За “Ferrari 275 GTB/C” 1965 года на аукционе предполагалось выручить 1.800.000-2.200.000 евро, но машину так никто и не купил.

ДЕНЬ 18 мая 2008 года, на который были назначены специализированные торги “Феррари: легенда и страсть” (“Ferrari – Leggenda e Passione”), сенсаций не предвещал. Не в первый раз аукционный дом “RM Auctions” пускал с молотка итальянские раритеты с жеребцом на капоте, поэтому ценники за миллион евро вряд ли удивляли кого-то из присутствующих на этом мероприятии.

В самом начале торгов за вполне предсказуемую сумму в 1.320.000 евро ушло желтого цвета купе “Ferrari 275 GTB/4” 1967 года выпуска с двенадцатицилиндровым мотором. Дальше было интереснее. Выпущенная в 1962 году “Ferrari 250 GT Lusso Competizione” оказалась не только одним из трех ныне существующих автомобилей гоночной модификации, но и экземпляром со спортивным прошлым. Именно поэтому “молоточная” цена лота составила 1.100.000 евро – за машину сражались сразу несколько поклонников марки. Наконец, за 4.510.000 евро в тот день продали красную “Ferrari 250LM” 1954 года – одну из лучших моделей своего времени.

Кульминация торгов наступила на лоте № 328, которым являлся “Ferrari 250 GT SWB California Spyder” 1961 года выпуска. Его предполагаемая цена была обозначена в пределах 3.200.000 – 3.600.000 евро, однако в процессе торгов она увеличилась более чем в два раза. Бой на торгах продолжался полчаса. Новым владельцем раритета стал Крис Эванс – владелец нескольких британских радиостанций. За 7.040.000 евро ему достался экземпляр № 30 из серии всего лишь в 56 автомобилей “250 GT SWB”.

Самая дорогая “Ferrari” в мире – “250 Testa Rossa” 1957 года была приобретена неизвестным покупателем по телефону за 9.020.000 евро.

Эта уникальная модель представляла собой дорожную версию знаменитой гоночной “250 GT”, победившей в гонке “Тур де Франс”. Но не только редкость сыграла свою роль при ценообразовании – первым владельцем этой “Ferrari” когда-то был известный голливудский актер Джеймс Коберн, один из “настоящих мужчин” Голливуда, лауреат премии “Оскар”, известный по фильмам “Скорбь” и “Наш человек Флинт”. Под капотом черного кабриолета – двенадцатицилиндровый мотор мощностью 280 л.с., а кузов изготовлен ателье “Scaglietti” по эскизам дизайнерского бюро “Pininfarina”. К слову, самого Коберна к автомобилям “Ferrari” пристрастил его коллега по актерскому цеху Стив Маккуин. Машина самого Маккуина – “Ferrari 250 GT Berlinetta Lusso” еще в 2007-м предвосхитила продажу машины Коберна. Экземпляру 1963 года назначили эстимейт 800.000-1.200.000 долларов, но результат превысил ожидаемую выручку в два раза и составил 2.310.000. Как объяснил устроитель аукциона, “этот “Ferrari” принадлежал человеку, который сделал быструю езду неотъемлемой частью богемной жизни Голливуда 60-70-х годов”. Прошел всего один год, и ученик превзошел своего учителя – машина Коберна продалась в несколько раз дороже.

Спортсменам с большим кошельком

 

МОДА на дорогие спортивные раритеты стала распространенной именно в последние годы. Лидируют в этом направлении коллекционные “Ferrari” – тот же аукционный дом “RM Auctions” только с 2002 по 2009-й распродал на своих торгах более четырехсот автомобилей этой марки разных лет выпуска. В 2009 году был установлен новый ценовой рекорд – в мае на тех же торгах “Leggenda e Passione” за 9.020.000 евро ушла “Ferrari 250 Testa Rossa” 1957 года. Покупатель, пожелавший остаться неизвестным, купил автомобиль по телефону. Первый же рекорд марки “Ferrari” был установлен в 1990 году, когда на аукционе “Sotheby`s” в Монако за красный родстер “Ferrari 250 GTO” заплатили 10.700.000 долларов.

