Впервые за много лет работы на мировых выставках на нынешнем Франкфуртском автосалоне мы ощущали себя так, будто зашли на чужую вечеринку: оценивая каждую из новинок, думали, а попадет ли она на российский рынок? Хотя топ-менеджеры крупнейших корпораций нас обнадеживали как могли

Ну разве не обидно: практически что ни стенд на выставке достижений мирового автопрома во Франкфурте, то яркая новинка, а мы, журналисты из России, ходим и гадаем, решится ли ее производитель поставлять эту модель в нашу страну или махнет на все рукой из-за затягивающегося кризиса да и вообще покинет рынок. Впрочем, автосалон тем и хорош, что можно напрямую пообщаться с боссами больших корпораций и, может быть, даже выпытать у них кое-какие планы.

Надейся и жди…

Представьте себе карту мира, где   страны раскрашены в зависимости от успешности дел на авторынке. Такой рисунок подготовило издание Automotive News, славящееся аналитикой и доступом к инсайдерской информации в автоиндустрии. Оценивая этот бизнес на экваторе 2015 года, самым тревожным – оранжевым – наши коллеги обозначили такие рынки, как Россия, Бразилия, Китай, ЮАР, к которым присоединили еще и Индонезию с Японией.

В каждой из этих стран падение продаж новых машин стало существенным. Но если посмотреть еще и на цифры, то именно у нас дела обстоят наихудшим образом: в июле спрос среди россиян на автомобили по сравнению с предыдущим годом упал на 27,5%, в то время как у вторых с конца, индонезийцев, этот показатель почти на полтора процента лучше, а у бразильцев (третьих снизу) рынок ушел вниз на 21,6%. При этом хорошо чувствуют себя США (прирост на 5,3%), Аргентина (3,9%), а также самые большие рынки Европы: Франция, Великобритания, Германия прибавили соответственно по 2,3, 3,2, 7,4%. И уж совсем ликует юг континента (прирост в Италии составил 14,7%, в Испании – вообще 23,5%).

Повысившимися потребительскими настроениями стараются воспользоваться все. Так, президент Nissan Europe Пол Уиллкокс едва успевает перечислять достижения: «В этом году в Европе спрос на нашу продукцию вырос на 9% и Nissan стал в Старом Свете азиатской маркой №1, обойдя Toyota. На протяжении шести лет мы демонстрируем повышение продаж, и если в 2009 году наша доля рынка составляла 2,7%, то в 2014-м – уже 4,2%, а коэффициент удовлетворенности клиентов увеличился с 40 до 50%».

Из первых уст

Вольфганг Эппле, директор по исследованиям и технологиям Jaguar Land Rover

Имея две марки и большой опыт создания как машин спортивных, «асфальтовых», так и внедорожников, разумно было использовать эти наработки при производстве нового автомобиля. Но хотя Jaguar F-Pace и стал первым SUV этого бренда, его нельзя сравнивать ни с одной моделью Land Rover. Например, F Pace куда более интересней на асфальте, нежели Range Rover Evoque, однако его потенциал на бездорожье ниже, чем в любом Land Rover. Вместе с тем во всех этих автомобилях мы используем одни и те же двигатели, трансмиссии и многие другие технологии, которые превосходят конкурентов. Так, кроссовер Jaguar располагает инновационным полным приводом, способным распознавать типы покрытия и адаптироваться под них.

Если же говорить о прогнозах на 2015 год в целом, то эксперты думают, что глобальный спрос на новые авто в сравнении с 2014-м немного подрастет (с 86,4 до 87,9 млн штук), а к 2021 году и вовсе перешагнет за 103 млн единиц. Но каким будет вклад нашей страны в общую копилку? Когда движение по наклонной прекратится – через год, три, пять?

«Ваша экономика сильно зависит от цены на нефть, и мы не в первый раз наблюдаем спад на российском рынке, – говорит вице-президент по маркетингу, продажам и послепродажному обслуживанию Mazda Motor Corporation Масахиро Моро. – Наш прогноз состоит в том, что нынешняя рецессия в России продлится еще как минимум один или два года, но в среднесрочной перспективе ситуация должна выправиться. Поэтому для нас самое главное – сохранить дилерскую сеть бренда, поскольку уходить из страны мы не намерены».

