ЕСЛИ смотреть на мир глазами чиновников и депутатов, то надо признать, что все последние годы процесс лишения водителей прав за пьяную езду становился все более честным и объективным. В 2008 году были закреплены наиболее важные положения: на законодательном уровне установили, что главным аргументом в деле освидетельствования водителей являются показания приборов, а Верховный суд решил, что человека нельзя признать нетрезвым, если лабораторные исследования не выявили причину опьянения.

Кстати, само по себе поведение водителя – как он разговаривает, устойчиво ли стоит на ногах – сегодня почти никакого значения не имеет. Максимум, может послужить поводом к проверке.

– Постановление правительства России от 26 июня 2008 года № 475 четко устанавливает случаи, когда инспектор ГИБДД вправе заподозрить, что водитель находится в состоянии опьянения, – говорит заместитель руководителя Госавтоинспекции России Владимир Кузин. – Это запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы гражданина, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке. Достаточно выявить хотя бы один из перечисленных признаков, чтобы составить протокол об отстранении водителя от управления транспортным средством. Протокол подписывают двое понятых. Сотрудники ГИБДД ими выступать не могут.

А вот дальше возможны два варианта развития событий. Первый: вы соглашаетесь с тем, чтобы инспектор освидетельствовал вас самостоятельно. Закон дает ему такое право.

– Для проверки водителей на состояние алкогольного опьянения требуется применять технические средства измерения, обеспечивающие запись результатов на бумажном носителе, – проще говоря, печатающие чек, – объясняет Владимир Кузин. – Сам прибор должен иметь регистрационное удостоверение Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, свидетельство о поверке, подтверждающее, что аппаратура прошла регулярное тестирование, и пломбу, гарантирующую, что посторонние лица прибор не открывали.

Если прибор показывает, что водитель нетрезв, составляется акт освидетельствования. Этого документа достаточно для того, чтобы передать дело в суд и лишить человека прав на полтора-два года (статья 27.12 КоАП России). При одном условии: сам водитель с данными экспертизы согласен.

– Гражданин, считающий, что данные обследования неверны, может потребовать освидетельствования у врача, о чем в акте делается соответствующая запись, – продолжает генерал-майор милиции Кузин.

И тогда сотрудник ГИБДД обязан отвезти вас к врачу. Собственно, вы с самого начала можете избрать вариант номер два – отказаться от каких-либо проверок у инспектора и настаивать на том, чтобы освидетельствование провел доктор.

– Согласно приказу Минздрава № 308 от 14 июля 2003 года и правительственному постановлению № 475, врач может проводить освидетельствование в специальном, предназначенном для этих целей помещении или передвижной лаборатории, – говорит Владимир Егоров, заместитель главного врача по экспертным работам 17-й московской наркологической больницы. Именно этой клинике Департамент здравоохранения Москвы поручил проводить освидетельствование водителей, для чего у нее имеется семь кабинетов, расположенных в разных частях города, и шесть передвижных лабораторий.

– Для того чтобы передать водителя медикам, инспектор обязан составить протокол о направлении на освидетельствование, даже если врач находится в пяти шагах, в передвижной лаборатории, – разъясняет действующий порядок заместитель руководителя Госавтоинспекции России Владимир Кузин.

Врачи пользуются теми же приборами, что и милиционеры (список аппаратуры един, но модели могут различаться). Но есть и отличия по процедуре. Доктор в любом случае обязан составить акт – даже если результат отрицательный. Копия акта остается у водителя – на всякий случай.

Перед проверкой водителя на состояние опьянения инспектор обязан составить протокол, а потом предоставить аппарат, печатающий чек.

Дышите глубже

В ТЕОРИИ все выглядит понятно. Возможность ошибки – случайной или умышленной – сведена к минимуму. Но вот на практике..

...Обычно все начинается с невинного вопроса инспектора: “Как ваше самочувствие?” Реже сотрудники дорожной инспекции спрашивают прямо в лоб: “Алкоголь употребляли?”

И далее, без составления протокола, вас просят “дыхнуть”. Иногда – в непонятный бытовой алкометр “за три копейки”, реже – в меховую шапку, стеклянный стакан или бумажный кулек. Скажете, такого не бывает? Корреспондент “Клаксона” выслушал предложение “подышать в кулек” незадолго перед новогодними праздниками в центре Москвы. Инспектор мотивировал свое любопытство следующим образом: “Что-то у вас лицо несвежее”.

Причина, по которой сотрудники ГИБДД пытаются провести первичное освидетельствование подручными средствами, проста: дорогостоящих сертифицированных приборов катастрофически не хватает даже в благополучной Москве. На несколько экипажей – один аппарат. Но это – не ваши проблемы. Участвовать в милицейской “самодеятельности” вы не должны.