 

Впрочем, абсолютный рекорд по сделкам на рынке олдтаймеров принадлежит марке “Mercedes-Benz”. В начале 90-х некий французский предприниматель расстался с суммой в 24 млн долларов, чтобы взамен получить из музея компании “Daimler-Benz” одну из святынь автоспорта – болид “W194”, лидировавший в гонках “Формулы 1” в 1954 и 1955 годах.

Спортивные автомобили лидируют на торгах, как когда-то лидировали на трассах. “Гонки улучшают породу автомобиля”, – любил повторять Энцо Феррари, которому в самом прекрасном сне никогда бы не приснились такие цены на его машины. На гражданских моделях “Ferrari” всегда применялись технические решения, проверенные до этого в автогонках. Клиентам “Феррари” льстило то, что их автомобиль во многом схож с гоночным болидом, взявшим призовое место в Ле-Мане или на “Милле Милья”. В довесок к отменным ходовым качествам такая машина всегда имеет кузов ручной работы от какого-нибудь именитого кузовного ателье вроде “Pininfarina”, “Bertone” или “Scaglietti”, часто выполненный лишь в единственном экземпляре или принадлежащий небольшой серии из нескольких машин. Но даже в таком случае вряд ли найдутся две одинаковые машины, так как каждая из них собиралась по индивидуальному заказу. Именно такая эксклюзивность и отличает европейские спорткары, такие как “Ferrari”, “Maserati” и “Aston Martin” от массовых американских “Chevrolet Corvette” или “Ford Mustang”, десятками тысяч покидавших конвейер. Именно за такую эксклюзивность коллекционеры и готовы выкладывать миллионы евро.

За 4.500.000 долларов в январе 2009 года с торгов ушло купе “Bugatti 57SC Atalante” (не путать с “Atlantic” – этот автомобиль еще дороже). Таких машин в 1937 году сделали всего четыре.

Сделки по покупке таких олдтаймеров нельзя назвать невыгодными: они лишь растут в цене год от года. Но мотивации к покупке “машинки за миллион” не лежат только в области финансовых инвестиций. Коллекционеры – люди увлекающиеся, и ими часто движет человеческий фактор, например, ностальгия по прошлому. Многие из тех, кто сегодня машет табличками на торгах, в далекой юности следили за автогонками, читали журналы или видели на улицах эти удивительные машины, мечтая стать их владельцами. Во времена их детства такие имена, как “Ferrari” или “Maserati” звучали как­то по-особенному, недосягаемо и произносились с большим трепетом. Случайно встретить такую модель на улице было большой удачей для помешанных на машинах парней.

Эти автомобили становились и героями культовых фильмов. Так, “Aston Martin” в генетической памяти нескольких поколений уже навсегда связан с Джеймсом Бондом. Тот же радиомагнат Эванс после торгов поделился с журналистами, что “мечтал о такой машине с тех пор, как был мальчишкой. Эта красавица – лучшая из лучших. Сейчас кажется, что я заплатил за нее чересчур много, но пройдет пара лет, и она станет еще дороже”.

Другая причина “влечения” кроется и в самих автомобилях. Спорткары 50-60-х годов еще не были под завязку напичканы электроникой, как современные, и гонщик, да и просто водитель своим умением и мастерством мог компенсировать отсутствие разных электронных помощников. Движение автомобиля на дороге контролировалось только тем, кто сидит за рулем, – такие ощущения в сегодняшний компьютерный век приобрели особую ценность, и за них люди готовы отдавать, да и отдают, миллионы.

Довоенная классика

Тот самый “Ferrari 365 GTB California Spider”, купленный Крисом Эвансом на аукционе за 7.040.000 евро.

ВПРОЧЕМ, зашкаливать за миллион может не только стоимость послевоенных спортивных раритетов. Например, цены на “Duesenberg” или немецкий “Maybach” лишь немного уступают “Ferrari”. Разница лишь в том, что на них будет весьма проблематично передвигаться по дорогам общего пользования. Такая машина – скорее недвижимость, нежели транспортное средство, и, как правило, владельцы совершают выезды на них лишь по особо торжественным случаям.

