагманских категориях – бизнес-классе и нише представительских седанов, где немцы приобрели соответственно на 34,6% и 34,1% автомобилей меньше, нежели год назад. Если учесть, что ранее тем же путем пошли еще два ключевых рынка – Испания и Франция, то ситуация становится угрожающей.

Тем не менее боссы всех крупнейших брендов паники стараются не демонстрировать, хотя и признают, что дела идут так себе. Встречаясь в Женеве с топ-менеджерами многих мировых автопроизводителей, мы видели, что они трезво оценивают риски и вместе с тем имеют основания для сдержанного оптимизма. Так, директор Lexus Europe Пол ван дер Берг полагает, что даже 6–7-процентный рост премиального сегмента на российском рынке в 2013 г. не сможет компенсировать потерь в других странах Европы, прежде всего в ее западной части.

Однако эксперты рассчитывают, что уже в следующем году негативный тренд удастся переломить и можно будет рассчитывать даже на рост в пределах 2–3%. С этим согласен и глава продаж и маркетинга Mercedes-Benz Cars, член совета директоров Daimler AG Йоахим Шмидт. “Мне кажется, – говорит он, – что Южная Европа уже достигла нижней точки падения, хотя и не уверен в этом относительно Италии. А вот в Испании я недавно говорил с представителями высших экономических кругов, и они считают, что в стране началось легкое оживление. Хотя должен признать, что сегодня южноевропейские рынки откатились на тот уровень, где они были лет двадцать назад”.

Весьма осторожен в прогнозах и президент Mazda Europe Джеф Гайтон, который тоже обратил внимание на то, что даже в Германии февральский спрос снизился на 10%. “У потребителей индекс доверия довольно низкий, и если еще пару лет назад это не распространялось на автомобильный сектор, то теперь мы тоже столкнулись с данной проблемой, – говорит босс японской корпорации. – Я полагаю, что в 2013 г. европейский рынок либо останется на прошлогоднем уровне, либо просядет еще больше”.

Возьмусь предположить, что эта нестабильность отчасти скорректировала и программу Женевского салона. В частности, на нем ожидалось несколько довольно громких премьер, причем как в масс-маркете, так и в премиум-сегменте. Однако их представление общественности отложили. Ведь если заявить новинки в тот момент, когда спрос на машины падает, то интерес к ним может так и остаться только интересом, не подкрепленным денежными знаками, а позже, когда ситуация наладится, эти модели уже устареют. К тому же следует учесть, что, судя по всему, у некоторых брендов вновь наблюдается небольшое перепроизводство, и, запуская новые автомобили, они рискуют затоварить склады машинами предыдущих поколений.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Фил Попхам, директор по глобальному маркетингу Jaguar Land Rover

Несмотря на общую рецессию, оба наших бренда в прошлом году увеличили продажи, в том числе в Европе. В основе этого тренда несколько факторов. Прежде всего, своими успехами мы обязаны продуктам – это и новые модели автомобилей, и появление новых моторов, приводов, ряда инновационных технологий. Кроме того, развивается сам бизнес. В 2012 г. у нас по всему миру появилось около 120 дилеров. При этом за последние четыре года наши партнеры – дилеры – инвестировали в продвижение брендов примерно 1 млрд фунтов стерлингов. Одновременно огромные инвестиции идут в производство, в повышение качества продукции, в подготовку персонала.

Ближе к людям

Другое следствие нынешней структуры продаж – нехарактерное для Женевского салона обилие маленьких, достаточно бюджетных машин. Эта выставка всегда считалась главной площадкой для дизайнерских, возвышенных работ, в то время как “товарные” продукты, да еще из масс-маркета, отодвигались на второй план. Теперь же наряду с концептами и многочисленными суперкарами на стендах оказалась целая обойма мини-кроссоверов: Peugeot 2008, Renault Captur, Volkswagen Cross Up, прототип Opel Adam Rocks и, в общем-то, недалеко от них ушедший по размерам Suzuki S Cross Four.

Выходит, маркетологи компаний еще несколько лет назад предвидели, как станет развиваться рынок, и именно сейчас, когда, напомним, спрос растет только на самые компактные модели и на SUV, эти продукты – я бы сказал, “два в одном” – оказались более чем своевременными.

