Больше века просуществовала аксиома «большой человек ездит на больших автомобилях». А машина маленькая, соответственно, удел бедных. Но со временем почти по всему миру поняли, что такой посыл неправилен и во многом глуп. Увы, в нашей стране большинство все еще мыслит по старинке

Известно, что даже легендарный Генри Форд так и не смог найти своим моделям подобающего места в сегменте для богатых, хотя поначалу тоже очень старался делать недешевые респектабельные машины. Но в итоге все-таки пришел к выпуску Ford T для бедных, попутно меняя экономические и социальные устои общества таким образом, чтобы те люди, на которых раньше автомобильная промышленность и не собиралась обращать внимания, все же доросли до собственного транспортного средства.

Вслед за Фордом поумнели и прочие производители, согласившиеся поработать ради не самой зажиточной публики, которая вдруг ответила очень большим спросом даже на весьма примитивные изделия. Со временем стало понятно, что и в этом сегменте можно блеснуть талантом, выпуская не только Hanomag Kommisbrot, но и, например, очаровательный Fiat Topolino.

После того как по прошествии двух мировых войн экономика начала вставать на ноги, в общеевропейском русле политических желаний обозначились стремления сделать демократичным все, что только можно. В том числе и столь далекое от политики явление, как автомобиль. В результате одна за другой начали появляться достаточно успешные модели для небогатых. А главное, таких машин перестали наконец стесняться. Разумеется, это еще не значило, что человек за рулем какого-нибудь MINI гордо поднимал голову и не чувствовал себя ущербным рядом с Rolls-Royce или Bentley. Но вокруг любого фешенебельного лимузина на перекрестке одновременно оказывалось так много малобюджетной «мелюзги», что богатым ездокам становилось уж слишком неприличным показывать к ним свое истинное отношение и уходить со светофора в отрыв, тем самым теряя респектабельность и создавая иллюзию бегства. Кроме того, классовое расслоение – как автомобильное, так и социальное, сглаживали вполне себе обеспеченные прагматики, которые легко могли приобрести дешевую и далеко не пафосную модель лишь потому, что им нужно «просто ездить». Для этого вполне годились и Nissan Micra, и Ford Ka…

Но одно дело люди, которые оправдывали свой выбор дешевого автомобиля и охотно рассказывали, насколько прозорливо они поступили, покупая машину попроще. И совсем другое – производители, долго не желавшие что-либо менять в сложившемся за десятилетия положении дел. Более того, уверенные в том, что маленькая машина должна быть дешевой, – «она ведь для небогатых».

Казалось, сломать этот стереотип, застрявший в головах боссов автомобильных корпораций, невозможно. Но в какой-то момент стало понятно: в городах из-за обилия транспорта тесно, а уровень самосознания жителей большинства стран достиг той точки развития, когда явно демонстрировать богатство оказалось неприлично. И тогда постулат, почти целое столетие определявший классовые разграничения в мировом автостроении, пересмот­рели, «разрешив» маленькому автомобилю стать приличным и по качеству, и по сути. Выяснилось, что «вещь маленькая» и «вещь дешевая» отнюдь не всегда синонимы, и применительно к машине это уже совсем не одно и то же. Цены на иные более чем компактные модели сразу же скакнули вверх, так что они тоже вдруг стали очень дорогими и престижными.

Однако эта эволюция взглядов практически не затронула Россию. В нашу страну такие машины по большому счету так и не пришли, несмотря на то, что на некогда растущий рынок мировые бренды активно выводили свои субкомпакты. Но отравленное «горбатым» «Запорожцем» и проблемной «Окой» сознание постсоветского человека активно сопротивлялось малым формам. И даже вполне себе элитный smart был несколько дискредитирован появлением за его рулем эпатажного Бориса Моисеева. Героем анекдотов smart стал, а желанным – нет.

Окончательный же приговор подобным «малышам» вынесли службы доставки. Ладно бы для развоза пиццы использовали лишь смешной Matiz, но после того, как посягнули на святое – культовые MINI и Fiat 500, выезжать в свет на таких моделях стало уже как-то неприлично. Последний гвоздь, как это случается нередко, в гробик для этих машин вбило государство.

После множества невразумительных манипуляций с налогами, пош­линами, локализацией и утилизацией класс субкомпактных автомобилей у нас в стране был приговорен к забвению.

А тут еще безопасность случилась только на бумаге (международные стандарты в этой сфере в России не распространяют­ся на многие модели прежних лет), реальную стоимость товара посчитать не представляется возможным, а русское богатство по-прежнему измеряется размерами машины. И всячески демонстрировать свою состоятельность у наших соотечественников моветоном не считается.

Зато чего у нас едва ли не в избытке, так это тесных улиц. Но не потому, что машин много, а асфальта мало, а по той причине, что на редкость безалаберно и по-азиатски организована автомобильная жизнь. И уже как минимум по­этому в российских городах те самые маленькие автомобильчики весьма уместны. Вот только как бы нашим гражданам понять и принять, что цену автомобиля определяют не его размеры и что небольшая машина вполне может стоить дорого. Может быть, просто считать, что это плата за отказ от самого сладостного греха – тщеславия? 

Вам понравилась эта статья?




Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 7 8 5