Автомобильная отрасль в нашем нынешнем ее понимании обречена. Буквально на глазах меняются запросы потребителей, а следом за ними, в полном соответствии с законами рыночной экономики, будут меняться и автомобили. На мой взгляд, не в лучшую сторону. Но подрастающее поколение, которому предстоит ими пользоваться, об этом другого мнения

Дождливым осенним вечером за закрытыми дверями шикарного особняка, надежно спрятанного от посторонних глаз в глубине частного парка в самом центре Токио... С этих слов вполне мог бы начинаться очередной шпионский роман про небезызвестного «номерного» агента с неотъемлемым правом на убийство. Но в данном случае речь идет вовсе не о фантазиях Яна Флеминга, а о совершенно реальной истории, произошедшей со мной много лет назад. Я брал эксклюзивное интервью у одного из первых лиц известнейшей автомобильной компании. Все интервью с представителями японских производителей обычно очень похожи одно на другое: собеседник вежливо улыбается и, чтобы у него не спрашивали, на все вопросы отвечает шаблонными, заранее заготовленными и согласованными на самом верху фразами. Но в тот раз что-то пошло не так. Во-первых, о чудо, интервьюируемый располагал достаточным количеством свободного времени и никуда не торопился. Во-вторых, он занимал настолько высокое положение в автобизнесе, что согласовывать свои ответы ему было просто не с кем — мой собеседник был прямым потомком отца-основателя автомобильной (и не только) империи и представителем фамилии, которая уже давно-давно стала всемирно узнаваемым брендом.

Быстренько пройдясь по «обязательной программе» - вопросам, приуроченным к открытию очередного автосалона в Токио, представленным на нем новинкам и рыночным показателям компании, мы перешли к перспективам премьерных моделей и всего автомобильного рынка в целом. Японец оживился, стало видно, что тема его заинтересовала и ему (второй раз, о чудо) самому хочется об этом поговорить.

Девушка в традиционном кимоно принесла чай, и мой собеседник перешел от ответов к вопросам. Молоденькая переводчица старательно переводила его слова, вежливо кланяясь после каждой реплики то мне, то моему собеседнику. Прежде всего сэнсэя интересовало отношение россиян к автомобилям и к технике, вообще. Я рассказал все, что думал на эту тему. Упомянул, что у меня самого в семье есть не только японский автомобиль, который мне очень нравится, но еще и японский мотоцикл. Сказал, что подобный набор является предметом мечтаний едва ли не большинства моих сверстников, которые живо интересуются техникой и, как правило, неплохо в ней разбираются. Описываемые события происходили лет пятнадцать назад, и в тот момент именно так все и было. Говоря это все, я вряд ли кривил душой. А японец, услышав мой ответ, улыбнулся и одновременно погрустнел. «А у нас есть большая проблема, - сказал он, - наша молодежь совершенно не интересуется автомобилями, и это очень плохо, с точки зрения перспектив всей нашей отрасли!» Он рассказал, что японские подростки практически поголовно предпочитают виртуальные вещи реальным, и повзрослев, они вряд ли станут мечтать о собственном автомобиле или мотоцикле. «Если мы не хотим потерять свой бизнес, с этим срочно надо что-то делать!» - добавил он.

Тогда мне его слова показались весьма странными, в своем окружении я не видел ничего подобного. Но это было тогда. Сейчас я все чаще и чаще вспоминаю тот осенний вечер, и понимаю, что мой собеседник был абсолютно прав. Просто в Японии эта проблема обозначилась существенно раньше, чем у нас. Но вот, по прошествии стольких лет, тенденция докатилась и до нас. Буквально на прошлой неделе я беседовал с одним молодым человеком — сыном моей дальней родственницы. Он вежливо поинтересовался моей работой, задал, тоже исключительно из вежливости, парочку вопросов о машинах а потом просто огорошил меня фразой: «А я не хочу покупать автомобиль!» Оказалось, что он собирается стать программистом, а программисту, по его мнению, машина не нужна. Ему вовсе не обязательно куда-то ездить — работать за компьютером можно и сидя дома. К тому же, это слишком сложно — надо учиться водить, получать права...

? Но ты же наверняка играешь в какие-то игры на компьютере, любишь автосимуляторы, - спросил я.
? Да, конечно, гонки на компьютере, это прикольно!
? Неужели тебе никогда не хотелось попробовать ездить по-настоящему?
? Нет, это надо уметь, а я не умею. К тому же, это опасно...