Этот тренд тоже подтверждают представители компаний. Более того, они согласны с тем, что он справедлив и для премиальных марок. “Сейчас особенно хорошо растет сегмент компактных внедорожников, – отметил в интервью нашему журналу директор по глобальному маркетингу компании Jaguar Land Rover Фил Попхам. – Поэтому наши Range Rover Evoque и Freelander 2 находятся практически в идеальной позиции.

Evoque вообще стал на сегодня самым успешным продуктом компании. Благодаря ему мы смогли привлечь много клиентов из других марок, причем в основном молодежь и женщин, чего, собственно, и добивались”.

Британцу вторят и руководители двух японских брендов. Представитель Lexus Пол ван дер Берг говорит: “Общий тренд в Европе состоит в выведении на рынок компактных моделей при широком выборе моторов и трансмиссий.

Мы видим, что премиум-сегмент прирастает именно за счет таких машин. Как, впрочем, видим и то, что, прежде всего среди SUV в модельном ряду Lexus есть пока незаполненные ниши”. О том, что хотел бы иметь в своей линейке кроссовер меньше, чем CX-5, сказал и Джеф Гайтон из Mazda. По его мнению, это позволило бы марке расширить свою клиентскую базу.

Уходя в нишу компактвэнов, на тот же эффект рассчитывали, судя по всему, и в Audi. В частности, член правления Audi AG Лука де Мео, курирующий там маркетинг и продажи, сообщил нам, что 80% потребителей модели A1 отвоевано у конкурентов.

При этом у автомобиля еще очень велик потенциал глобализации, а потому компания из Ингольштадта намерена сделать упор на сегмент небольших моделей. “Правда, – замечает собеседник, – нам следует соблюсти баланс между уменьшением размеров машин и уровнем престижа марки, ее имиджем”.

Сила имиджа

Последнее замечание топ-менеджера немецкой компании – о сохранении престижа, – хотя и прозвучало вскользь, мне представляется очень важным. Первая волна кризиса, накрывшая мир в 2008–2009 гг., показала, что на многих рынках (в том числе в России) наиболее устойчивыми к потрясениям оказались именно премиум-марки.

Отчасти схожую картину мы видим и сегодня, когда в Европе представители наиболее престижных брендов в меньшей степени подвержены колебаниям спроса. Возможно, тем же объясняется и факт, что в этот сегмент ныне решили войти новые участники, прежде игравшие только на полях масс-маркета. Правда, открыто о подобной подоплеке своих решений они не заявляют.

Вот и Петер Шрайер, недавно возглавивший дизайн всего корейского концерна Hyundai – Kia, в интервью нам на швейцарской выставке обосновал появление представительских седанов Equus и Quoris как реализацию давних премиальных амбиций каждого из брендов. Правда, при этом пояснил, что в его понимании быть премиальным – значит в большей степени заботиться о качестве, уделять особое внимание деталям, оттачивать исполнение готового продукта.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Джеф Гайтон, президент Mazda Europe

Мы знаем, что были опасения по поводу работоспособности наших технологий Sky-activ, особенно моторов и трансмиссий. Тем более что когда на смену старой модели приходит новая, она, как правило, вначале уступает в качестве предшественнице, у которой все процессы уже отработаны. Но, как показывает статистика поломок CX-5 и новой Mazda 6, где Skyactiv задействованы в полной мере, дефектов в них куда меньше, чем было во время прежних запусков. Более того, число обращений в сервис от владельцев этих двух моделей сопоставимо с данными по Mazda 3, которая уже давно стоит на конвейере и остается нашим самым массовым продуктом.

Вопрос о том, чем обусловлена премиальность марки или отдельной модели (кроме, разумеется, цены), и в самом деле представляется дискуссионным. Глава Mazda Europe Джеф Гайтон видит ее не во внешних атрибутах, а в некоем качественном отличии от конкурентов, в том, чтобы чем-либо быть лучше них. Например, обеспечить более высокие драйверские характеристики автомобиля в сочетании с хорошей ценой и экономичностью, которая сегодня становится актуальной и для состоятельных клиентов.

