Закрутить или ослабить? Требования к будущим водителям в нашей стране напоминают гайку, которую гоняют по резьбе. Как бы не сорвали…

Обширные медицинские проблемы 2020 года отодвинули на второй план прочие социальные аспекты. Но жизнь общества не замерла, автомобильного – в том числе. Так, в тени ковида идут бурные дебаты на важную тему: кто и когда в России имеет право легально садиться за руль?

Дело в том, что МВД взялось за подготовку нового регламента по проведению экзаменов для кандидатов в водители. Если все пойдет по плану, документ вступит в силу 1 апреля 2021 года. И среди прочего в проекте содержится радикальное предложение – узаконить сдачу на права 16-летними. Причем пока не ясно, как это будет работать. То ли юношам и девушкам придется ждать два года и приходить за водительским удостоверением в 18 (а затем, видимо, вспоминать подзабытые навыки вождения), то ли им разрешат ездить с 17, а то и сразу в 16 лет, но под присмотром наставника. Нюансов масса, поэтому логично, что в обсуждение включились многие.

Одни говорят: ничего страшного в ранней выдаче прав нет. Молодежь взрослеет быстро, плюс ей пораньше стоит проявлять сознательность, учиться ответственности. Да и устроить­ся на работу с водительским удостоверением проще. Приводят в пример США, где 16-летние за рулем никого не смущают.

Противники снижения возрастного ценза выдвигают не менее весомые аргументы. Дескать, статистика аварийности демонстрирует опасность юных начинающих водителей. Скандалы с поддельными аккаунтами каршеринга и лихой ездой без прав на родительских машинах тоже, увы, типичны для России. А значит, ответственности за поступки нашей молодежи не хватает.

Но за обсуждением философских материй эксперты, на мой взгляд, задвинули на второй план техническую составляющую, обойтись без которой не получится. Я говорю об обучении вождению. Ведь если требования к кандидатам на получение удостоверений становятся либеральнее, то регламент работы автошкол зажали предельно жестко. Здесь и строгое лицензирование, и обязательные сопутствующие дела вроде оборудованных площадок, и множество других ограничений.

Казалось бы, госконтроль перекрывает кислород халтурщикам. Вот только прогресса в качестве подготовки так и нет, поскольку формализм почти похоронил творческий учебный процесс. Преподавателям приходится действовать в узких рамках утвержденных программ, зная, что за инициативу не похвалят, скорее наоборот. Получается как с летчиками воен­ного времени. Взлету-посадке научили, положенные часы они отлетали, а дальше в воздухе сами разберутся, что к чему.

Современный автомобиль сильно упростил труд водителя. Даже сцепление и механическую коробку передач уже нет нужды осваивать. Знай себе рули да газ-тормоз нажимай – подросток вполне справится. Так и утюжат курсанты авто­школ до посинения несчастную площадку с конусами и эстакадами. Специально сходил посмотрел на ближайшую: редкий инструктор садится внутрь и дает советы. А если и забирается туда, то лишь погреться. Чаще же стоит в сторонке с коллегами, болтает, пока подопечный навыки маневров отрабатывает.

Не спорю, есть и наставники толковые, и автошколы грамотные, да и довести рулежку до автоматизма – дело нужное. Однако вчерашнего школьника, едва вступившего во взрослую жизнь, неплохо бы еще научить думать на дороге: оценивать и прогнозировать обстановку, понимать цену ошибок, действовать гибко и осознанно.

Говорю это, исходя из личного опыта. Я пришел в автошколу в 17 лет, чтобы сдать экзамены аккурат к совершеннолетию. Считал это формальностью и легкой прогулкой, потому как базовые навыки управления уже имелись. Но мне посчастливилось выбрать организацию с нестандартным подходом к обучению – тогда это не запрещали. Теорию преподавал составитель официальных билетов для ГИБДД, практикой руководил бывший гонщик-раллист. И ту самую стандартную площадку я посетил от силы пару раз – так, познакомиться с обязательными на тот момент упражнениями. Остальное время мы с инструктором колесили по городу, выполняя задания «на местности». В программу внутреннего зачета, помимо прочего, входил разбор практических ситуаций, скоростное руление и «змейка» задним ходом. На «Жигулях» было тяжело и трудно, зато после таких тренировок заезды с гаишником в правом кресле уже мало кого смущали, а на улицы попадали не пугливые новички, а водители, способные к адекватным действиям.

Повторюсь, то были не курсы повышения мастерства, а самая обычная автошкола для всех желающих. Поэтому я глубоко убежден, что в обучении водителей, особенно юных, авторские методики необходимы. И от запрета на так называемую самоподготовку вреда больше, чем пользы. Если не принимать в расчет возможные коррупционные схемы при сдаче экзаменов, то опытный родственник порой способен научить рулить куда качественнее загнанного в узкие рамки инструктора. Ведь даже погодно-дорожные условия в нашей стране не сахар: надо уметь справляться с гололедом, темнотой и грязью. А как это освоишь, если в авто­школу летом записался?

Надежда, впрочем, есть. Реформа процедуры проверки кандидатов в водители подразумевает и смену экзаменационных заданий. Акцент собираются сместить с теории и площадки на реальное движение по улицам. А раз так, то причин бояться 16-летних за рулем будет еще меньше.

PS Позиция редакции может не совпадать со взглядами автора

Вам понравилась эта статья?




Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

5 2 1 9