Опасно! Вы слышали, опасно! Вот о чем, о чем, как об опасности, в его годы я думал меньшего всего, когда гонял по поселковым улицам на собственноручно собранном из запчастей мотоцикле «Восход» без номеров и, естественно, без прав. Я очень хотел научиться и каждый раз долго уговаривал своего отца позволить мне выгнать машину из гаража и подогнать ее к дому. Папе, видимо, было лень самому идти за ней, и мне частенько выпадала такая радость. Я не упускал ни единой возможности лишний раз посидеть за рулем. Буквально изводил своими просьбами всех своих родственников и знакомых. В итоге, когда я пришел на курсы ДОСААФ получать первые в жизни права я уже уверенно ездил на машине по городу и твердо знал с какой стороны следует подходить к мотоциклу. Перебрать и промыть карбюратор или поменять свечи, было моим любимым занятием. Большой набор гаечных ключей занимал первое место в моем рейтинге подарков на день рождения. Но это было давно, а сейчас, похоже, все изменилось.

Японский синдром докатился и до нас. Реальная жизнь проигрывает виртуальной по всем статьям. Я убеждаюсь в этом все чаще и чаще. В начале лета мы с моим другом поехали кататься на мотоциклах и заехали в гости на дачу к нашему третьему приятелю. Он пил чай на террасе, а трое его сыновей лениво пинали мячик на площадке перед домой, регулярно прерывая это занятие просьбами разрешить включить компьютер. «Ну, пап, ну можно? Ну мы недолго!» - канючили они. Когда в ворота участка въехали два дядьки на мощных, сверкающих мотоциклах, они даже не повернули головы. И только самый младший из них спросил: «Дядь, а у тебя какой телефон? Сеть есть? Вайфаем поделишься?»

Меня бы, в свое время (простите меня за такую пенсионерскую формулировку), было бы просто не оторвать от приехавших мотоциклов. Я бы сидел около них на корточках, впитывая запах бензина и слушая, как пощелкивают остывающие моторы и вряд ли бы даже соблазнился идти в дом есть арбуз. Абсолютно такой же эффект вызвала бы любая невиданная мной ранее машина.

Теперь все иначе. Если людям моего поколения автомобили еще хоть как-то интересны, хотя бы потому, что это удобно, то тем, кто идет нам на смену, машина уже даже не кажется удобной. Скорее, наоборот. Для подрастающего поколения автомобиль стремительно превращается в обузу, которая требует дополнительного внимания, специальных навыков и лишней, с их точки зрения, ответственности. К тому же, как я уже отметил, по их разумению он небезопасен. Зачем им все это надо? Ради чего? Романтика в стиле «Джентельмены, заводите ваши моторы!» им уже не понятна.

Времена моторов прошли. Джентельменов за рулем, кажется, тоже. И все попытки возродить ее и «срочно что-то делать» проваливаются одна за другой. Японцы уже пытались. Вспомните хотя бы третий фильм из сиквела «Форсаж», снятый с самым непосредственным участием японских производителей. В нашем прокате картина называлась «Токийский дрифт», в японском Wild Speed 3. Вы наверняка его видели! Но попробуйте вспомнить его сюжет. О чем этот фильм? Да ни о чем! Единственная мысль, которая была в него заложена, это то, что быстрый автомобиль — это здорово, а гонять на нем, это круто. Чистая фантастика, с японской точки зрения. Жалкая попытка возродить стремительно умирающую автомобильную культуру страны восходящего солнца. Получилось? Конечно же нет. Критики оценили картину в среднем на четыре балла из десяти возможных, а зрители, похоже, еще ниже. Даже в самой автомобильной стране мира — Америке показатели третьего «Форсажа» оказались весьма средненькими. А в Японии картина и вовсе провалилась. Начавшийся процесс вспять уже не повернуть!

Именно поэтому я без особого оптимизма смотрю на перспективы как подобных попыток переломить ситуацию, так и на будущее всего автомобильного рынка в целом. Естественно, в теперешнем нашем его понимании. Зато я верю в развитие беспилотных технологий всего, что с ними связано. Спрос, как известно, определяет предложение. А людям теперь нужно именно это. Водить машину самому, это слишком сложно и слишком опасно. Моторы, трансмиссия, управляемость, время разгона до первой «сотни», лошадиные силы и ньютонметры — кому теперь все это надо? Никому. А значит другого пути у нас просто нет. Даешь беспилотный транспорт! Он, по крайней мере, не мешает тупить в Фейсбуке...

Вас заинтересует:

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 5 2 9