Наш автопром неплохо перенес превращение из советского в российский. Но вот с созданием российских автомобилей куда хуже, чем с изготовлением: мы в основном выпускаем зарубежные модели. Означает ли это, что в стране некому и незачем создавать свои?

Много лет назад мы познакомились с Сергеем: он принес в студенческое конструкторское бюро МАМИ макеты автомобилей (практически как у дизайнеров), которые сам же сделал в армии. Заметьте, вместо улучшений «парадки» человек находил возможности для занятий автодизайном. Помнится, я даже спросил, почему он так нетривиально проводил свободное от службы время. Ведь в Советской Армии у солдат-срочников его было очень мало – по крайней мере, уставом это не предусматривалось. Немного подумав, мой новый знакомец ответил: «Понимаешь, огонь в душе есть». Сегодня Сергей Юрьевич Алышев возглавляет СКБ МАМИ, где мы когда-то познакомились, а также компанию Cardi, которая построила свой первый автомобиль около 20 лет назад.

Cardi – одна из немногих российских фирм, разрабатывающих автомобили. Да, машины этой марки вы вряд ли увидите на улицах, однако с ее работами наверняка знакомы. Так, знаменитая Volga Cayenne разработана и построена при участии Cardi. Казалось бы, что сложного – кузов «Волги» поставить на шасси Porsche Cayenne? Но для приведения размеров кузова в соответствие с агрегатами «донора» пришлось полностью пересчитать его с увеличением масштаба примерно на 15%. Это потребовало использования программ, которые применяются при проектировании серийных автомобилей. Инженеры фирмы участвовали и в создании прототипов знаменитого «Ё-мобиля», работали с «Автотором», КамАЗом и УАЗом, по госзаказу делали проекты кабин для военного грузовика. По сути, Cardi превратилась в российский аналог Pininfarina или Zagato – они ведь тоже когда-то начинали с изготовления единичных кузовов, пройдя в итоге путь от мастерской до полноправного участника процесса создания автомобилей.

В Советском Союзе подобные компании были не нужны – дизайнеры и конструкторы могли реализовать себя лишь в рамках крупных предприятий. Возможно, будь Минавтопром менее экономным и более открытым, его судьба сложилась бы иначе. Сегодня в России машин выпускается примерно столько же, сколько делал СССР к концу своей истории. Но большинство продаваемых у нас авто – иностранных марок, хотя они произведены или как минимум собраны на нашей территории. И не потому, что Запад «коварно захватил нашу промышленность». Нет, это произошло по той простой причине, что нам (по крайней мере, большинству) нравился именно такой ход событий: раз – и вместо выбора между белым ВАЗ-2103 и красным «Москвичом-2140», да еще после многолетней очереди, можно придирчиво рассматривать десятки моделей, и все доступны прямо сегодня. Кому ж это не понравится?

Платой за изобилие стало исчезновение рабочих мест для тех, кто хочет не просто отсиживать положенный 41 час в неделю, а создавать что-то новое. Тех, у кого «огонь в душе». Российские дизайнеры и конструкторы пользуются спросом за границей, не зря выпускники кафедры дизайна МАМИ давно рассматривают в качестве места работы дизайн-бюро европейских брендов, успешно работают на Volkswagen, Audi, Renault. Дизайнер – профессия глобальная, а коллективы центров стиля давно уже интернациональные. Но «туда» уезжают единицы. А выпускаются из наших вузов сотни. Отсутствие российских КБ означает, что дипломы превращаются в фикцию. У меня самого диплом инженера, но в 90-е то, что я после технического вуза оказался в журналистике, было исключением. Сейчас же непрофильное трудоустройство дизайнера или инженера – норма. Мы превращаемся в общество потребителей, которые не способны создавать. Это тоже важно в современном мире, ведь производство слишком эффективно, чтобы загрузить большое число людей. И именно поэтому возможность создавать превращается в право, которое надо отстаивать.

Зарубежные автоконцерны и дизайн-бюро это право оставляют за собой. Cardi, которая дает возможность реализоваться самым способным студентам и выпускникам МАМИ, – пример того, что в мире, поделенном глобальными концернами, все-таки есть возможность для существования независимых компаний, специализирующихся на разработке. Хотя для этого они должны быть как-то связаны с большими игроками. Сергей Алышев считает самым удачным проектом своей компании создание оборудования для реанимобилей – с одной стороны, оно целиком соответствует жестким стандартам Минздрава, с другой – может быть смонтировано на разных моделях фургонов. Такое сочетание – чрезвычайно сложная задача для конструктора и дизайнера. И пусть результат не выглядит так эффектно, как родстеры Body и Curara, с которых начиналась история Сardi, зато с точки зрения творчества он приносит не меньше удовольствия. Ведь тут специалисты фирмы реализовали все свои компетенции в области расчетов и конструирования: системы трехмерного проектирования у них такие же, как в КБ автопроизводителей, а оборудование позволяет изготавливать прототипы не только автомобилей, но и вертолетов (ими занимается дочерняя компания «Авиаконцепт»).

Но главное, что это создано людьми, для которых движущей силой стало не стремление подзаработать, а «огонь в душе». Жаль только, что Cardi у нас всего одна. Из-за чего большинству российских дизайнеров и конструкторов придется искать себе применение за пределами родины. 

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 3 1 5