– Водитель имеет полное право настаивать на том, чтобы на место был доставлен сертифицированный прибор. Можно выбрать и другой вариант – проехать на стационарный пост или сразу отправиться к врачу, – говорит Владимир Кузин. – Чего не стоит делать – так это отказываться от освидетельствования в любом виде. Отказ почти автоматически ведет к лишению прав через суд.

Конечно, все мы ценим свое время, и когда инспектор предлагает подуть в непонятный прибор, возникает мысль: ну а чего бы не согласиться? Так ли важно следовать закону? Но тут вы действуете на свой страх и риск. Во-первых, что показывает бытовой аппарат – одному ему известно. Во-вторых, инспектор может “обработать для дезинфекции” мундштук какой-то жидкостью, которая содержит спирт, и тогда уже точно прибор покажет превышение уровня алкоголя в выдыхаемом воздухе.

На сертифицированных приборах – и у медиков, и у милиционеров – насадки одноразовые. Инструкция требует менять их после каждой экспертизы. Но все равно нелишним будет убедиться, что мундштук действительно нов и не имеет никаких посторонних запахов. Один из известных способов обмануть прибор (обманывают проверяющие, а не проверяемые) – капнуть в мундштук немного спирта, что можно сделать с помощью шприца даже тогда, когда насадка лежит в индивидуальном пакете.

– Есть такие приборы, и они одобрены к использованию в России, что перед основным замером делают контрольный, прогоняя воздух через мундштук. Это не оставляет мошенникам шансов, – говорит Владимир Егоров из 17-й московской наркологической больницы. – Но подобная техника слишком дорого стоит, около 200 тысяч рублей, и практически не используется.

Еще один способ “повысить показатели” – подсунуть вам данные чужого обследования. На Интернет-форумах рассказывают про следующий способ. Некто действительно пьяный дышит в алкометр, после чего прибор немедленно, еще до печати чека, выключают. Потом подводят вас, просят дыхнуть. Вам не показывают, что прибор не работает. Включаем аппарат, и он выдает последний сохранившийся в памяти результат – с явным превышением. Проще всего подлог заметить по расхождению времени, проставленному на чеке и выведенному на дисплее. Разница в несколько минут, конечно же, должна насторожить.

– Следите за тем, чтобы алкометр перед тестом показывал на своем дисплее нули, и дождитесь распечатки результатов, – советует нарколог Егоров.

Дело врачей

КАК УЖЕ было сказано, вы вправе отказаться от проверки у инспектора ГИБДД и потребовать полноценного медицинского освидетельствования. Вполне вероятно, что врачам вы доверяете больше. Но и здесь есть свои подводные камни.

Иногда, например, врачи оказываются на одном пикете с сотрудниками Госавтоинспекции.

– Это – нарушение пункта 14 правительственного постановления № 475, – объясняет заместитель главного врача 17-й московской наркологической больницы Владимир Егоров. – Врач должен работать в отдельном, специально предназначенном для того помещении или передвижной лаборатории.

Бывает и так, что освидетельствованием водителей занимаются врачи, у которых вообще нет такого права. Цель проверок – “развести” неуверенного в себе водителя на дачу взятки. Доктор что-то такое показал, гражданин, будучи не совсем уверен в чистоте своего “выхлопа”, понял: придется откупаться.

– Не так давно в Москве выявили интересный случай: экспертизу проводила сотрудница дома престарелых. Ее обнаружили случайно, по жалобе бдительного водителя, – рассказывает нарколог Егоров. – Что тут сказать? Медицинский работник не обязан показывать свои документы, да и ваш отказ пройти проверку может привести к лишению прав. Я бы посоветовал для начала потребовать заполнения всех требуемых документов – “липовый” врач акт вряд ли выдаст. Если подозрения остались, пожаловаться в службу безопасности ГИБДД – все­таки остановил вас не доктор, а инспектор, и он скорее всего самый настоящий.

Ваше право – посмотреть оригиналы документов на алкометр.

И еще одна важная деталь: врач обязан провести два исследования.

– Если первый замер показывает результат, отличный от нуля, – говорит Владимир Егоров, – приказ Минздрава требует провести через 20 минут повторное исследование. Оно исключает ошибку. Например, известно, что употребление магазинного кваса или кефира способно на три-пять минут привести к превышению показателей. До крови этот алкоголь не дойдет, его слишком мало, а из полости рта и гортани быстро выветрится. Повторный анализ, если человек действительно не пил спиртного, будет “чистым”.