Большим планам Mazda в отношении России есть и другие подтверждения. Так, через два года компания, вместе с отечественной Sollers, планирует ввести в строй завод двигателей во Владивостоке, продукция которого сможет уходить также на экспорт. Косвенно согласовал это и Масахиро Моро. Он заметил, что предполагается производить новейший мотор из семейства SkyActive, который можно ставить на разные модели машин.

Между тем свой моторный завод прямо перед Франкфуртским автосалоном запустил в Калуге концерн Volkswagen. Говоря о его значимости, глава одноименной марки в России Пьер Бутен подчеркнул: «Завод двигателей – производство высокотехнологичное, требующее серьезных инвестиций. Но, даже находясь на падающем рынке, мы идем на эти траты, так как в России проживает колоссальное число потенциальных клиентов, и у нас есть все шансы на их расположение в будущем». С коллегой солидарен и руководитель российского подразделения родственного бренда Skoda Любомир Найман, который отметил, что завод двигателей – уже третья производственная площадка немецкого концерна на земле России, а это ключевой показатель отношения к рынку.

Правда, каких-либо конкретных сроков возможного «выздоровления» этого рынка наши собеседники назвать не смогли. Да и не они одни. Тот же глава Nissan Europe Пол Уиллкокс воскликнул: «По России ситуация непредсказуема, из-за скачущих курсов валют что-нибудь планировать даже на ближайшую перспективу чрезвычайно сложно». Впрочем, он, пожалуй, все-таки слегка слукавил. Ведь всего минутой позже уточнил, что с помощью бренда Datsun японский производитель намерен вскоре заполучить не менее 10% всего российского рынка.

Из первых уст

Франк Уэлш, член совета директоров Skoda Auto

В принципе наш бренд готов к внедрению в свои машины любых технологических новаций, включая всевозможные автопилоты, гибриды и электроагрегаты, – это позволяет делать общая для концерна Volkswagen AG платформа MQB. Однако в ближайшем будущем именно Skoda подобных продуктов не планирует. Ведь эти технологии на первых этапах очень дороги, а мы хотим, чтобы автомобиль из Чехии оставался доступным для массового клиента. Хотя это отнюдь не означает, что наши модели не технологичны. Так, именно Skoda делает многие компоненты для всего концерна, к примеру, некоторые элементы систем торможения, электроники, блоки магнитол от нас идут и на Seat, и на Audi. Трудимся также над гибридами – в частности, планируем вместо турбины применить в паре с бензиновым двигателем электромотор.

Сегодня, завтра, послезавтра

Создать новый автомобиль, причем желательно успешный, – дело архисложное. Каждая модель разрабатывается не по одному году, и от конструкторов требуется стать чуть ли не провидцами, дабы предугадать, чего именно захотят клиенты лет через пять-шесть. А если речь идет о еще более отдаленной перспективе, когда надо спланировать долгосрочную стратегию развития компании и ее модельный ряд? Мы выяснили, как это реализуется у различных брендов.

Ален Уйттенховен, вице-президент Lexus Europe, поясняет, что в его компании есть разные горизонты планирования. В частности, в диапазоне пяти лет известно, какие именно модели встанут на конвейер, и в этом случае идет проработка элементов – кузова, интерьера, шасси, силового агрегата, систем безопасности, комфорта. Но одновременно маркетологи и инженеры думают, что будет через 20 или даже 30 лет. По мнению специалистов Lexus, спустя пару десятилетий главными будут два аспекта. Первый – экология. Власти всех развитых стран и мегаполисов будут еще активнее бороться с выхлопами и, вероятно, даже запретят въезд в центры крупных городов автомобилям с двигателями внутреннего сгорания. Второе направление – автономные машины. Как замечает собеседник, над этим работают все автопроизводители. «Конечно, мы понимаем, – говорит г-н Уйттенховен, – что людям нравится сидеть за рулем и получать удовольствие от управления машиной. Однако мы много времени проводим в медленном городском трафике, и как раз здесь можно освободить водителя, дать ему возможность получать нужную информацию, общаться, работать».

