Иван Петрович Пузырев одним из первых в России предпринял попытку наладить на своем заводе выпуск автомобилей. В 2017 году исполняется 110 лет со дня основания его предприятия

Будучи сыном состоятельных родителей (отец – генерал-майор артиллерии, мать – дочь богатого купца Прозорова), Пузырев получил юридическое образование и вполне мог вести спокойную, обеспеченную жизнь, поступив на государственную службу, открыв собственную адвокатскую практику или проживая семейное достояние. Однако победила страсть к технике.

Началось все на международном автосалоне, проходившем в Санкт-Петербурге в мае 1907 года, где Пузырев познакомился с сотрудниками немецкого Торгового дома «Зорге и Забек» и договорился, что станет представлять интересы этой фирмы в российской столице. (Компания занималась торговлей автопринадлежностями и была известна по всей Европе). К осени того же года в Санкт-Петербурге открылся магазин под названием «Автоматериал», где продавались запасные части и комплектующие к машинам и мотоциклам, поставляемые из Германии. А чтобы обеспечить покупателей не только запчастями, но и ремонтом, Иван Петрович организовал при магазине небольшую автомастерскую. Затем, детально ознакомившись с делом, предприниматель отказался от сотрудничества с немецкими партнерами, решив перейти к производству автомобилей.

От магазина до завода

В 1909 году неподалеку от Строгановской набережной в Новой деревне приступил к работе «Русский автомобильный завод И.П. Пузырева». Поначалу предприятие занимало площадь 600 кв. сажен, однако вскоре она удвоилась. Какую цель ставил перед собой Пузырев, вкладывая родительское наследство в весьма сомнительное с коммерческой точки зрения предприятие?

Целей, по его собственному признанию, было две: «Первая – поставить дело так, чтобы русское производство не являлось бы только названием, а было действительно русским производством, то есть чтобы создаваемый завод вырабатывал абсолютно и вполне самостоятельно все автомобильные части до двигателей… включительно, при этом из русских материалов, русскими рабочими, под руководством русских инженеров. Вторая – постепенно создать и выработать тип специально русского автомобиля, отвечающего требованиям передвижения в России, применительно к особенностям наших путей сообщения».

Иными словами, Иван Петрович хотел основать отечественное предприятие, специализирующееся исключительно на выпуске автомобилей. Прежде такой цели в стране еще никто не ставил, ведь для всех русских заводов, производивших механические экипажи, они были не главной, а вспомогательной продукцией, зачастую убыточной, так как основную прибыль эти предприятия обычно получали от выпуска другой техники.

Пузырев же решил подойти к делу по-иному, и на первых порах казалось, что его детище растет не по дням, а по часам: если в момент основания там работало всего трое, то к 1911 году количество работников увеличилось до 80, а в 1914-м достигло 130 человек. Завод имел чертежную, модельную, кузнечную и ряд других мастерских, а также кузовной, колесный, рессорный и сборочный цеха: большинство деталей изготавливали своими силами.

Первый автомобиль был построен в начале 1911 года. Используя зарубежный опыт и собственные наблюдения, Иван Петрович сумел добиться своего: продукция оказалась достаточно прочной и мощной, чтобы нормально ездить по весьма посредственным дорогам. Журнал «Автомобиль» по поводу его предприятия написал: «Общее впечатление по осмотре завода выносится удивительно приятное: видно, что делом руководит знаток и прежде всего большой любитель… и что дело развивается быстро и уверенно».

Однако продукции нужен постоянный сбыт. Понимая, что конкурировать с иностранцами на свободном рынке будет тяжело, Пузырев решил предложить свои машины Военному министерству. Используя отцовские связи, он сумел заручиться согласием военного ведомства на постройку двух механических экипажей для Учебной автомобильной роты. Получив кредит, предприниматель приступил к работе. Дело, впрочем, продвигалось не так быстро, как хотелось. Причина банальна – недостаток средств. Дошло до того, что рабочие начали бастовать. Не спасал положения даже кредит, полученный от военных, и к осени 1912 года фирма попала в разряд задолжавших казне, или, как тогда говорили, «неисправных».

