Как сейчас помню хмурую тольяттинскую зиму 2005 г. Я, студент-пятикурсник столичного университета МАМИ, в компании трех товарищей еду на АвтоВАЗ проходить практику и собирать материал для дипломного проекта. Оставшиеся в Первопрестольной друзья крутят пальцем у виска, дескать, зачем же в такую даль, если и так ясно, что отечественный автопром уже почти умер? А финальную работу можно состряпать и в Москве.

Конечно, они были правы. Но студенческий авантюризм (а может, идеализм?) взял верх. Сложно поверить, но в те годы я, к примеру, до самого закрытия завода «Москвич» искренне верил, что он может восстать из пепла. И я буду там работать, как мой отец. Не сложилось. Может, с АвтоВАЗом повезет?

Увы, иллюзии развеялись о суровую действительность в первый же день пребывания на тольяттинской земле. Причем я говорю даже не о бытовых неурядицах. На заводе нас перво-наперво прозомбировали страшилками на тему, что и как с нами сделают, если мы вынесем хоть одну гайку. Методы, скажу вам, обещали из арсенала «братков». И это при наличии нескольких кордонов охраны – как на зоне. Дальше – больше. В инженерном корпусе встретил буквально… дом престарелых. Милые старички, казалось, работали здесь со времен закладки первого камня, а день у них был расписан по минутам. Сначала – унылая возня с бумагами, после сигнала на обед – еда и обязательная партия в шахматы или домино. Потом снова «работа» до отбоя. Спустя минуту после официального окончания трудового дня в отделе никого не оставалось. Инициативные сотрудники были в явном меньшинстве.

Для меня стало шоком, что некоторые ветераны предприятия не представляли себе, как, скажем, устроена и работает система стабилизации ESP. Компьютерный «цех» представлял собой маленькую комнатку – остальные чертили по старинке на кульманах и в ЭВМ даже не хотели разбираться. А главный конвейер? Темно, сыро, грязно, рабочие-сборщики смотрят таким суровым взглядом, будто я им задолжал как минимум квартиру или автомобиль. Бр-р-р…

К чему я обо всем этом вспомнил? Да просто волею судеб недавно вновь попал на АвтоВАЗ – ровно десять лет спустя. И не узнал завод – он просто расцвел! Причем я говорю не о внешних факторах – цеха снаружи они и есть цеха, – а имею в виду перемены во внутренней атмосфере, в подходе к делу. Уж не знаю, стоит ли хвалить за это нового главу российского автогиганта Бу Андерссона, но местные на него буквально молятся. Хотя и недоброжелателей хватает – крутые меры энергичного шведа не всех устраивают.

Тем не менее с первого взгляда видно: живого балласта на предприятии стало меньше. Кого-то отправили на почетный отдых, как положено, с выплатой компенсации, особо ретивых «ленивцев» вынудили уйти. На место пенсионеров пришла молодежь – амбициозная, умная, с горящими глазами. Свежих идей у нее столько, что через край хлещет. А главное, эти люди искренне гордятся своей работой. Инженеры каждого проекта уже не сидят по разным тематическим отделам, а общаются друг с другом в рамках единого «плато» – офиса в стиле open space. Пространство и правда открытое. Надо про шасси спросить – вот нужный человек, за соседним столом. Необходимы данные по кузову? Больше не нужно бежать в соседний корпус. Понятно, что это подсмотрели у собратьев по Альянсу Renault-Nissan. Но разве это плохо – взять лучшее? Ведь процесс действительно стал эффективнее.

На конвейере теперь тоже чувствуется «влияние запада». Лозунги в духе «догоним и перегоним» сменились четкими таблицами на информационных стендах. Кто сколько сделал, какая смена допустила меньше брака, какие улучшения достигнуты... Хочешь не хочешь, а весь твой труд на виду у коллег и руководства. Получается нечто вроде соцсоревнования, только с реальными целями и задачами, понятными всем и каждому.

И ведь людям нравится! Хмурые лица и окурки на полу остались лишь в моих воспоминаниях. Теперь здесь в почете приветливая улыбка. Куда ни посмотри – цветы в горшочках и аккуратные зоны отдыха. Там, куда раньше нельзя было ступить из-за пролитого масла, ныне в домашних тапочках пройдешь и не запачкаешься.

Можно, конечно, сколько угодно рассуждать о том, что слесарь-сборщик на конвейере – низший уровень в заводской иерархии. Но ведь именно от его настроения зависит, добротным ли получится автомобиль. А знаете, кто теперь собирает машины? К примеру, на линии «Калина/Гранта» чуть ли не половина «тружеников» – опрятные симпатичные девушки. И пусть иностранцы удивляются, зачем же они выходят на работу в макияже – это же не свидание?! Лично я верю, что если барышня заботится о своем внешнем виде даже в таких условиях, то и дело она выполнит с душой.

Понятно, что менталитет нашего человека вот так запросто не изменить. Потому и висят до сих пор на «стендах порицания» тревожные истории о том, как кто-то особо предприимчивый умыкнул с завода ящик автоматических коробок передач. А другой лихой товарищ умудрился вытащить мультимедийный центр из машины, которая еще шла по конвейеру.  

Увы, негатив на АвтоВАЗе тоже есть. Но если десять лет назад я покидал завод с облегчением, то сейчас не хотелось уезжать. Поэтому я с нетерпением жду появления Lada Vesta и XRay – они неминуемо станут для российского автогиганта началом новой эры. Эры возрождения или… Впрочем, лучше думать о хорошем, а не о шутках про «проклятое место». 

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 0 7 1