Наиболее востребованным олдтаймером 30-х годов принято считать компрессорный родстер “Mercedes-Benz 540K”, которых было выпущено всего лишь 25 экземпляров. Один из них в 2007 году был продан на аукционе в Лондоне за 3.905.000 фунтов стерлингов – цена определялась тем, что продавцом машины являлся Берни Экклстоун. Точно такой же экземпляр был продан в Америке пятью годами ранее за 946.000 долларов. Динамика цен налицо. Самый рисковый банк не предложит столь высоких процентов, предлагая приумножить ваш капитал.

Довоенные автомобили – отдельная тема. За 4.400.000 долларов в 2007 году ушел один из 36 экземпляров модели “Duesenberg SJ” 1935 года выпуска. А “Bugatti 57SC Atalante Coupe”, изготовленный в 1937 году, нашел своего владельца за 4.500.000 долларов. Британский “Bentley 8 Litre” – тоже в “списке миллионеров”.

Антикварный экземпляр “Maybach Zeppelin” из 30-х годов стоит в несколько раз дороже современной модели с таким же названием.

Но даже и тут итальянцы стремятся вырваться вперед. Так, спорткары “Alfa Romeo” тридцатых годов – объект охоты коллекционеров всего мира. Один из них – дизайнер одежды Ральф Лоран – оказался счастливым обладателем “Alfa Romeo 8C 2900” 1937 года. Машина была куплена с аукциона “Christie`s” в 1992 году за 4.070.000 долларов. И это не самый дорогой экспонат его коллекции. Чувство стиля не изменило Лорану и при формировании собрания старинных автомобилей: “Mercedes-Benz SSK” 1930 года выпуска, “Bugatti 57 Atlantic Coupe” 1938 года, послевоенные “Porsche 550 “Spider”, несколько “Ferrari” и “Maserati” – его коллекция сегодня одна из лучших в мире и по уникальности экспонатов, и, конечно же, по цене.

Другая знаменитость, увлеченная старинными авто, – певец и композитор Элтон Джон в своей коллекции отдает предпочтение французским “Delahaye”, причем исключительно с эксклюзивными кузовами от фирм “Figoni & Falaschi” или “Franay” стоимостью больше миллиона. И это не самый дорогой продукт французской автомобильной промышленности тридцатых. “Talbot Lago Т150” 1938 года с кузовом “купе” фирмы “Figoni & Falaschi” в 2006-м был продан за 2.670.000 евро.

Но самая дорогая французская марка – конечно же, “Bugatti”. Именно она во все времена являлась воплощением роскоши на колесах, а самый величественный королевский “Bugatti Type 41 Royal” 1931 года выпуска двадцать лет назад на аукционе “Christie`s” сменил владельца на отметке 8,7 млн долларов.

Недооценка ценностей

“Mercedes-Benz 540K Special Roadster” – самый культовый олдтаймер 30-х годов. Ценовой порог в миллион евро модель прошла еще несколько лет назад.

ЛЮБОПЫТНО, что есть на свете вполне достойные и славные марки, аукционные цены на которые почему-то не столь высоки. Например, “Lamborghini” тяжело тягаться на торгах с “Ferrari”. Прежде всего потому, что в ее прошлом нет громких спортивных побед. И даже первенец марки – модель “Miura” – не может ничем похвастать. Один из экземпляров этой модели был продан с аукциона “Sports & Classics of Monterey” всего за 891.000 долларов. В этот же “второй эшелон”, как ни странно, попал и британский “Rolls-Royce”, считающийся во всем мире воплощением роскоши, – лишь немногие антикварные экземпляры этой марки стоят больше миллиона. Причина кроется в том, что почти на всех машинах стоят скучные и неинтересные кузова, не вдохновляющие коллекционеров на расставание с деньгами. Да и число сохранившихся до наших дней “Rolls-Royce” в силу их надежности уж слишком велико для того, чтобы назвать какую-нибудь модель раритетом. Еще меньше повезло олдтаймерам марки “Cadillac” – среди ее машин вообще нет ни одной дороже миллиона. Даже за машину Аль-Капоне в 2006 году отдали всего лишь 621.500 долларов, хотя верхняя граница эстимейта равнялась миллиону.

Существует ли вообще предел ценам на автомобильный антиквариат и какие еще сенсации ждут журналистов на аукционных торгах – пока неизвестно, но вряд ли цифры будут падать. Как сказал один из аукционистов, “еще никто никогда не жаловался, что потратил слишком много за хороший автомобиль”.

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 1