Поближе – «всего» на десяток лет вперед – стараются заглянуть в Jaguar Land Rover. И уже в этой перспективе видят появление моделей с автономным управлением. Хотя директор компании по исследованиям и технологиям Вольфганг Эппле предупреждает, что быстрых результатов ожидать не следует – даже через пять-шесть лет у дилеров таких машин еще не будет. «Тут очень много сложностей, – поясняет собеседник, – в частности, автомобиль должен не просто уметь ездить сам по себе, важнее, чтобы он распознавал состояние водителя. К примеру, что человек за рулем устал или плохо себя чувствует – вдруг у него поднялось давление или плохо с сердцем. И именно в этой ситуации автопилоту следует не допустить водителя до управления, а взять этот процесс на себя». При этом инженер показывает на экране, как один из британских внедорожников самостоятельно (без людей в салоне) преодолевает валуны и заезжает в поворот. Точнее, им все-таки рулит человек, но находящийся вне автомобиля, – он крутит руль, выведенный на экран пульта системы Remote Control, похожий на смартфон. То есть технологии уже есть, осталось довести их до совершенства. А также снять законодательные барьеры: например, согласно Венской конвенции в движущемся транспортном средстве обязан быть водитель. «А ведь решать бюрократические проблемы иногда дольше, чем технические», – вздыхает Вольфганг Эппле.

Из первых уст

Масахиро Моро, вице-президент по маркетингу, продажам и послепродажному обслуживанию Mazda Motor Corporation

На наш взгляд, на рынке есть ниша для таких кроссоверов, как концепт Mazda Koeru – спортивных, динамичных. А у нас есть все для выпуска практически любых автомобилей, имеются в виду и универсальная архитектура, и двигатели, и трансмиссии. Но это вопрос будущего. А пока мы радуемся успехам компактного кроссовера CX-3, запущенного нынешней весной. Интересно, что его выбирают люди, которые еще не обзавелись большой семьей – молодые пары, лишь вступившие в брак, или одиночки. В результате все складывается удачно: CX-5 покупают уже сформировавшиеся семьи, с детьми, а CX-3 популярен среди молодых. Когда в России ситуация стабилизируется, и прежде всего курсы валют, привезем этот автомобиль и в вашу страну.

Своя методика работы на будущее в Mazda. Масахиро Моро, вице-президент корпорации, рассказывает, что японцы сперва определяют, до какой цели им следует дойти через десять лет, а затем как бы отыгрывают назад и двигаются пошагово, решая конкретные задачи. Так было, когда в 2006 году маздовцы создали концепцию SkyActive, которую к настоящему времени уже реализовали. Так будет и впредь. Сейчас вот разработали программу до 2025 года, где предусмотрены две промежуточные остановки – в 2018 и 2020 годах. «Через пять лет компании исполнится 100 лет, и надо понять, куда ей следует двигаться в своем втором веке, – рассказывает Моро-сан. – Мы сформулируем мечту, которую нужно будет зафиксировать, а потом воплотить в реальность». Что же касается того, какой станет автоиндустрия десять лет спустя, топ-менеджер Mazda объясняет: «Во-первых, в большинстве развитых стран к машинам станут относиться проще, как, например, к холодильникам; во-вторых, снижение вредных выхлопов будет возведено в культ; в-третьих, небывалых высот достигнет уровень использования цифровых технологий, благодаря чему автомобили включатся в коммуникацию со всеми гаджетами – часами, телефонами, планшетами...»

Кстати, последний фактор – полную «диджитализацию» машин – в один голос прогнозировали наши собеседники из всех брендов. Как и то, что в обозримой перспективе будут преобладать двигатели внутреннего сгорания, а электрокары так и останутся нишевым продуктом.

