С тех пор как в мае 1904 г. англичане Чарльз Стюарт Роллс и Фредерик Генри Ройс основали фирму, в названии которой переплелись их имена, минуло 110 лет. Все это время автомобили Rolls-Royce считаются образцом надежности, безопасности и высочайшего комфорта

История Rolls-Royce вроде бы хорошо известна. Представители этого бренда любят повторять, что основной принцип философии компании был сформулирован еще Ройсом и звучал так: “Бери уже существующее и делай из него нечто более совершенное”. Причем он до сих пор строит на вооружении. Однако есть и белые пятна. К примеру, многие ли знают, что деловые отношения между Россией и британской фирмой зародились уже вскоре после ее основания?

На перспективу

Дебют марки в России состоялся в 1911 г., когда в Санкт-Петербурге был зарегистрирован ее первый автомобиль. Им стала модель с 4-цилиндровым двигателем мощностью 28 л.с., принадлежавшая гаражу Н. Корфа. Долгое время этот автомобиль оставался единственным в стране Rolls-Royce. Хотя ничего удивительного в этом нет, поскольку общее количество машин, выпущенных фирмой с момента начала производства, измерялось не тысячами, как у других производителей, а лишь сотнями.

Поскольку российский рынок в начале ХХ века считался одним из самых перспективных не только в Европе, но и во всем мире, руководство Rolls-Royce предприняло ряд мер, направленных на исправление сложившейся ситуации. В январе 1913 г. фирма одной из первых прислала заявку на участие в IV Международной автомобильной выставке, которая должна была состояться в Петербурге в мае того же года. В ее рамках на принадлежавшем Rolls-Royce стенде № 33 можно было увидеть три автомобиля. Центральное место занимал белый дубль-фаэтон “Лондон-Эдинбург”. Рядом стоял ландоле-лимузин с сине-желтым с кузовом от Мюльбахера. Третьим экспонатом стал черный шестиместный лимузин с кузовом, изготовленным парижской фирмой “Кельнер и сыновья”.

Помимо этого свои кузова на шасси Rolls-Royce демонстрировали две другие фирмы – “Ла Бурдетт” и та же “Кельнер и сыновья”. Обе взяли за основу шасси с 6-цилиндровым двигателем мощностью 48 л.с. Наибольшее внимание привлек, конечно же, кельнеровский лимузин-1/2 лимузин (существовал в начале ХХ века такой тип кузова), выставленный на стенде № 37. Оно и неудивительно: автомобиль, построенный по специальному заказу для императора Николая II, обладал всеми мыслимыми на тот момент элементами комфорта: электрическим освещением, мягкими, удобными сиденьями, вазами для цветов, несессерами, пепельницами и даже телефоном! А полный комплект сигнальных и контрольных приборов должен был облегчить управление машиной. С выставки автомобиль переместился прямо в гараж Его Императорского Величества.

Петербургская выставка во многом способствовала росту популярности Rolls-Royce в России. О марке узнавало все большее число автомобилистов, но позволить себе такие машины могли лишь самые богатые. Тем не менее в ряде отечественных справочников бренд числился среди наиболее известных в России. Так в “Автомобильном справочнике-календаре” за 1916 г., изданном инженером Н. Кузнецовым, приведены краткие характеристики 6-цилиндрового Rolls-Royce с 50-сильным двигателем объемом 7411 куб. см и размером цилиндров 114х121 мм. Общий вес машины определялся в 1970 кг. Там же отмечалось, что она расходует 17,6 л бензина и 1 л масла на 100 км пути при средней скорости 95 км/ч. Максимальной называлась скорость 117 км/ч.

На военном поприще

Потрудились автомобили Rolls-Royce и во славу русского оружия. Одна из машин марки работала в российской военной миссии во Франции, а русский военный атташе в этой стране граф А. Игнатьев, называл ее “главной гордостью миссии”. Стати, история появления этого авто у военных дипломатов необычна.

Начало Первой мировой войны застало в Париже владельца уральских заводов, отпрыска одного из богатейших русских родов – графа Мордвинова, которому и принадлежал тот самый Rolls-Royce. Несмотря на чудовищную близорукость, Мордвинов умолял Игнатьева “взять его с собой на войну вместе с автомобилем”. Просьбу удовлетворили, и машина поступила в распоряжение русской военной миссии. В течение нескольких лет она служила верой и правдой и, по отзывам Игнатьева, “вела себя выше всяких похвал, хотя ездить приходилось немало”. По долгу службы атташе ежедневно ездил из Парижа, где он жил, в штаб-квартиру французского главнокомандующего маршала Жоффра в Шантильи. А это 45 км в один конец. И каждая такая поездка, включая задержки на контрольных пунктах при выезде из столицы, занимала не более часа.

Разумеется, Игнатьев прямого участия в военных действиях не принимал, и все поездки на фронт совершались с целью сбора информации о германских дивизиях либо инспектирования русских частей, воевавших во Франции. Тем не менее автомобиль часто оказывался под огнем противника и только от надежности машины подчас зависела жизнь пассажиров. Игнатьев вспоминал: “Много тысяч километров сделала эта машина без единой поломки. На смену лопнувшей покрышки я позволял тратить не более двух минут... Осколком снаряда пробило как-то крыло этой птицы, летавшей со скоростью 120 км/ч, другим осколком повредило капот мотора, но... ни буря, ни вьюга не могли нарушить ее плавного и регулярного хода”.

Конечно же, не обходилось и без аварий. Однажды на скользкой дороге при спуске с горы на скорости около 125 км/ч Игнатьев заметил, как предмет, напоминавший колесо, перемахнул через канаву, отделявшую шоссе от окрестных полей. И тут же увидел, что водитель, приподнявшись на сиденье, судорожно вцепился в руль, изо всех сил стараясь удержать тяжелую машину на дороге. С большим трудом это ему удалось. Даже в наше время не на всяком автомобиле можно проделать такой маневр, но Rolls-Royce это было по силам еще в начале ХХ века! Не подводил он и в других сложных ситуациях. Кроме того, Rolls-Royce оказались вполне пригодными и для прямого участия в военных действиях: их бронировали, устанавливали пулеметы и превращали в передвижные крепости.

После Октябрьской революции 1917 г. отношения с фирмой были ненадолго прерваны. Однако качество британской техники было настолько безупречным, что и вожди советского государства продолжали пользоваться автомобилями Rolls-Royce, оставшимися от старого режима, а позже и возобновили их закупки. В частности, очень любил авто этой марки Ленин – именно на Rolls-Royce он круглый год ездил из столицы в Горки (зимой машину оборудовали гусеничным движителем Кегресса).

В последующие годы авторитет бренда среди наших соотечественников только укреплялся. Вот как оценивали Rolls-Royce известные советские писатели Ильф и Петров: “Но все блекнет – и золото, и хрусталь – перед изысканными… формами “Роллс-Ройсов”. Никогда этот автомобиль не выйдет из моды, не устареет, как не старятся бриллианты и соболя”. 

Эмблема Rolls-Royce появилась почти одновременно с рождением марки и представляла собой две стилизованные буквы “R” красного цвета. После гибели Роллса в авиакатастрофе одна из букв стала черной, а после смерти второго основателя компании цвет сменила и другая литера.

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 3 1 5