ПОКЛОННИКИ этой французской марки, наверное, знают, что младший ребенок в богатой семье Андрэ Ситроен, окончив Политехническую школу, сначала заработал на производстве шестерен нового образца, потом сколотил огромный капитал на выпуске снарядов, был награжден орденом Почетного легиона… И как в 1919 году основал автомобильную марку “Citroёn”, эмблемой которой стало стилизованное изображение тех самых шестеренок, с которых началась его карьера. И что в основе его успехов, как говорил сам Андрэ, лежало одно слово – “организация”.

Но далеко не все знают, что свой организаторский талант месье Ситроен применил в годы Первой мировой на пользу русским солдатам.

“Из-под земли, но достану и пошлю в Россию снаряды”,* – дал себе обещание граф Игнатьев, получив соответствующее указание от своего начальства. И дело у него пошло, только “завис” сложный заказ на шрапнели, от которого “все заводы… открещивались обеими руками”. Но однажды Игнатьеву посоветовали обратить внимание на “какого-то Ситроена”: “Быть может, вам удастся всучить ему ваши злосчастные шрапнели?”

Энергичный маленький человек с быстрым беспокойным взглядом сквозь пенсне – так Игнатьев позже описывал своего нового знакомого. Нашего атташе удивила деловитость Ситроена, который без “обычных для французов длинных приветственных фраз и комплиментов” сразу стал знакомить его со своими планами постройки завода для выполнения заказа. Похоже, граф не поверил французу. “Сладки твои речи, – подумал я, – а вот как покажу тебе чертежи да технические условия нашей шрапнели, так ты тут и скиснешь”.

Но Ситроен не скис. Вскоре они увиделись вновь, и Андрэ сказал:

“Сегодня у нас десятое марта. К первому августа завод будет построен, и я начну сдачу шрапнелей с таким расчетом, чтобы выполнение всего заказа закончить к первому августа тысяча девятьсот шестнадцатого года. Цена – шестьдесят франков за снаряд”.

Русская армия получила свои шрапнели, Ситроен – свои деньги.

Но это еще не все. Как рассказал в мемуарах Алексей Игнатьев, после войны Ситроен, “которого я уже потерял из виду, неожиданно мне позвонил по телефону и просил заехать к нему на завод”.

Француза интересовало мнение русского генерала: сколько лет теперь продлится мир? По крайней мере десять, сказал Игнатьев.

“За такой срок можно успеть амортизировать любой капитал, – заметил Ситроен. – А что бы вы сказали, если бы я предпринял поход против вот этого господина? – и он указал на противоположный берег Сены, где дымились трубы мощного автомобильного завода Рено…

– Конкуренция тяжела, – ответил я, – но если выпускать машины по более низкой цене, то рынок для них, по-моему, уже создан самой войной”.

И эта история тоже могла бы иметь продолжение: позже, уже представляя СССР, Игнатьев вел с Ситроеном переговоры “по привлечению его к нашему автомобильному строительству”. Однако шли 30-е годы, под занавес мирового кризиса финансовое положение гениального организатора пошатнулось, спрос на автомобили упал.. В марте 1935 года Андрэ Ситроен скончался. Ему было всего 57 лет.

А у Алексея Игнатьева начинался новый этап биографии – через два года он вернулся в Россию, где затем снова стал генерал-майором – уже не императорской, а Советской Армии.

--------------------------

*Здесь и далее цитируется по книге А. Игнатьева “Пятьдесят лет в строю”.

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 2 9 0