Всеобщая SUVитизация

Если подсчитать все самые яркие премьеры Франкфурта-2015, выяснится, что по их числу однозначным лидером остается сегмент SUV. В общей сложности новинок в нем (серийных и концептов) оказалось почти столько же, сколько во всех остальных классах вместе взятых. Судите сами: с одной стороны, «разномастные» MINI Clubman, Audi A4, Toyota Prius, Skoda Superb Combi, Opel Astra, Mercedes-Benz S-Class Cabriolet, BMW 7-й серии, Infiniti Q30, Porsche Mission E, Alfa Romeo Gulia, Renault Megane, Suzuki Baleno, с другой – всевозможные кроссоверы и внедорожники, в числе которых выделим Jaguar F-Pace, Lexus RX, Mazda Koeru, Volkswagen Tiguan, Bentley Bentayga, Kia Sportage, Nissan Gripz, BMW X1, Audi e-tron quattro, SsangYong XAV-Adventure, Mitsubishi Oulander (который на российский рынок пришел раньше, чем в Европу).

Эту особенность подчеркивают и представители автоконцернов. Так, вице-президент Lexus Europe Ален Уйттенховен отмечает: «В Европе, включая российский рынок, растет популярность SUV, причем всех размеров и во всех сегментах – и в массовом, и в премиальном. Не случайно в 2014 году у нас самой востребованной моделью стал компактный кроссовер NX».

Позиции одного из бестселлеров уверенно держит и Volkswagen Tiguan: по словам главы марки в России Пьера Бутена, на долю этой модели в нашей стране приходится около 20% спроса, а теперь, с появлением новой генерации, этот показатель наверняка вырастет – кроссовер стал более совершенным и комфортным, нежели предшественник.

Из первых уст

Ален Уйттенховен, вице-президент Lexus Europe

За 17 лет существования трех поколений модели Lexus RX в мире было продано 2,3 млн этих автомобилей. Новый RX выделяют четыре ключевых аспекта. Первый – яркий, динамичный дизайн. Второй – роскошь. Сюда я отношу и качество отделки, и новейшие системы безопасности, и высочайший уровень комфорта. Третий аспект – двигатели. В линейке этой машины три разных мотора, в том числе гибридный вариант, а также 200t – турбированный агрегат, заменивший версию RX 470. Он меньшего объема, но большей мощности. Наконец, за счет более жесткого кузова, в котором использованы новые виды металлов, модель предоставляет высочайший уровень удовольствия от вождения, а это в премиум-сегменте чрезвычайно важно.

В связи с этим ясно, почему нишу SUV активно намерена осваивать и Skoda, входящая в тот же концерн. Франк Уэлш, член совета директоров чешской марки, в интервью нам отметил: «На протяжении последних четырех лет мы обновили гамму своих легковых моделей, взойдя на ее вершину с новым Superb. Теперь пришло время обратить внимание и на кроссоверы. Могу сказать, что Yeti следующего поколения станет больше прежнего, просторнее и удобнее. Помимо этого появится и совершенно новый SUV, который в модельной линейке станет еще выше – это будет крупный автомобиль, опционально даже семиместный. По этим машинам решения уже приняты, но есть также два других тренда, о которых мы сейчас размышляем. Первый – разработка маленького, субкомпактного кроссовера, второй – создание на основе Yeti более спортивной версии. Нам надо понять, впишутся ли такие модели в концепцию Skoda, которая славится своей практичностью и просторными салонами».

Схожие проблемы вынуждены решать и другие марки. Так, в свое время в недрах Jaguar ломали головы, следует ли создавать свой SUV, если у компании уже есть внедорожная составляющая в лице Land Rover. Как видим, проголосовав «за», британцы не ошиблись – Jaguar F-Pace сулит им немало выгод. Зато пришла очередь Mazda подумать о судьбе концепта Koeru – многое будет зависеть от откликов посетителей Франкфуртского автосалона. Хотя, как нам кажется, его превращение в новый CX-7 – только вопрос времени. 

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 3 1 5