Исторический центр Jaguar в Браунс-Лейне – сакральная земля, заставляющая сердца поклонников британской марки биться чаще. Музейные площади расположились здесь на месте некогда главной сборочной площадки Jaguar – завода, построенного перед Второй мировой войной. До 1998 г. здесь выпускалась вся модельная линейка Jaguar Cars. Затем, одновременно с запуском модели S-Type, производство перенесли под Бирмингем в местечко Касл-Бромич. В 2008 г. здание завода снесли, 1150 рабочих мест ликвидировали. В Браунс-Лейне остались лишь штаб-квартира Jaguar и Исторический центр, который нам посчастливилось посетить в рамках празднования 50-летия модели Е-Type и 75-летнего юбилея британской марки, отмечавшегося в прошлом году. Мы побывали также на заводе в Касл-Бромиче, где осмотрели производственную линию флагманской модели XJ. Логическим завершением мероприятия стал тест-драйв XJ и XF в окрестностях Бирмингема и Ковентри.

Легендарная история

Бывшему инженеру-испытателю Норману Дьюису 91 год, но он выглядит и ощущает себя лет на двадцать моложе. Этот человек – связующее звено между прошлым и будущим легендарной британской марки. Он пришел в Jaguar в 1952 г. и за три с лишним десятка лет службы испытал огромное количество Jaguar, включая такие жемчужины британского автопрома, как C-, D- и E-Type. В 1961 г. именно он пригнал E-Type на автосалон в Женеве всего за 11 часов. Вспоминая об этом, Норман Дьюис шутит: “Тогда не было радаров!” Беседуя с российскими журналистами, он рассуждает о достоинствах и недостатках шасси современных машин, сравнивает спорткары Jaguar с конкурирующими моделями Ferrаri, Mercedes-Benz и Aston Martin. Его глаза при этом блестят. Кажется, он может рассказывать часами об экспонатах музея в Браунс-Лейне.

Помещение выставочного комплекса, впрочем, довольно компактное. Оно смогло вместить лишь около трех десятков машин из коллекции, создавать которую начал в середине 50-х годов основатель Jaguar сэр Уильям Лайонс. Наибольшее впечатление производят, конечно же, раритеты – такие, как алюминиевые мотоциклетные коляски Swallow, напоминающие своими формами тело ласточки. К слову, компания Уильяма Лайонса начала свою деятельность в 20-х годах прошлого столетия с производства именно таких колясок. Еще один интересный объект – старейший из сохранившихся экземпляров Daimler, созданный в далеком 1897 г. Для справки: Jaguar Cars приобрела бренд Daimler у компании UK Daimler в 1960 г. С конца 60-х годов под маркой Daimler выпускались роскошные полноразмерные модели Jaguar Cars. Еще один экспонат, едко-зеленый XKR с брутальным пулеметом в задней части, – свидетельство тесной связи Jaguar с кинематографом. В двадцатом фильме бондианы на таком родстере за героем Пирса Броснана гоняется харизматичный злодей кореец Цао. Атмосфера в музее в целом подчеркнуто домашняя. По лестницам можно попасть в архивное помещение, где собраны исторические документы, связанные с Jaguar Cars. На одной из стен – портрет супруги Уильяма Лайонса, с которой основатель британской марки неизменно советовался, перед тем как решить судьбу какой-либо новой модели.

Как вы можете догадаться, три десятка раритетов – это не вся коллекция Исторического центра. Остальная часть экспозиции – еще около сотни автомобилей – находится неподалеку, в соседнем здании гаражного типа. Все экспонаты на ходу, их можно арендовать для проведения свадеб и других торжественных мероприятий, равно как и для киносъемок. Нам тоже предоставили возможность опробовать почтенные автомобили. Правда, пришлось довольствоваться местом слева от водителя – страховка дорогостоящих олдтаймеров не предусматривала нашего присутствия за рулем.

Поездка на Jaguar С-Type 1953 года выпуска – это волшебная телепортация в послевоенную Англию, где классические автомобили ручной сборки имели необычайно чувственные формы и взрывной по тем временам темперамент. Звук мотора, работающего на высоких оборотах, как у реактивного истребителя на форсаже. Спокойный и улыбчивый водитель средних лет кажется влюбленным в музейную машину. Он демонстрирует, как умеет петь при ускорении 3,4-литровая ягуаровская “шестерка”. Звук мотора будоражит кровь не меньше, чем набегающие потоки воздуха – складной верх не предусмотрен, и мы открыты ветру. Однако ускорение кажется быстрым не только поэтому. Не стоит забывать, что С-Type был гоночным автомобилем, выигравшим несколько гонок в Ле-Мане. Но в большей степени впечатляет даже не прыть родстера, а его бешеная энергетика. Даже упорство рычага коробки передач, не желающего время от времени попадать в паз, воспринимается на этой машине с трепетом – так осязается аутентичность, неподдельность, история.

Традиции качества

Были времена, когда автомобили Jaguar собирали вручную под личным руководством Уильяма Лайонса. Но рост объемов производства и конкуренция с мэтрами из Германии, Франции и Японии не оставили англичанам выбора – сегодня почти вся сборка автоматизирована, и чем популярнее модель, тем выше уровень роботизации. Мы убедились в этом на сборочной площадке Jaguar в Касл-Бромиче, где выпускается вся модельная линейка – XF, XK и XJ. Степень автоматизации линии “высокотиражного” XF при этом самая высокая – 80%. При сборке XK и XJ задействуется на 20–30% меньше “роботизированной силы”.

