Первым толчком к появлению фирмы Michelin стало банальное письмо, которое в 1886 г. получил из родного Клермон-Феррана инженер Андре Мишлен. В нем сообщалось, что небольшая семейная мануфактура по выпуску пожарных помп, мячей и других резиновых изделий вот-вот обанкротится и дела требуют его немедленного присутствия. Естественно, молодой человек бросился домой – спасать фамильный бизнес. Правда, была при этом одна закавыка: он и понятия не имел о том, как надо работать с каучуком. Так что пришлось постигать все тонкости производства с нуля.

Конечно же, работать одному было нелегко, и Андре попросил о помощи брата Эдуарда. Тот, будучи профессиональным художником, к такому повороту в жизни готов не был, тем не менее через какое-то время все же согласился. И вскоре они уже вместе начали наводить порядок в фирме, которая постепенно стала выходить из кризиса. А в 1889 г. в Клермон-Ферране на ее базе появилось и новое предприятие – Michelin & Со., которое и возглавили Андре и Эдуард Мишлен. Правда, проблем оставалось еще много. И главным стал вопрос о том, а что, собственно, делать дальше: основной продукцией компании в тот период были резиновые мячи и бесшумные тормозные колодки, но на такой мелочовке много не заработаешь.

Его величество случай

Весной 1889 г. по Клермон-Феррану проезжал некий велосипедист. На его бисиклете стояли пневматические шины Данлопа. Именно в Клермоне он пропорол пневматик и, узнав о существовании в городе резиновой фабрики, обратился туда за помощью. Братья Мишлен помогли спортсмену, а Эдуард, которого заинтересовали пневматики, стал размышлять над их усовершенствованием. Пневматическая шина Данлопа крепилась к колесу намертво и менялась вместе с колесом. Эдуарду же пришла в голову мысль сделать шину съемной, чтобы при проколе можно было менять только ее.

Изобретя новинку, братья Мишлен придумали простой, но действенный способ заставить мир обратить на нее внимание. Признание их детищу могла принести победа в крупной велогонке. Риск в этом был немалый: если победит кто-либо из конкурентов, то изобретение будет похоронено, едва родившись. А значит, ставку надо было делать на фаворита состязаний. Но ведь не каждый гонщик согласится рискнуть репутацией и гонораром ради сомнительного удовольствия опробовать чью-то идею. Дело в том, что лучшие пневматики в то время выходили из строя, пройдя два десятка километров. Дистанция больших гонок – более 1000 км. Так кто же согласится их использовать?! Лучше уж растрясти кости на цельнорезиновых шинах, чем бесконечно менять надувные.

Гвоздем сезона 1891 г. стала сентябрьская велогонка Париж – Брест – Париж протяженностью 1200 км. И после долгих уговоров братья все же уломали известного спортсмена Шарля Террона использовать их продукт. Наверное, до старта он корил себя за мягкотелость. Но не после финиша: Террон выиграл соревнования! С того момента и началось восхождение шин Michelin к мировой известности. Благодаря победе в гонке и грамотной рекламной кампании съемные пневматические шины заинтересовали многих.

Важной вехой в истории фирмы стал 1894 г., когда она начала выпуск пневматических шин для фиакров. Извозчики и их клиенты быстро оценили достоинства новинки – комфорт и бесшумность в сравнении с железными колесами просто поражали. К тому же резиновые покрышки не портили мостовых, и вскоре все парижские фиакры “переобули” в мишленовскую “резину”.

А следующий, 1895 г., открыл историю настоящих автогонок. Первое состязание проходило на маршруте Париж – Бордо – Париж, участие в нем приняли несколько десятков экипажей. По условиям автомобили должны были завершить пробег не позднее установленного времени. На старт под № 46 вышел и автомобиль братьев Мишлен, оснащенный съемными пневматическими шинами. И хотя первым к финишу тогда пришел Эмиль Левассор, братья смогли уложиться в установленный регламентом срок. Для них это было равносильно победе, поскольку их шина доказала свою пригодность для использования на новом, перспективном транспортном средстве.

А уже в 1899 г. бельгиец Камиль Женатци на электромобиле “Вечно недовольная” с шинами Michelin установил мировой рекорд скорости, преодолев рубеж 100 км/ч. Это дало новый толчок производству автошин в Клермон-Ферране. Завод начал развиваться: число работников с 1895 по 1905 гг. увеличилось с 300 до 3000 человек.

Эра Бибендума

Пора вспомнить и о забавном персонаже по имени Бибендум, который уже более века служит символом марки Michelin. В ходе подготовки к выставке в Лионе в 1894 г. ответственный за оформление стенда сложил шины разного диаметра в виде колонн по обе его стороны. Глядя на это, Эдуард Мишлен сказал брату: “Если добавить руки, получится человечек”. И через некоторое время из-под кисти художника О’Галопа, нанятого братьями, тот появился. Имя “шинному толстячку” придумали благодаря древнеримскому поэту Горацию, который, призывая друзей на пир, восклицал: “Nunc est bibendum!”, что в вольном переводе с латыни означало: “А теперь время выпить!”

Изречение очень подходило к словам Андре Мишлена, который, описывая работу пневматической шины, говорил, что она “выпивает” неровности дороги. Окончательный эскиз Бибендума был утвержден в апреле 1898 г., а уже в июне публика увидела его в Париже на автосалоне. Посетителей на стенд Michelin привлекал огромный картонный барельеф – в его цоколе стоял граммофон, из которого раздавались стихи, песенки, монологи. А на велосипедном салоне в декабре того же года публику развлекал специально нанятый актер, одетый в шинные “доспехи”.

Образ Бибендума, разбитного гуляки и эпатажника, сопровождал рекламные акции Michelin на протяжении многих лет. Разумеется, он не раз менялся. Как и сама компания. Из молодой, агрессивной фирмы она превращалась в крупную, уверенную в себе компанию с филиалами по всему миру: в России, Юго-Восточной Азии, Африке, Латинской Америке. Девизом марки стало: “Мы выпускаем шины только одного качества – высшего!”

К началу Первой мировой войны Michelin приобрела мировую известность и стала одним из крупнейших в Европе производителей шин. Правда, с началом боевых действий шинное производство пришлось свернуть и переквалифицироваться на выпуск авиационной продукции. Но после заключения мира Бибендум вновь принялся рекламировать шины из Клермон-Феррана.

Компания развивалась, разрабатывала и выпускала новые типы шин, служившие в самых тяжелых условиях. Так, знаменитые рейды автомобилей Citroen по Африке и Азии в 20-х и 30-х годах прошлого века оказались удачными еще и потому, что машины участников, наряду с гусеницами Кегресса, были оборудованы и мишленовскими шинами. Вклад, который фирма внесла в историю техники, переоценить невозможно, ведь именно ее специалисты изобрели и внедрили шины для поездов метро и железных дорог. Благодаря их деятельности появились покрышки радиальной конструкции. Шины Michelin широко используются в авиации и спорте, ими были оснащены “Шаттлы”, доставлявшие американских астронавтов в космос, и болиды “Формулы-1”.

Сегодня Michelin – это более 70 предприятий в двух десятках стран, где работает свыше 120 тыс. человек, выпускающих ежегодно около 200 млн шин, которые продаются на 170 рынках. В 2004 г. доля группы на мировом рынке превысила 20%. Компания не только проводит исследования в области шинного производства и охраны окружающей среды, но и участвует в общественных и благотворительных фондах, акциях и мероприятиях. Ее главный принцип – “Прогресс и ответственность”. 

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 0 6 9