Свое видение этого вопроса есть и у других представителей мировой автоиндустрии. Например, Лука де Мео из Audi делает акцент на слове “отрыв”, который относится и к технологиям, и к клиентуре, и к расширению гаммы продуктов (за 20 лет она расширилась с 9 до 39 моделей и модификаций, и каждые полгода продолжает прирастать). Его коллега-конкурент из Jaguar Land Rover обратил внимание на инновации. Так, говоря о первой в мире 9-диапазонной автоматической коробке передач, представленной в Женеве маркой Jaguar, Фил Попхам подчеркнул: “Такие вещи демонстрируют, что мы все время совершенствуем и развиваем модели, что наша компания постоянно инвестирует в продукты, добиваясь их максимальной эффективности и расширяя возможности каждого автомобиля”.

Схожую позицию заняла и Volvo. Давно утвердившись в статусе мирового лидера в сфере безопасности автомобилей, шведская компания в Женеве снова показала, что предела совершенству нет. Это особенно наглядно видно на примере обновленной “60-й” линейки – моделей S60, V60 и XC60. Все они теперь оснащаются системой активных фар дальнего света с уникальным механизмом затемнения, который действует вкупе с системой обнаружения других машин и автоматического торможения.

Еще одним инновационным шагом скандинавов стало дальнейшее совершенствование технологий, призванных предотвращать столкновения, в том числе с пешеходами и (чего раньше не было) велосипедистами. По словам Лотты Якобсон, одного из руководителей Центра по безопасности Volvo Cars, степень риска для людей получить те или иные повреждения теперь снижена более чем на 50%. А Даг Спек, старший вице-президент бренда по маркетингу, продажам и обслуживанию клиентов подчеркнул: “Мы продолжаем двигаться к нашей концепции в проектировании автомобилей, которые не будут сталкиваться”.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Лука де Мео, член правления Audi AG

В своих автомобилях мы стремимся сочетать эмоции и практичность, дух автоспорта и масштабы серийного производства. Например, в показанной на Женевском салоне Audi RS6 вес снижен на 100 кг, динамика разгона сокращена с 4,5 до 3,9 с, а топливный аппетит уменьшен почти на треть и составляет менее 10 л. Другая премьера – Audi A3 e-tron – имеет огромный крутящий момент и развивает скорость до 222 км/ч, в то время как выбросы в атмосферу составляют всего 35 г, а расход топлива – лишь 1,5 л. Такие показатели ей обеспечила технология Plug-in Hybrid, которую можно назвать поистине премиальной, ведь потребитель получает лучшее из двух миров – электромоторов и традиционных ДВС.

Будьте здоровы!

Впрочем, не меньше шведы заботятся и о природе. В рамках того же обновления линейки они представили модификацию Volvo V60 Plug-in Hybrid – первого в мире автомобиля с турбодизелем, работающим в паре с электрическим мотором, который можно подзаряжать от розетки. Показательно, что свою первую модель с технологией Plug-in Hybrid представила на выставке и Audi, и именно это направление член правления компании Лука де Мео обозначил нам как наиболее перспективное, если говорить о сочетании таких параметров автомобиля, как его динамика, экономичность и экологическая безопасность.

Судя по всему, гибридные технологии, основанные на использовании старого доброго ДВС, все же побеждают в споре с электромобилями, хотя еще пару лет назад последние некоторым представлялись в этой гонке фаворитами. Однако трезвые расчеты показали, что к всеобщей электрификации машин нет ни экономических, ни технологических, ни, наконец, потребительских предпосылок.

И выставка в Женеве это подтвердила: на стендах большинства компаний в качестве перспективных разработок были выставлены именно гибриды. Причем это касается как массовых брендов, так и премиальных. Тот же член правления Daimler AG Йоахим Шмидт сообщил нам, что Mercedes-Benz будет предлагать гибридные версии таких моделей, как C-Class, E-Class и долгожданный новый S-Class, который, кстати, будет официально представлен уже скоро – 15 мая в Гамбурге.

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 2 9 1