Уладилось же все довольно неожиданно – помогли друзья и … прагматичность Военного министерства, не хотевшего терять уже уплаченных 16 тыс. рублей. Наконец, к ноябрю автомобили были готовы. Они имели шестиместные кузова и оснащались 4-цилиндровыми двигателями мощностью 28/40 л.с., делавшими 1200 оборотов в минуту, карданную трансмиссию и 4-ступенчатую коробку передач. На случай непогоды предусматривался «американский верх» – складной тент.

Офицерская комиссия Учебной автомобильной роты испытала один из самодвигателей, нашла его пригодным и подписала акт о приемке автомобиля в казну. Две недели спустя та же комиссия приняла и вторую машину. Правда, от дальнейшего сотрудничества с Пузыревым военные решили воздержаться из-за дороговизны машин (каждая стоила более 8 тыс. рублей) и ненадежности самого предприятия.

Но Иван Петрович не унывал, пресса писала, что он нашел инвесторов во Франции. За короткий срок завод построил несколько машин по заказам частных лиц и даже принял участие в Четвертой международной автомобильной выставке 1913 года в Санкт-Петербурге. На стенде тогда выставили шасси и два автомобиля – открытый и закрытый.

Казалось, жизнь налаживается, и к концу 1913 года предприниматель стал вновь подумывать о расширении производства. Правда, средств по-прежнему не хватало. В начале следующего года Пузырев решил вновь обратиться к Военному министерству. В своем письме он рассказал о планах реконструкции завода и просил обещания на оказание предпочтения перед иностранными фирмами, аргументируя это недопустимостью зависимости от иностранцев в столь важном деле, как организация автомобильных войск. Пузырев предлагал обеспечивать все вновь формирующиеся автомобильные подразделения машинами своего производства, при этом был готов взять на себя выпуск не только легковых авто, но и грузовиков. В случае благоприятного решения Иван Петрович надеялся отыскать средства, за год-полтора переоборудовать завод и приступить к выпуску продукции.

Крушение надежд

Увы, этим планам не суждено было сбыться. В ночь на 8 января 1914 года на заводе вспыхнул пожар. Полностью сгорели склад готовой продукции и ряд цехов, огонь уничтожил несколько собранных автомобилей и 15 комплектов деталей, подготовленных к сборке. Истинную причину пожара установить так и не удалось, хотя слухи ходили разные. Кто то считал, что пожар – не более чем случайность, другие полагали, что это поджог, совершенный кем-то из конкурентов-иностранцев. Злые языки болтали и о том, что завод спалили по наущению самого Пузырева ради получения страховки, но эта версия вызывала сомнения, поскольку имущество было застраховано лишь частично, а ущерб составил около 52 тыс. рублей.

Сам Иван Петрович переносил происшествие и распространяемые о нем слухи весьма болезненно, хотя надежды восстановить сгоревшие помещения не терял. За помощью он вновь обратился к друзьям отца. Один из них – отставной генерал-майор К.И. Дружинин взялся ходатайствовать за Пузырева перед Военным министром и написал тому письмо, где рассказал о Пузыреве и его предприятии.

Чем бы могло кончиться это дело – неизвестно, поскольку 7 сентября 1914 года Иван Петрович Пузырев внезапно скончался в возрасте 46 лет. Его похоронили на кладбище при Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре. Наследники предпринимателя не пожелали продолжать начатое им дело и предпочли ограничиться сборкой и ремонтом двигателей. За все время своего существования «Русский автомобильный завод П.И. Пузырева» выпустил более трех десятков автомобилей, а его владельца современники называли «русским де Дионом», отдавая таким образом дань уважения человеку, осмелившемуся построить первое специальное автомобилестроительное предприятие в нашей стране. 

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 3 1 5