Пожалуй, главное впечатление от пребывания в Касл-Бромиче связано с чудесным образом сохраненными традициями качества. Несмотря на широкое внедрение роботизированных линий, видно, что работники завода делают свое дело с тщательностью, без суеты, чувствуется их пиетет по отношению к бренду и ответственность за свою работу. Возможно, дело в том, что рабочим не дают превратиться в роботов – сборка организована в две смены, по шесть часов каждая. Один из заводских лозунгов – “Работай не с большей отдачей, а с большей мудростью”. Неудивительно, что каждый человек, выполняющий на конвейере какую-либо операцию, несет за нее личную ответственность.

Еще одно слагаемое качества продукции – контроль производства на всех его этапах. У каждого автомобиля в Касл-Бромиче имеется личный паспорт. В нем отмечаются особенности прохождения каждого производственного цикла – штамповки и клепки кузовных деталей, окраски кузова, установки агрегатов и т.п. Обнаружение брака на последующем этапе производства – повод для финансовых санкций к тем, кто его допустил. Кроме того, при обнаружении брака или предпосылок к нему ответственный работник может и должен остановить конвейер. В этом смысле производственная система Jaguar близка к тойотовской и фордовской. Есть так называемые финальные динамические тесты, когда уже готовые автомобили обкатываются на специальных площадках заводскими водителями. Мы садимся в одну из таких машин – XJ, предназначенный, кстати, для российского рынка, и проезжаем по брусчатке, разнокалиберным стыкам и буграм. Так, на разных скоростях и фактурах поверхности полотна, можно прочувствовать, если что-то “недокручено” или, наоборот, “пережато”. Результат такой ступенчатой системы проверок – крайне низкий процент брака и, соответственно, переделок: 96% автомобилей проходят тест на работоспособность электроники, 92% – на соответствие стандартам по кузову и механике.

Сто десять роботов, задействованных в Касл-Бромиче, расторопны и умны. Нам кажется, что они выполняют свои функции с той же тщательностью, что и персонал на конвейере. Мы с интересом наблюдаем, как скрупулезно проклеивает и вставляет лобовое стекло гигантский робот-щупальце. Процедура длится ровно две с половиной минуты, не считая подготовительных работ, когда стекло нагревается перед вклеиванием до 34°C.

Интересно, что технология производства Jaguar связана в том числе и с британской “оборонкой”. Например, технология сборки ягуаровских алюминиевых кузовов позаимствована из авиационной отрасли времен Второй мировой войны. Сам завод в Касл-Бромиче вырос из предприятия по производству военных самолетов. С 1938 г. здесь выпускали истребители Spitfire и бомбардировщики Lancaster. Кузова для автомобилей Jaguar начали делать под Бирмингемом в 1966 г. Сегодня кузовные панели продолжают скреплять так же, как и 50 лет назад, – авиационным методом, а именно клепкой и склеиванием.

За “правым” рулем

Примерно 50 миль от Касл-Бромича до полигона в Гейдоне (графство Уорикшир), равно как и экзерсисы на самом полигоне, вряд ли можно считать полноценным тест-драйвом. Скорее это логическое продолжение производственной истории седана XJ – своего рода проверка качества на дорогах общего пользования. Как бы то ни было, нам удается проникнуться духом флагманской модели, тем более что мы заполучили ее в топовой модификации SC Supersport с удлиненной базой. Такая же машина с “левым” рулем, 5-литровым 510-сильным бензиновым мотором и, разумеется, АКП стоит на российском рынке 6 150 000 рублей.

Главное, чем подкупает флагманский XJ, – это выверенная пропорция спортивности, безупречного стиля и роскоши. Седан подчеркивает вкус и статус владельца одновременно. Материалы отделки салона выглядят породисто и безупречно. Металлические вставки, пластиковые и кожаные элементы оставляют ощущение изысканности. Похожее чувство возникает, когда держишь в руках перо Parker, или, скажем, часы Rolex. Единственное, что кажется спорным, – это электронная панель приборов вместо традиционных аналоговых тахометра и спидометра. Старая добрая Англия, составляющая суть флагманского XJ, сдалась в данном случае под натиском новомодной виртуальности.

А что же с поведением XJ на дороге? Внушительные габариты британской машины (5247x2110x1448 мм) должны бы в теории определять ее степенные повадки в черте города. Отчасти это так – в пригороде Бирмингема седан едва умещается в полосе движения и заставляет осторожничать. Однако стоило выбраться на простор автострады, как XJ немедленно демонстрировал фамильные мощь и натиск. Старты, ускорения и обгоны совершались с драматической неотвратимостью. При этом в быстрых поворотах не ощущалось ни вялости рулевого управления, ни заметных кренов, ни, что еще важнее, попытки соскользнуть с траектории из-за сил инерции, ведь снаряженная масса примерно в две тонны – это не шутка. Надо сказать спасибо алюминиевому кузову (у предшественника был стальной) и адаптивной пневмоподвеске с электронным управлением.

На полигоне в Гейдоне нам удалось опробовать дизельный и бензиновый XF и разогнать до предельных скоростей “короткобазный” XJ. Ощущения были сильными в обоих случаях. Более компактный XF – благородная, изворотливая, а с 5-литровым 510-сильным мотором (Jaguar XFR) еще и дикая “кошка” – заявил о себе как о грозном конкуренте Audi A6, BMW 5 Series, Lexus GS и Mercedes-Benz E-класса. Поведение же XJ на экстремальных скоростях мало что добавило к портрету флагмана: необузданная мощь, предсказуемость и сбалансированность. Производственная идеология британской марки стала в итоге понятнее и ближе – Jaguar умеет хранить и преумножать традиции.

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 1