Глобальный Форс-мажор, устроенный коронавирусом, обнажил множество проблем: это и совершенно иррациональные покупки, в том числе дорогих машин, и многочисленные спекуляции на тему цен в дилерских салонах во время и после кризиса, и судорожные поиски способов избежать паники. Но что будет потом?

Вне зависимости от того, как будет распространяться по планете коронавирус, можно констатировать, что свое черное дело для экономики он сделал уже в первые месяцы весны, – безрадостные перспективы стали ясны даже домохозяйкам. Экономисты же считают, что мир ждет кризис, подобный Великой депрессии 30-х годов прошлого века. Конечно, с поправкой на современные реалии. При этом большинство сходятся во мнении: пандемия не причина, а лишь катализатор катастрофических экономических процессов.

Как обычно бывает во время кризиса или валютных колебаний? Начинается паника, потребители бегут менять деньги на товары, возникает повышенный спрос, произ­водители поднимают цены. Чем сильнее паника, чем больше денег «сбрасывает» население, тем больше можно заработать в самом начале этого процесса. Но средств на руках у населения России не так уж много, вероятно, потому и паника у нас невелика, а выразилась в основном в приобретении еды, да и то умеренном.

С психологической точки зрения действия людей понятны – в обществе потреб­ления главным мерилом успеха остаются деньги. На них можно купить все, включая комфорт и безопасность. Скупая тележками продукты, потребители удовлетворяют одну из базовых потребностей – в безопасности: от голода не помрем. Купив туалетную бумагу, они обеспечивают себе одно из главных достижений общества – комфорт. Примерно так же в Великую депрессию при общем падении спроса резко выросли продажи шоколада, губной помады и газировки. Люди хотели побаловать себя хотя бы малым.

Покупка автомобиля в кризис – как раз из той же оперы. Правда, для людей более состоятельных. Но прежде чем совершить подобную покупку, стоит подумать, действительно ли в ней есть необходимость вот прямо сейчас, на волне ажиотажа? Разумеется, потом можно успокаивать себя тем, что теперь есть новая машина, которой хватит по меньшей мере лет на пять. Однако так ли плоха была старая?

Во времена Великой депрессии цены на автомобили тоже пошли вверх, но затем быстро опустились. Спрос рухнул, конкуренция сильно возросла. Многие автомобильные фирмы разорились. Кто кроме автофанатов помнит сейчас такие марки, как Sheridan, McFarland, Brooks, Cole, Paige, Auburn, Rickenbaсker, Stanley, Windsor? Оставшиеся же вынуждены были делать машины лучше и… дешевле, чем преж­де. Это относилось и к массовому сегменту, и к премиальному. Просто доступные модели подешевели на 10–20%, а некоторые элитные бренды, к примеру Cadillac, вынуждены были предлагать новые модели по ценам в два-три раза ниже докризисных.

В нынешних условиях компании прекратят бесчисленные фейслифтинги и прочую ерунду, не исключаю, что мы надолго забудем о множестве электронных опций безопасности и комфорта. Резко сократится или будет заморожено финансирование программ создания автопилота. На электромобилях можно будет поставить крест: из Китая и Европы и так уже сообщают о заметном улучшении экологической ситуации на фоне пандемии и снижения экономической активности. На первый план по всему миру вновь выйдет конкретный запрос к автомобилю – чтобы ездил и не ломался. Кто из производителей быстрее поймет, что именно нужно потребителю, тот и останется на плаву.

Причем нужно осознавать, что, в отличие от предыдущих кризисов, уже не будет рынков «второго сорта», где производители могли бы навязывать покупателям свои условия. Какая российскому потребителю разница, сколько вы потратили на разработку, производство и маркетинг новой модели, если у него на покупку максимум миллион рублей? И так – по всему миру. «Тихих гаваней» с ростом продаж для автоконцернов не останется.

Теперь о сроках. Конечно, мы по-прежнему зависим от ситуации в Америке. Вирус, повторюсь, свое дело уже сделал. Если проецировать события 1930-х на наши дни, то логично предположить, что биржевой крах произойдет осенью. Нынешние власти США попытаются максимально отсрочить этот момент с помощью технических средств ФРС и финансовых вливаний в экономику. Чтобы победить, Трампу надо сохранить стабильность экономики до выборов. Но не столь важно, удастся это сделать или нет. Если удастся, жестче окажется потом «посадка» не только американской, но и всей мировой экономики.

Однако все равно потом мы будем жить уже в другом, новом мире, отличном от мира потребления. Ведь главная причина проис­ходящего состоит в том, что потреблять мир уже не в состоянии. И ездить станем на других машинах. Нельзя исключать того, что вернется время больших атмосферных двигателей. Глядя на колебания цен на нефть в последние месяцы, кто поручится, что через год бензин будет стоить дорого?

Так покупать ли новую машину? Если старая уже разваливается, то конечно. Если же просто не знаете, куда пристроить деньги, то не стоит. Даже в спокойные времена массовый автомобиль не являлся хорошим средством для вложения средств, и уж тем более не станет таковым в кризис. Если вас гложет желание действовать, что-то делать, пойти и купить, лучше сдержаться – отложить покупку, посмотреть месяц-другой. И спросить себя: зачем? А там, глядишь, и станет ясно, что новая машина не нужна. Важно лишь помнить главное правило любой кризисной ситуации – не дергаться.

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 7 9 8