Вопрос о чистоте – отдельный. У водителей часто возникают споры – какая норма алкоголя считается допустимой. Иногда можно услышать такое мнение: по крови 0,3, по воздуху – 0,15. Все верно, только это разные показатели. В крови измеряются промилле – граммы абсолютного алкоголя на литр жидкости, а в выдыхаемом воздухе – миллиграммы на литр газа. Сегодня большая часть применяемой аппаратуры показывает миллиграммы на литр воздуха. Когда вам показывают результат, посмотрите, в чем он измерен.

Многие считают, что серьезное исследование на содержание алкоголя в организме может быть проведено только через анализ крови. Это не так.

– Исследование выдыхаемого воздуха дает врачам такую же четкую картину, как и исследование крови, потому что алкоголь доставляется в легкие именно с кровью. Забор крови производится в том случае, когда обследуемый не в состоянии подуть в аппарат – например, находится в бессознательном состоянии после аварии, – говорит Владимир Егоров.

Но приборы, даже дорогие, имеют погрешность – примерно 0,05 мг/л. Как в плюс, так и в минус. Однако все сомнения должны истолковываться в пользу водителя. Значит, реальная ответственность за управление автомобилем в состоянии опьянения наступает не с 0,15 мг/л, а с 0,2 мг/л – критический порог плюс величина погрешности.

– Если прибор распечатал 0,19 мг/л – по закону вы трезвы, – уверяет нарколог Егоров и добавляет, – но в самое ближайшее время все может поменяться.

Порог в 0,15 мг/л (или 0,3 промилле) был установлен не так давно – он вступил в действие с 1 июля 2008 года. Россия, как участница Венской конвенции о дорожном движении, должна была прописать какие-то цифры в своем национальном законодательстве. В Европе средний показатель в полтора-два раза выше – 0,2-0,3 мг/л. Но никто не запрещает нам ввести за рулем сухой закон. С этой инициативой и выступил президент, мотивируя запрет тем, что нашим людям тяжело остановиться. Собственно, нам и сегодня “позволяется” употребить немного: даже бутылка пива может показать превышение нормы. Так что в рамках закона удастся употребить только символически – “для запаха”, как говорил герой известного фильма.

На практике же существующая норма заранее решала многие спорные ситуации – например, когда водитель выпил спиртосодержащее лекарство или слегка “злоупотребил” накануне.

Показания прибора – решающий аргумент. Но есть способы обмануть технику, чтобы она зафиксировала превышение нормы у трезвого человека.

Если нулевая норма будет введена, – а депутаты уже отчитались, что проведут поправки в ближайшее время, – то водитель может рассчитывать только на погрешность прибора. Содержание алкоголя в воздухе 0,05 мг/л и выше станет поводом для лишения прав. Это если приборы не станут более точными и категоричными.

– Есть мнение, что естественный фон организма составляет весьма внушительные величины и что скоро признать пьяным можно будет первого встречного, – рассуждает врач Владимир Егоров. – Неверно. Приборы, что используются для освидетельствования, производимый организмом алкоголь зафиксировать не в состоянии, так его мало. Но надо признать: “сухой закон” будет благом только в том случае, когда все – и инспекторы, и врачи – станут действовать абсолютно честно и объективно. Кто это способен гарантировать?

Суд идет

ВРАЧ – в отдельном кабинете или на передвижном посту – фактически ставит в деле точку. Если он вынес положительный вердикт, то для государственной машины вина водителя почти доказана. Спасение – в ваших собственных руках.

Если вы уверены, что трезвы как стекло, а все произошедшее – следствие чудовищной ошибки, сговора, провокации и прочих обстоятельств, сложившихся против вас, срочно бегите сдавать еще один анализ.

– В Москве, к примеру, действует семь кабинетов для освидетельствования водителей, – объясняет нарколог Егоров. – И вы можете обратиться в любой из них с просьбой провести обследование. Причину объяснять не требуется: достаточно написать заявление и оплатить прием. В Москве освидетельствование на состояние алкогольного опьянения стоит 900 рублей.

– Законодателями не установлено, в течение какого времени должна быть проведена вторая медицинская экспертиза, – уточняет Владимир Кузин, заместитель руководителя Госавтоинспекции России, – но практика показывает, что водитель имеет шансы доказать свою правоту, если повторное освидетельствование проведено в пределах полутора часа после составления первого акта.

– В конечном итоге все определит суд, – заключает адвокат Антон Лелявский из московской коллегии адвокатов “Князев и партнеры”. – Ему решать, какому из медицинских заключений верить. Отстаивая невиновность, собирайте все возможные доказательства в свою пользу.

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 1